Пасха – время чудес. Сама Пасха – главное чудо, свершившееся в истории человечества. О новомучениках, убитых и совоскреснувших со Христом и совоскрешающих вместе с собой из рода в род своих потомков и жизнь в современной России, а также о пасхальном духе, которым проникнуто все бытие Церкви Христовой, говорит духовник Донского монастыря иеросхимонах Валентин (Гуревич).

Господь сказал:

«Кто Меня любит, тот Мне последует». И «там, где Я, там слуга Мой будет».

Поэтому

«отвергнись себя, возьми крест свой и следуй за Мною».

Вот, собственно, путь к воскресению и Пасхе каждой души, в этом, в частности, ее богоподобие. Уподобление Господу, сказавшему в час Своего Вознесения «Аз есмь с вами во все дни до скончания века», проявляется в том, что и по смерти праведники подобно Господу оказывают помощь верным в тесных обстоятельствах.

Надо сказать, что для современного «постхристианского» менталитета характерно сомнение в подлинности чудес, в которые издавна верит церковный народ. И это при легковерности по отношению к чудесам экстрасенсов и колдунов. Влияние этого менталитета испытывают и многие современные члены Церкви, особенно интеллигенция. Но чудесные события, связанные с явлением усопших, происходят и в наши дни, показуя Истину Воскресения, которой приобщены христиане, как в этой жизни, когда воскресает душа, освобождаясь из-под гнета греховного в таинстве покаяния, так и в загробной, когда живая о Господе душа является и после смерти тела.

Иеросхимонах Валентин Гуревич

Иеросхимонах Валентин Гуревич

Я могу засвидетельствовать, например, два подобных случая. Это было несколько лет назад, когда были обретены мощи Патриарха Тихона. И действительно, происходили чудеса, особенно в первое время, после прославления и обретения. Люди исцелялись от болезней. Причем чаще всего от онкологии – он как бы «специализировался» на этих заболеваниях. Я дежурил возле мощей, приходили люди и благодарили за себя и за своих близких.

Был такой случай: подходит интеллигентная женщина, похоже, учительница. Говорит мне: «Мы с мужем и не собирались в ваш монастырь, ехали мимо, но решили заглянуть в вашу книжную лавку, и там я увидела изображение старца, который явился мне во сне и сказал, что он меня исцелит, а я серьезно больна, состою на учете в онкологическом диспансере. Нам объяснили там, что нужно пойти в Большой собор и взять масло от мощей святителя Тихона».

Другая женщина пришла и спросила: «Правда ли, что здесь находятся мощи Патриарха Тихона?» Я говорю: да, вот эти мощи. Она была потрясена и объяснила мне, что ей и одновременно двум ее сестрам во сне явилась их покойная мама и сказала, чтобы они, все трое, сходили в Донской монастырь. Что сейчас прославили Патриарха Тихона, и там его мощи. Дескать, поклонитесь и помолитесь у мощей, чтобы вам помириться. Дело в том, что, как она сказала, «мы уже давно пребываем в ссоре и не общаемся. Раньше мы жили вместе вблизи Донского монастыря, а теперь живем в разных местах города. И поскольку я осталась на прежней квартире, недалеко от монастыря, то они командировали меня, я пришла и выяснила, что действительно здесь находятся мощи Патриарха Тихона. Теперь мы все вместе приедем и помолимся».

Отец Валентин (Гуревич) Донской монастырь

Отец Валентин (Гуревич) Донской монастырь

Крещение Руси при князе Владимире не сопровождалось таким обилием пострадавших за Христа мучеников, как это происходило при обращении других народов. Но и в отечественной истории были свои страстотерпцы, например Борис и Глеб. Они были сродниками Александру Невскому и оказали ему скорую помощь в битве на Неве.

Сегодня у нас тоже война. Но не только и не столько это обычная война с применением оружия на поле брани, когда идет речь о столкновении с внешним врагом либо о междоусобице. Хотя и это имеет место. Врагу рода человеческого удалось на протяжении 70-летнего богоборчества и постсоветской вседозволенности преуспеть в борьбе за сердца многих наших соотечественников, во всех слоях общества, и завладеть либо частью их «сердечной территории», либо, у некоторых, сердце полностью оказалось в руках демонов.

В результате социальная ситуация сегодня кажется безвыходной; беспрецедентное нравственное падение, вездесущая коррупция, «неправда черная» в судах, непобедимая наркоторговля, демографический кризис представляются непреодолимыми. Создается полнейшая убежденность, что все человеческие усилия по преодолению этих бед напрасны.

Но отчаиваться не следует. По сравнению с временами Александра Невского мы теперь имеем небывалые по числу сонмы новомучеников и исповедников Российских, готовых прийти на помощь своим сродникам.

И пока это очень мало кому известно, но уже имеют место случаи, когда в безвыходных ситуациях, связанных с перечисленными мрачными явлениями, была оказана помощь свыше. Причем в тех случаях, когда в беду попадали именно сродники новомучеников, обнаруживших при этом свое явное, поразительное вмешательство; происходят вещи, подобные, например, явлению Митрополита Филарета своему сроднику, описанному в публикации на сайте Донского монастыря (www.donskoi.org/15384).

Торжество добра не ограничивается только этими попавшими в беду людьми, но оздоровляется общественная ситуация в их ближайшем окружении. Происходят изменения, способные повлиять на общую картину в регионе, в стране – это уже не только чаяние, но осуществление Русской Пасхи. И мы можем не только по плоти, но и духовно усыновляться и сродняться с новомучениками и исповедниками Церкви Русской, когда молимся им, почитаем их.

И подвиг Бориса и Глеба, и вообще всякий раз, когда человек предпочитает смерть ради того, чтобы не отречься от Христа и Его заповедей, кажется большинству людей безумием, не имеющим никакого реального основания и пользы. Известны, например, слова одного политика о том, что ему непонятна позиция Бориса и Глеба: «лежали и ждали, когда их убьют». Но именно в этих случаях присутствует реальность слов Христа: «Кто сбережет душу свою, тот потеряет ее. А отдавший душу свою ради Меня и Евангелия, сохранит ее». Как мы видим, Борис и Глеб, умерев телесно, оказались живее всех живых и реально помогли своему сроднику в тяжелейшей ситуации численного превосходства противника.

А наши известные протоиереи – прямые потомки новомучеников и исповедников Российских, прославленных и непрославленных, – Валериан Кречетов, Димитрий Смирнов, Владимир Воробьев, Сергий Правдолюбов, Александр Ильяшенко и др. разве случайно ведут успешные сражения за оздоровление жизни в стране с превосходящими силами противника?

Таким образом, мученический подвиг не только имеет прямой духовный смысл и духовную пользу, доставляя подвижнику собственно осуществление смысла жизни, достижение главной ее цели – Царства Небесного. Примеры реального участия и помощи, которую оказывают члены Церкви Торжествующей в тесных обстоятельствах земной жизни своим сродникам и соотечественникам, своему земному отечеству, всему миру и человечеству, служат веским аргументом в защиту того, что не напрасным бывает предпочесть смерть и муки ради Христа и Евангельских заповедей, которые суть записанная совесть.

Недавно, выступая в Донском клубе, историк Феликс Разумовский размышлял о русской смуте ХХ в. и ее особенностях: «По мере того как эта смута разрастается, очень быстро разрушаются все элементы или, как сегодня говорят, институты русской жизни. Разрушается деревня, разрушается русское офицерство, русское образованное сословие – все. Это все буквально через несколько месяцев вообще исчезнет безвозвратно.

Ну вот где русское земство? До сих пор его нет. У нас же до сих пор нет самоуправления. Вообще. Потому что нет людей. Так-то можно принять любой закон, любое решение – нет людей… А все это было. Все это разрушается и исчезает.

И только Церковь – она не только выживет в этих условиях, она буквально расцветет тысячами замечательных жизней мучеников и исповедников. Вообще, это – единственное у нас сегодня, единственный национальный капитал. Вот те мученики и исповедники, которые пошли за Христом до конца и сохранили Церковь и тем самым вообще сохранили какое-то представление о России в том числе. И на самом деле у нас сегодня больше практически ничего нет. А вот недавно, 8 февраля, в День памяти новомучеников, я специально вечером посмотрел: ну хоть бы один несчастный телевизионный канал, хоть бы один… Вот. Никто вообще, никто ни слова не сказал. Ну как?! Это же наш пантеон. Это, собственно, все, что мы сделали в ХХ в.: эти люди, их подвиг, их святость.

А мы в значительной степени тоже находимся сегодня в этом состоянии смуты. Понимаете, у нас же, если вы посмотрите на то, что происходит, почти ничего не получается. Ну ничего не получается, мы ничего не можем сделать. Вроде бы даже и надо что-то делать особенно в нынешних обстоятельствах. В стране полно денег, полно ресурсов, полно образованных людей, всего полно, но мы ничего не можем делать. Это – странная ситуация. Это – смута. Вот такая недееспособность – она посещает Русский мир в смутное время.

Мы даже в церковном нашем обиходе не придаем особого значения новомученикам. Не говоря уже о национальном обиходе, в котором никаких новомучеников вообще не существует. Во всяком случае, в том учебнике – вот такой общий учебник по истории, который готовится, – там слова «новомученики» нет. Вообще.

Вот и Александр Исаевич Солженицын говорил, что мы проиграли ХХ в. Вот у него такое мнение было. Нация потеряла столько людей, столько сил, столько энергии, вообще она столько потеряла! Она потеряла практически национальную культуру. В то время как другие вроде бы там что-то делали. С этим ведь нельзя согласиться. Потому что… в том числе вот за этот ХХ в., у нас был Патриарх Тихон». И возглавляемые им сонмы новомучеников и исповедников Российских. Именно они – знамя и залог Русской Пасхи! А от нас зависит, возьмем ли мы это знамя в свои руки.

Комментарии закрыты