Если не предпринять срочных мер, население России через 50 лет сократится вдвое – примерно до 70 млн человек. Об этом говорил профессор Анатолий Антонов в рамках секции «Большая семья в современном обществе» XXV Международных Рождественских образовательных чтений.

Наука о семье, фамилистика, близка по своим ценностям к христианству. В то же время современные демографы расколоты на два лагеря. Одни исследуют семью нейтрально и бесстрастно, как бы с марсианской точки зрения. Для других, в том числе и для нас, семья – высочайшая ценность человеческой жизни, поэтому наши исследования нацелены на то, чтобы сделать семью более крепкой, успешной.

Вся история человечества – это история семейной экономики, ориентированной на обеспечение пропитанием, одеждой и благополучие членов семей. Но начиная с 1917 г. было очень много сделано для уничтожения семьи как таковой. Первые ленинские декреты направлены против семьи – отменили церковный брак; записи о рождении и смерти в церковно-приходских книгах заменили отметками в статистических бюро. Советская власть уничтожила институт домохозяек, устроив так называемое раскулачивание, когда гонениям подверглись труженики, которые, как рассказывала моя мама, имели одну-две коровы да лошадку.

Когда в 1991 г. произошла ельциновско-гайдаровская революция и все заговорили о переходе к рынку и строительству капитализма, то никто из новаторов не вспомнил, что настоящий частно-собственнический капитализм – это когда работающий отец семейства содержит на свою зарплату всю семью – жену и несколько детей. Для подлинного капитализма фундаментальный постулат – частная собственность как основа общественной и семейной жизни. Именно эта основа и была ликвидирована 100 лет назад, что в конечном счете обрушило и семью. Примерно тогда появились феминистские призывы ко всеобщей занятости женщин, к развитию «загадочной личности женщины»; рассуждения о том, что семья и дом – это (по Ленину) «тупая кухонная работа». Поэт Маяковский предупреждал пионеров: главный враг – не за пределами страны, а внутри семьи, поскольку родители могут исповедовать совсем другие, не пионерские взгляды. Для новой власти важно было воспитать советское поколение на совершенно новых идеологических принципах, вне христианских и семейных традиций, и не случайно борьба с семьей шла параллельно с уничтожением Церкви и христианства.

Выступление профессора Антонова на секции Рождественских чтений

Выступление профессора Антонова на секции Рождественских чтений

Мы исходим из того, что в мире изначально существуют три важнейших института: семьи, Церкви и государства. В то же время новые институты, создаваемые государством, эти функции постепенно перехватывают. Сегодня семья превращается в какую-то ночлежку, куда люди возвращаются после работы, выполняют санитарно-гигиенические функции, а утром разбегаются по разным местам. Многие ученые еще в начале XX века обратили внимание на эту особенность современной индустриальной жизни. Кроме того, представители феминистско-гендерной науки пытаются намеренно возбуждать агрессивность женщин против мужчин, мужчин против женщин, стараются столкнуть лбами старшие и младшие поколения, чтобы все члены семьи враждовали друг с другом.

Из семьи выдернут главный стержень, ее основа – четкое распределение семейных обязанностей. Традиционные семейные роли и обязанности не противостоят друг другу, не являются враждующими по отношению друг к другу, как сейчас очень многие пытаются представить.

Политизация частной семейной жизни сторонниками различных партий, построенных на антисемейной идеологии, становится обычным делом.

Большинство европейских парламентов принимают антидетные, антисемейные законы, идет пропаганда гомосексуализма, образа жизни childfree, то есть жизни, свободной от детей. Сторонники феминистско-гендерной теории даже придумали новое слово – childfree – в отличие от childlessness (англ. «бездетность»).

Сорок лет назад и представить было невозможно, что все это будет происходить в Европе, особенно в верующей Америке. В США едешь – через каждые 200 м – молитвенный дом, и если человек не ходит туда по воскресеньям, то ему и на работу трудно устроиться, и вообще он – неполноправный член общества. Хотя я ходил на эти молитвенные собрания, и, честно говоря, многие проповеди пасторов вызывают улыбку, потому что их главный смысл – собрать деньги на какие-то нужды.

Если вернуться к нашей стране, то в 1930-х гг. среднее число детей в советской семье составляло более четырех. Было много поистине многодетных семей (настоящая многодетность – это пять и более детей). Поэтому мужчины выходили на пенсию в 60 лет, а женщины – в 55 лет, на пять лет раньше. Сейчас возраст пенсионеров хотят увеличить, что рано или поздно произойдет – именно потому, что разрушение основ семьи привело к девальвации семейно-детных ценностей.

Сегодня две трети людей в нашей стране имеют только одного ребенка. Одна треть – двух детей, и лишь 7% населения – это семьи с тремя детьми и более.

В последние 20 лет власти говорят об увеличении рождаемости. Но для того чтобы население страны не уменьшалось, на одну женщину должно приходиться минимум 2,15 ребенка, а на эффективную семью с нормальной плодовитостью – 2,65 ребенка. Сейчас мы достигли показателя 1,8 ребенка на одну женщину – в том числе благодаря материнскому капиталу, введению семейных пособий, рассчитанных, правда, только на первые полтора года жизни ребенка. Я смотрел в бегающие, циничные глаза людей, которые настаивали на данном сроке. Эти деятели не могут ответить на вопрос, почему в 1,5 года пособия на детей надо отменять? Если вводить пособия – то до 14 лет, когда человек получает паспорт.

Сегодня мать фактически стала главой семьи, хотя отец по-прежнему – кормилец, добытчик. При этом очень важна дисциплинирующая роль отца. Очень многие не понимают, что если отец в семье есть и все про это знают, то как бы он ни был плох, это очень позитивный момент. Я согласен с протоиереем Димитрием Смирновым в том, что касается важности символики – образа отца. Повторяю: отец – это фигура дисциплинирующего начала в семье, с ее помощью происходит в том числе приобщение к социальной нормативности, которая закрепляется в процессе воспитания в сознании ребенка – в его базовых установках и ценностях. Роль матери, своего рода министра домашнего хозяйства, на плечах которой находится все здание семейного благополучия, также невероятно велика. Мы часто сводим ее роль к функциям няни, к заботам о ребенке, к бытовым обязанностям. На самом деле мать – это скульптор, который лепит своими руками душу ребенка. В советское время говорили о писателях как инженерах человеческих душ. Но настоящие творцы – это матери и отцы в своих семьях. Причем чаще всего родители не имеют никакого педагогического образования, да и не надо его иметь, достаточно любить друг друга и любить детей. И на этой любви тысячелетиями зиждется семья.

А все, что разъедает семейные отношения, ведет к разладу, разъединению – это, конечно, результат влияния той социально-экономической среды, которая правит миром. Я говорил о семейной экономике, ориентированной на производство того, что потребляется самой семьей. Но капиталистическая экономика с XVII века – весьма аморальна и направлена на умножение прибыли. Во многих современных экономических книгах говорится о том, что, мол, по отдельности люди могут обманывать друг друга, подличать, но в совокупности рыночные отношения каким-то удивительным образом приводят к добру, к благоденствию. Однако мы видим на примере Европейского союза, что такая экономика явно враждебна семье и антидетна.

В 2014–2016 гг. мы опросили 4 тыс. человек в 15 регионах Российской Федерации, в том числе 2 тыс. респондентов с помощью Фонда Андрея Первозванного. Полученные данные говорят о том, что, к сожалению, происходит медленное изменение массового сознания россиян, их отношения к детям. Если в 70-х гг. прошлого века дети были высочайшей ценностью, бездетность воспринималась резко отрицательно, если, по данным 1976 г., у людей была установка на рождение второго и даже третьего ребенка (рождение четвертого и пятого воспринималось уже как что-то сложное), то в 1999–2000 гг. произошло резкое снижение числа желающих иметь второго и третьего ребенка. Массовое сознание населения сегодня сфокусировано на однодетности. Медленно и постепенно начинает повышаться ценность бездетности.

В 2014–2016 гг. мы видим колоссальный всплеск сожительств без рождения детей. Цель сожительства – бездетная сексуальность. И подавляющее большинство молодежи практикует именно эту форму. Современная пропаганда планирования семьи – на самом деле идеологическая реклама бездетности. По данным переписи населения России 2010 г., 14% населения относят себя к сожителям (для сравнения: в Швеции, которая является «образцом» несемейности, сожителями являются 40% населения). Сейчас в Росси 32% детей рождаются вне брака. Россия – страна традиционно высокой разводимости, но этот показатель сейчас не растет – именно в связи с увеличением числа сожительств, нерегистрированных браков.

Все эти моменты предрекают нам очень плохое будущее. По прогнозам, в предстоящие 10 лет ровно наполовину сократится численность женщин основного репродуктивного возраста – 25–34 лет (сейчас в Швеции средний возраст матери при рождении первого ребенка составляет 32 года, у нас – 27 лет; а если рассматривать не только первые, но и повторные браки, то средний возраст матери при рождении первенца в России, как и в Швеции, составляет 32 года; для сравнения: в 1970-х гг. первого ребенка в нашей стране рожали в 22–23 года).

Из-за сокращения женщин репродуктивного возраста коэффициент рождаемости в ближайшие годы будет падать – до 1,5 ребенка на одну женщину (вместо сегодняшних 1,8). В начале 2000-х гг. этот показатель был самым низким и составлял 1,2 ребенка на одну женщину. По всей вероятности, если ничего не предпринимать, то мы опять приблизимся к этим цифрам.

Но что такое «полуторадетная» система для России? Это означает, что через каждые 50 лет численность населения страны будет сокращаться наполовину. Если сейчас нас около 147 млн, то через 50 лет россиян останется приблизительно 70 млн. И никуда от этого не денешься. Потому что основой общественной жизни является демографическая структура населения. Продолжительность жизни населения жестко связана с уровнем жизни, а этот показатель у нас постоянно снижается. Мужчины в России в среднем живут 65 лет (японцы – 80 лет), женщины – 76 лет (в Японии – 86). По показателям здоровья мы значительно уступаем Японии, скандинавским странам, США.

Поэтому главная наша задача – это не просто сохранение семьи, а сохранение семьи как здорового потенциала жизни, когда люди здоровы, сыты и обуты, а не сгорают как спички. Это не мещанский идеал, это нормальный человеческий идеал – прожить как можно дольше, по научным изысканиям – до 100 лет (то есть 30 лет мы не доживаем). Давайте жить до 100 лет здоровыми, сытыми, обутыми, счастливыми, образованными, верующими, а не умирать в 40–50 лет. Чем не национальная идея?

Мы предлагаем укреплять роль матери в семье – платить профессиональную зарплату женщинам, которые занимаются домашним хозяйством и воспитанием подрастающего поколения. Нельзя содержать трех–четырех детей в комнате 15–18 м. Поэтому мы предлагаем давать на обзаведение семьей дом. Соответствующая жилищная политика будет хорошим подспорьем семейной ценностной политике. При этом необходимо, чтобы на одном–двух каналах телевидения постоянно транслировали бы просемейные передачи. Важно, чтобы все, связанное с антисемейностью, вызывало бы порицание.

Сегодня для молодых студенческих семей не делается практически ничего, даже нет общежитий. А ведь рожают детей в основном до 27–30 лет. Поэтому надо создавать условия, чтобы до 30 лет люди могли обзаводиться семьей и рожать детей – три, а лучше четыре ребенка.
Помимо всего прочего, семья учит ограничивать свое эго, это совершенно уникальный, гениальнейший институт. Не будет семьи – не будет и человечества. Сейчас мы идем именно к этому.

Анатолий Антонов

Справка: Анатолий Иванович Антонов, профессор, доктор философских наук, заведующий кафедрой социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова

Комментарии закрыты