Вспоминаю, как мы, советские школьники, весело смеялись над простодушной средневековой картинкой в учебнике географии. Некий странник, добравшись до края земли, просунул голову сквозь небесную твердь и с любопытством заглядывает за ее пределы.

Много тысячелетий пытливое человечество вглядывается в эту таинственную бездну, однако ее наглядный образ в нашем сознании чем дальше, тем все менее отчетлив.
Но может ли жизнь человеческая считаться полноценной, если в ней не отражается художественный образ окружающего мира? Сегодня человечество стоит на пороге духовной катастрофы, когда сама человеческая личность того и гляди превратится в некий «оцифрованный код». Ради каких же «священных принципов» жизни мы жертвуем сегодня самой Жизнью?!

Внутренний голос обреченно повторяет: прогресс остановить нельзя. Да останавливать ничего и не надо, но думать-то пока никто не запретил. Что же произошло с нашим сознанием на путях того самого «прогресса»?

Под воинственный клич юных пионеров «хочу все знать!» мы в прах развеяли наше образное восприятие таких основополагающих категорий бытия, как Пространство и Время. Пространство растворилось в непостижимой бесконечности, то есть фактически выпало из нашего образного восприятия. А Время лишилось нравственного смысла, ибо сегодня мы бесцельно скользим из туманно-безначального прошлого в некое будущее, образ которого в нашем сознании просто отсутствует.

А в умах наших далеких предков эти представления были иными. Сакрально-замкнутое пространство возводимых храмов организовывалось, как иконный образ всего мироздания. Время же было его живым дыханием в мистическом ритме совершающихся богослужений. Подобная модель куда ближе к Истине, чем, например, научно-популярные шоу современных планетариев. Кроме того, категории Пространство и Время имели образно-нравственные ориентиры. Путь вверх ведет к Богу, вниз – в преисподнюю. На Востоке – рай, на Западе – край света, за который свет «западает» и т.д. У Времени было начало и несомненно будет конец. Только в этой своей предначертанности Время обретает смысл. Оно отпущено людям для осуществления конкретной цели, для воплощения на Земле Замысла Творца. Все это делает Время мистически драгоценным, духовно мобилизующим, напоминающим людям об ответственности их пребывания в этом мире.

Царская семья выходит из Феодоровского государева собора, 1914 г.

Царская семья выходит из Феодоровского государева собора, 1914 г.

В недрах Православной Церкви таятся сокровища, которые мы сегодня недооцениваем. Нет, это не золоченая утварь – это древние основы ее духовной культуры. Сегодня эти сокровища не только не устарели, они обрели особую актуальность и ждут своих делателей. Причем для этого не нужно ничего «распиливать» и «откатывать», не нужны квадратные километры сусального золота – нужна только любовь к красоте смыслов, к их разумной простоте, к пленительной беседе между верующими единомышленниками, влюбленными в древнюю православную культуру.

Сегодня Церкви не надо ничего обновлять и осовременивать, не надо ни с кем заигрывать, надо только самим полюбить глубину вот этого умного художества, ту самую «соль земли», которая не должна «терять силу». Эта «сила» не в обновлении, а в сохранении и оживлении духовно исторического опыта.

А то ведь, что греха таить, нам иногда кажется, что в миру весело, а в Церкви скучно, и мы призываем людей отказаться от мирского веселья и образумиться в скучной Церкви. Но это же ханжество. До тех пор, пока в Церкви не проснется живое, по-настоящему увлекательное творчество, так и будем «уговаривать» и играть в «миссионерство». Надо, чтобы нам самим в Церкви стало намного интереснее, чем в миру, а этот «интерес» дремлет пока в глубинах церковной культуры. Не в украшательстве, не в безвкусице дорогостоящего рукоделия, а в постижении литургических смыслов, выраженных средствами культуры.

Но возможно ли сегодня такое? Подобный опыт в нашей не столь отдаленной истории известен. В середине ХIХ века в жизни России наблюдается явный упадок церковной культуры. Работа в храмах становится отхожим промыслом полуобразованных богомазов, провинциальных кустарей, безработных певчих. Русская интеллигенция была захвачена антиклерикальными настроениями. Этот период завершился освящением в 1883 г. Храма Христа Спасителя в Москве, который строили 50 лет. Возможно, известная разочарованность в художественных достоинствах этого грандиозного сооружения дала толчок творческой интеллигенции России взяться, наконец, за святое дело и выполнить свой долг перед Богом и Отечеством. Первый шаг сделал Виктор Михайлович Васнецов. В конце 80-х – начале 90-х гг. XIX века он создает монументальный ансамбль стенной живописи во вновь построенном Владимирском соборе в Киеве.

Алексей Артемьев

Алексей Артемьев

Наступает ХХ век – царствование государя Николая Александровича. На фоне раздирающих русское общество социальных противоречий в русской культуре начинается уникальный период – возрождение церковно-культурного творчества, так называемый новорусский стиль. Назовем лишь основные имена активных творцов, участвовавших в этом, столь трагически прерванном мистическом явлении. Прежде всего, строители храмов, зодчие: А.В.Щусев, В.А. Покровский, Ф.О. Шехтель, С.С. Кричинский, И.Е. Бондаренко, Ф.Ф. Горностаев. Композиторы: П.Г. Чесноков, А.Д. Кастальский, Д.Т. Гречанинов, С.В. Рахманинов, Синодальный хор мальчиков с его триумфальным шествием по Европе в 1910-е гг. под управлением Н.М. Данилина. Художники: уже упомянутый В.М. Васнецов, М.В. Нестеров, М.А. Врубель, граф В.А. Комаровский и уже оказавшиеся в эмиграции Д.С. Стеллецкий, Л.Д.Успенский, инок Григорий (Круг). В той же эмиграции всемирную славу обрел Хор донских казаков Сергея Жарова.

Бесценный вклад в изучение и возрождение восточно-христианской культуры внесли научно-исследовательские труды целой плеяды ученых и мыслителей того времени, таких как Н.П. Кондаков и его ученик Андрэ Грабар, отец Павел Флоренский, отец Сергий Булгаков, князь Е.Н. Трубецкой, граф А.В. Олсуфьев и многие другие.

100 лет назад это плодотворное движение было резко прервано известными событиями Первой мировой войны и революции. 30 лет назад период гонений на Русскую Церковь закончился.

Так что же мешает нам продолжить прерванный путь? Не надо ждать, что кто-то сверху даст команду или явится некий гений. Православная культура соборная, вот и пора собираться и разбираться. Сначала «двое или трое во Имя Мое». Надо ловить оторванные концы, пока они живы, и, как на фронте, под снарядами тянуть, тянуть связь.

Современный мир угрожающе враждебен всему этому, но «соль земли» не должна терять силу!

Алексей Артемьев

Справка
Алексей Валерьевич Артемьев, художник-монументалист, иконописец, историк культуры, член Искусствоведческой комиссии при Патриархе Московском и всея Руси Кирилле

Комментарии закрыты