В январе сербы радостно празднуют не только общий для всех православных христиан великий праздник Рождества Христова, но и благоговейно чтят память первосвятителя своей славянской земли – святого Саввы Сербского. По традиции у них торжества общегосударственного значения проходят 27 января, тогда же славит святителя и Сербская Церковь. (Русская Православная Церковь память святителя Саввы отмечает 25 января.)

Празднование Рождества Христова у сербов имеет очень древние корни. Если на Руси неизменной спутницей праздника является рождественская елка – сравнительно поздняя гостья, пришедшая к нам из Германии, то у сербов – бадняк, рождественское полено, старинный южнославянский атрибут (у православных народов). Оно – непременно дубовое. Бадняк сжигают в сочельник вечером (знаменитое Бадње вече; сочельник же по-сербски – Бадњи дан, то есть «день бадняков»). Обычай сей восходит еще к дохристианским временам. Как известно, все арийские народы поклонялись когда-то солнцу (после того как их предки забыли Бога Истинного), олицетворением коего в мире флоры был дуб. Потому-то сербы и сейчас норовят оставить на дубовых веточках (по городам такие букетики, украшенные пучком соломы – «из Вифлеемских яслей», – вытеснили традиционное рождественское полено) засохшие золотые листья. По преданию, дым от сжигаемых дубовых поленьев прогонял злых духов, подобно тому как яркие солнечные лучи рассеивают мрак.

Святитель Савва Сербский

Святитель Савва Сербский

Естественно, сейчас эта древняя родовая черта белых народов – лишь один из элементов великого праздника рождения Сына Божия – Спасителя мира, пред Чьим величием наивными и смешными кажутся прежние языческие обряды наших предков, полностью переосмысленные современной сербской традицией в духе христианства. Однако даже в самом сербском слове Божић, Божич (так будет по-сербски Рождество) отражено это по-детски конкретное представление о Богомладенце, «маленьком Боге», передаваемое в сербском языке с помощью уменьшительного суффикса -ић. Божич приходит в мир на смену старому бадняку, олицетворявшему уходящий год. Преображенное светом Христова учения, обновляется ветхое естество наше, знаменуя торжество нового, евангельского духа над прежней плотью.

Насельник русской обители

Величайший святой братской Сербской земли родился в 1169 г. В миру его звали Растко. Он был третьим, самым младшим и любимым сыном могущественного сербского правителя – великого жупана Стефана Немани. Отец прочил в наследники именно его. Уже в 15-летнем возрасте Растко Неманич получил в управление территорию нынешней Герцеговины. Интересно, что само название косвенно связано с именем святителя. В старину край сей именовался Захумьем («Захолмьем»). Но в середине XIV века местный правитель принял на себя титул «герцога святого Саввы» в память о правлении юного Растко (впоследствии святителя Саввы). С этого времени область и стала называться Герцеговиной.

С юных лет желая служить лишь Богу, Растко тяготился решением отца сделать его своим наследником, равно как и пышной придворной жизнью вообще. Но, будучи послушным сыном, исполнял все, что велел ему суровый Неманя, и лишь молился Пречистой Деве, прося Ее предстательства пред Господом. Мольба его была услышана. Однажды пришел во дворец сербского правителя русский инок со Святой Горы Афонской. Юный Растко слушал его рассказы о жизни в земном уделе Царицы Небесной и воспламенялся душой. Когда же он открыл страннику свое давнее желание, монах сказал ему: «Да, ты должен оставить славу мира сего и сделаться смиренным иноком. И вот 17-летний Растко тайно покидает вместе с ним родительский дом и уходит на Афон.
Велика была скорбь родителей. Без устали всюду искали царственного юношу их верные слуги. Наконец кто-то открыл им, что он находится в Русском Афонском монастыре святого Пантелеимона. Явившись в обитель, сербские воеводы хотели увезти юношу силой. Но Пречистая Владычица не позволила похитить Своего избранника. Растко уговорил посланцев помолиться вместе с братией за всенощным бдением. Непривычные к долгим ночным молениям, воеводы уснули на церковных сидениях. В это время и совершился торжественный постриг юноши в иноческий чин. При пострижении ему было дано имя Савва – в честь преподобного Саввы Освященного. Когда посланцы Стефана Немани пробудились, им не оставалось ничего иного, как воротиться в Сербию, неся безутешным родителям богатую одежду сына, которую тот променял на монашеское облачение, и прядь его золотых волос (по преданию, все Неманичи были златокудрыми и синеокими), что были острижены в знак отречения от мира.

Наставник собственного отца

Из русского монастыря инок Савва со временем перешел в греческий монастырь Ватопед, однако никогда не порывал духовной связи с братией Свято-Пантелеимоновой обители (то был один из прообразов будущего единства двух наших народов).

Родители ревностного молодого монаха (слава о нем и его подвигах вскоре прошла по всей Святой Горе) сначала горевали, но потом рассудили, что их дитя избрало путь совершенства, ведущий в райские обители. Неманя посылал на Афон богатые дары, которые Савва никогда не отвергал, однако все раздавал бедным обителям и нуждающимся инокам. Под влиянием сына и его писем-наставлений они и сами стали задумываться об оставлении суетного мира, что и совершили в 1196 г. Неманя оставил престол среднему сыну Стефану. Вместе с супругой Анной облеклись они в простые иноческие одежды и были наречены именами Симеона и Анастасии (мощам преподобной Анастасии русские паломники могут поклониться в сербском монастыре Студенице).

Незадолго до смерти монах Симеон прибыл на Афон к неописуемой радости своего любимого сына Саввы. Вместе обновили они старую, разрушенную морскими разбойниками обитель. Так на Святой Горе появилась сербская Лавра – знаменитый Хиландар, где в 1199 г. упокоился с миром святой инок Симеон.

Устроитель земли Сербской

Савва вначале глубоко скорбел. Но не поддался унынию и лишь усилил монашеский подвиг, одновременно моля Господа открыть ему, в каком состоянии находится душа его почившего родителя. По воле Божией преподобный Симеон явился ему в великой небесной славе, в венце, сияющем ярче солнца. Душа Саввы возликовала. Он словно обновился и стал еще ревностнее трудиться во славу Божию.

В тот год он основал на Афоне знаменитую Карейскую келию, для коей написал Типикон (по мнению ученых, сей памятник, хранящийся ныне в ризнице Хиландарского монастыря, является единственным из сочинений святителя, дошедшим до нас в виде протографа, а не в поздних списках). Известны также его труды по устроению монашеской жизни в Хиландаре.

Когда в Сербии поднялись нестроения и Вукан, старший сын Немани, восстал против своего державного брата Стефана, Савва прибыл на родину с мироточивыми мощами преподобного Симеона и примирил враждующих братьев. У мощей отца Вукан смирился и изъявил покорность Стефану. После этого, получив в удел Зету (современная Черногория), он до конца жизни оставался верным вассалом великого жупана.

Снизойдя к просьбе Стефана, Савва остался в Сербии игуменом Студеницкой обители. Великим светом благочестия просветилась чрез него Сербская земля. Много чудес совершил он на родине. Однажды исцелил расслабленного, лежавшего на одре болезни в полном изнеможении. В другой раз покарал неблагодарного болгарского князя Стреза, восставшего на приютившего его великого жупана Стефана.

Несмотря на всеобщую любовь и признание, сам святитель, как и в пору ранней юности, всей душой стремился в тихие Афонские обители. Почему и воротился в конце концов в святогорский Хиландарский монастырь.

В Сербии же, в его отсутствие, вновь поднялись смуты, умело разжигаемые извне. Тогда влияние Рима на Восток было очень велико. В самом Константинополе (после злосчастного четвертого крестового похода) пребывал латинский патриарх. Находясь во враждебном окружении, великий жупан Стефан поддался слабости и решил сблизиться с Западом. Он женился на внучке венецианского дожа Дандоло и готов был уже изъявить покорность папе, прося у него королевского венца. Обрадованный римский папа Гонорий III послал Стефану в 1217 г. королевскую корону и свое «благословение».

С грустью взирал на это инок Савва. И думал, как уберечь родного брата и весь народ сербский от впадения в латинскую ересь. Случилось ему однажды отправиться к царю греческому по нуждам Хиландарской обители; византийским императором был тогда Феодор Ласкарис, и пребывал он уже не в Царьграде, захваченном латинянами, а в Никее (в Малой Азии).

Создатель независимой Сербской Церкви

С великой честью приняли царь и патриарх знаменитого архимандрита Савву и стали уговаривать его принять сан святительский. Смиренный угодник Божий долго отказывался, но затем, видя к этому волю Божию, уступил их просьбам. Перед отшествием в страну свою он попросил императора и патриарха, чтобы впредь архиепископы сербские могли быть избираемы в своем отечестве Собором сербских епископов. Просьба его была исполнена в 1219 г.

По пути в Сербию святитель Савва посетил дорогой его сердцу Афон. Горько было ему расставаться с сим дивным местом божественного безмолвия. Но Сама Божия Матерь явилась ему в небесной славе и повелела отправляться в дорогу, благословив на новые великие труды для пользы отечества.

А в Сербии уже ожидал его с нетерпением брат Стефан, больной, кающийся в малодушных уступках своих властолюбию папы. Никто из слуг и придворных не чаял исцеления государя от тяжкого недуга. Но прибытие и благословение святого Саввы, обратившегося с горячей мольбой к Господу о своем державном брате, возвратило последнему силы и здравие.

Савва и Стефан, глава Церкви и правитель сербский, вместе призвали в монастырь Жича, где отныне должен был быть престол сербских архиепископов, всех правителей и вельмож, епископов и игуменов Сербской земли. В соборной церкви святитель Савва торжественно облек Стефана в царскую багряницу и, возложив на главу его королевский венец, провозгласил его милостию Божией самодержавным Королем Сербским (Первовенчанным). Сим действием он прилюдно уничтожил папское «благословение», присланное Стефану вместе с королевской короной, которое не было признано народом сербским. Все радовались, и вся Сербия торжествовала это событие.
Отстаивая независимость Сербского государства и Церкви, Савва столкнулся с властными притязаниями короля венгерского и архиепископа Охридского. Король, ополчившийся было на Стефана, был чудесным образом успокоен Саввой. И даже принял православие. С архиепископом Димитрием Хоматианом все было гораздо сложнее.

Гордый и самолюбивый архиепископ Охридский не мог примириться с возникшей по благословению Византийского Патриарха независимой Славянской Церковью. Признавая формально прежние иноческие заслуги Саввы, он бросил в лицо Святителю обвинение, которое много веков спустя будут повторять все экуменисты и ненавистники национальной церковной жизни: «Тебя поработила любовь к отечеству».

Однако святитель Савва был тверд в своем решении довести дело церковного устроения до конца. Заменив трех епископов-иноплеменников тремя сербами, своими учениками, он посрамил затем и самого Хоматиана, от которого за его гордость и лукавство отвернулся даже Патриарх Царьградский, пребывавший в Никее, но сохранявший духовную власть над епархиями балканскими. Так были заложены основы сербской державной и культурной традиции, важной составляющей которой стало органическое двуединство веры и крови, национального и духовного.

Последние годы земной жизни и кончина святителя

Cлава о сербском святителе Савве прошла по всем Балканам, дошла и до Руси. Сам же он в ту пору стремился душой туда, где жил и страдал Спаситель. Отправившись в Иерусалим, Савва поклонился святым местам, посетил палестинские обители. На обратном пути он вновь побывал на любимой Святой Горе. Вернувшись же в Сербию, застал страну в смутах и мятежах. Новый сербский король Радослав, сын почившего Стефана, лишился престола и вынужден был бежать (позднее он искал покровительства святителя Саввы и, по убеждению своего святого дяди, решился вступить в монастырь). Архиепископ Савва умирил Сербскую землю и венчал на царство короля Владислава – второго сына Стефана Первовенчанного.

Приближался конец земной жизни святителя Саввы; он избрал себе преемника, а сам опять отправился на Восток. В это свое второе путешествие святитель снова посетил Иерусалим, оттуда Александрию, Египетские пустыни, освященные подвигами стольких святых мужей, Синайскую гору, Антиохию и монастырь преподобного Симеона Дивногорца.

На родину святитель Савва возвращался через православную Болгарию. Здесь, в Тырнове, он был радушно принят царем Иоанном Асенем, а накануне праздника Богоявления святил крещенскую воду в кафедральном храме Сорока мучеников и служил вместе с Патриархом Болгарским. Здесь же Святитель почувствовал и приближение своей кончины. 12 января 1236 г. он причастился Святых Христовых Таин и в полночь мирно почил о Господе.

Посмертные чудеса, молитвенное заступничество и печаль о родной земле

Царь болгарский с великой честью похоронил тело святителя в церкви Сорока мучеников. Впоследствии прах его был перенесен в Сербию архиепископом Сербским Арсением и королем Владиславом. Ко всеобщему ликованию, при открытии гроба тело Саввы обрели нетленным, а после унесения мощей случилось чудо в утешение православным болгарам: место погребения святителя сохранило чудотворную силу исцеления больных и расслабленных. С чувством глубокой радости и утешения встретила Сербия нетленные мощи святого Саввы, которые были торжественно перенесены в монастырь Милешева, только что построенный королем Владиславом.

Святитель Савва при жизни усердно служил своему народу. Но и по праведной кончине своей продолжал оставаться небесным заступником родной земли.

Когда Сербия подпала под власть лютых и безбожных турок, последние всеми силами пытались убить в сербском народе его православную веру, заставить забыть исконное славянское имя. Какое-то количество предателей из числа еретиков-богумилов действительно перешло в ислам, однако такое происходило главным образом в Боснии. В остальных сербских землях подобного отступничества не наблюдалось. Вскоре турки дознались, что причина сербской стойкости в вере кроется в глубоком почитании народом памяти святого Саввы, к чьим чудотворным мощам тайно приходили даже многие мусульмане. Тогда, по приказу самого султана, злодей Синан-паша в 1595 г. повелел доставить мощи святителя в Белград, где они были сожжены на месте, называемом Врачар*.

Илья Михайлович Числов

Илья Михайлович Числов

Однако своим преступлением турки добились лишь обратного. Синан-паша вскоре позорно утонул во время переправы через реку, спасаясь от христиан. Пепел от сожженных нечестивыми агарянами мощей Святителя, развеянный над его родной Сербией, возжег пламя священной ненависти к иноземным захватчикам в каждом сербском сердце. Сербы не отступили от истинной веры, завещанной им святителем Саввой, и впоследствии избавились от чужеродного гнета.

Святой Савва Сербский был издавна почитаем на Руси. В Архангельском соборе в Кремле на одной из фресок можно увидеть его изображение. Чтят святителя и в сегодняшней России.

Одна из новых икон святого Саввы Сербского пребывала в храме Рождества Пресвятой Богородицы, что в Старом Симонове (в настоящее время находится в храме святого благоверного великого князя Александра Невского в Кожухове). В 1990-е гг. там часто бывали посланцы братского славянского народа с православных Балкан. Во время одного из таких визитов священник Валерий Мешков поведал сербам о чудесном событии, свидетелями которого были многие прихожане. В тот день, 11 апреля 1994 г., когда бомбардировщики НАТО впервые обрушили свой смертоносный груз на Сербскую землю (это было еще до агрессии 1999 г., в период войны в Боснии), по иконе святого Саввы скатилась слеза. Об этом чуде в Сербии впоследствии писали не только православные и патриотические, но и массовые издания. В 1997 г. большой материал был опубликован в журнале «Погледи».

И сегодня, в начале третьего тысячелетия христианской эры, святитель Савва остается ревностным молитвенником и ходатаем пред Господом за род свой славянский.

Святителю отче наш Савво, моли Бога о нас!

Илья Числов, председатель Общества Русско-Сербской дружбы

* Слово «врач» в сербском языке, помимо значений «лекарь» и «знахарь», значит еще «чародей», «колдун». По-видимому, «нечистое место» было выбрано турками неслучайно. Однако подобно тому, как крестные муки Спасителя обратили позорное орудие казни в величайший христианский символ, место сие, освященное посмертными страданиями величайшего сербского святого, также стало подножием великой святыни – самого большого православного храма в мире, воздвигнутого в сербской столице в честь святого Саввы.

Комментарии закрыты