Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы. Возмите иго Мое на себе, и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим (Мф. 11:28–29),

– говорит Господь. Как обрести этот покой душам? – отвечает преподаватель Священного Писания Нового Завета Московской духовной академии и Центра дополнительного образования МДА, настоятель храма иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в Марьиной Роще протоиерей Георгий Климов.

Это текст зачала, которое читается на Всенощных бдениях памяти преподобных. Открывается он словами Господа:

Вся Мне предана суть Отцем Моим и никтоже знает Сына, токмо Отец: ни Отца кто знает, токмо Сын и емуже аще волит Сын открыти (Мф. 11:27).

Что это значит: никто не знает Сына, кроме Отца, и Отца не знает никто, кроме Сына и кому Сын хочет открыть? Это таинство Троицы Единосущной.

Видевый Мене виде Отца (Ин. 14:9),

– говорит Господь в прощальной беседе с учениками.
Но нам как вступить в это единство, чтобы Христос захотел открыть нам Бога? Молился же Господь в Гефсимании:

Да ecи едино будут: якоже Ты, Отче, во Мне, и Аз в Тебе, да и тии в Нас едино будут. (Ин. 17:21)

Как нам обрести это искомое как, которое, по слову современного афонита архимандрита Василия (Гондикакиса), игумена Иверского святогорского монастыря, драгоценнее самого единства, поскольку являет образ бытия Святой Троицы?

Читаем Евангелие

Читаем Евангелие

Откровение человеку Бога и есть спасение. Если человек познает Бога, значит, соединяется с Ним. В святоотеческом объяснении, истолковывающем Писание, слово «познание» означает вовсе не знание умом, а знание естеством:

всем сердцем, всею душею, всем разумением (Мф. 22:37).

Надо возлюбить Христа. То есть соединиться с Ним. Конечно, идеал воплощения в своей жизни Христа соделовали именно преподобные, монахи, посвятившие этому всю свою жизнь; и они разнятся, как звезда от звезды в славе (см.: 1 Кор. 15:41). Но ко спасению призваны все мы, христиане.

Святогорцы говорят, что вся наша тревожность, помыслы, страхи – оттого что мы постоянно думаем о себе. Я сделал то, я того не сделал и т.д. – этому очень способствует наш суматошный рабочий ритм. Наше «я» в центре всей нашей жизни, как будто не мы живем, а оно живет и мучает нас. «А ты измени тему! – сказал как-то старец Иеремия, наместник афонского Пантелеимонова монастыря послушнику, замотанному помыслами. – Думай теперь только о Христе!» «А как?» – поинтересовался тот. «А вот так: если молишься – молись Христу, если читаешь – читай о Христе, если не можешь молиться или читать – говори о Христе, если никого рядом нет – пой о Христе. Просто все свое время займи Христом. И ты когда-нибудь научишься не думать ни о чем, кроме Христа».

Лучше всего помогает в таком делании постоянное, насколько это возможно, чтение Евангелия. Один из подвижников благочестия ХХ века сказал, что в самых лучших книгах мира, в художественной литературе истина шепчет и ползет, а в Евангелии она поет и летит.

Старец Иеремия, наместник Пантелеимонова монастыря на Афоне, читает Евангелие

Старец Иеремия, наместник Пантелеимонова монастыря на Афоне, читает Евангелие

Евангелие можно читать и стоя, и сидя (чтобы не искушал вас сатана тем, что если невозможно стоять, то и не надо читать Евангелие). Святитель Феофан Затворник говорит, что самое главное при чтении Евангелия – внимание. Если ты сохраняешь внимание, даже делая это сидя, – читай. Евангелие можно слушать в записях, даже занимаясь каким-то рукоделием.

Вера от слышания (Рим. 10:17),

– говорит апостол Павел. За богослужением мы Евангелие тоже слушаем.

Если я читаю Евангелие, желая спастись, то есть соединиться с Богом, Господь Сам начинает открываться мне. Здесь в действие вступает благодать. Бог открывает нам Себя в Таинствах церковных – прежде всего, в Евхаристии мы непосредственно соединяемся с Ним. Но и чтение Евангелия – это тоже своего рода таинство общения со Христом, когда нам Бог Слово открывает глаголы Жизни Вечной. Евангелие – это вовсе не простой текст. По плодам, которые мы обнаруживаем при чтении в своей душе: по умиротворению, покою, прощению, радости, любви, – мы опознаем это таинственное действие совершившейся беседы со Христом.

Ею нельзя насытиться. Евангелие нельзя исчерпать. Чем больше читаешь, тем больше тебе открывается. Преподобный Серафим Саровский говорил, что наш ум должен плавать в словах Евангелия. Сам он прочитывал за неделю все Четвероевангелие. Жил им, от того и пребывал постоянно в этой Пасхальной радости: Радость моя, Христос Воскресе! Так и Иоанн Богослов, написавший Четвертое Евангелие, дополнившее предыдущие три, к концу жизни, как говорит Предание, не говорил уже длинных речей, а только:

Чадца, да любите друг друга!

Чтение Евангелия сопровождается главной работой человека в этом мире – работой по очищению своего сердца через исполнение заповедей. Человек доверяется Богу и слушает Его. Но не того «бога», что гнездится, как любят говорить, «у меня в душе». Господь Свое учение открыл и доверил Церкви, а значит, доверие Богу – это доверие Церкви, ее Соборному учению.

Никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым (2 Петр. 1:20–21).

Так же и апостол Павел говорит, что духовное может понять только духовный (см.: 1 Кор. 2:14). Разве нам, грешным, постичь всю ту глубину и смысл, что вкладывали в текст боговдохновенные апостолы, писавшие в соавторстве с Духом Святым?

Протоиерей Георгий Климов

Протоиерей Георгий Климов

Однако любой дар Христов, по словам преподобного Симеона Нового Богослова, подается не за добродетели и не за труды, ради них понесенные, а за рождающееся от них смирение. Понимать Евангелие в свою меру – это тоже дар, ниспосылаемый за смирение. Даже само чтение можно обратить к стяжанию этого дароусвоительного свойства: читать, как говорил, преподобный Паисий Cвятогорец, не для того, чтобы понять, а для того, чтобы смириться.

Святые уже прошли путем смирения и соединились со Христом. Они на практике знают, что и как требуется от нас. Вот как советует читать Евангелие, например, святитель Феофан Затворник. Прочитав отрывок, нужно заставить себя вспомнить – о чем ты читал. Это дисциплинирует и сосредотачивает внимание человека на прочитанном. После этого святитель советует поразмышлять: что для меня лично может значить этот отрывок? Как в моем сердце отзывается? Такое упражнение, как ничто другое, способствует развитию духа истинной молитвы, когда человек уже не только внимать, но и своими словами может общаться со Христом.

Однако недостаточно просто порассуждать «от ветра главы своея», важно найти толкование на прочитанный отрывок у признанных святых экзегетов: Иоанна Златоуста, Феофилакта Болгарского, Ефрема Сирина, Феодорита Кирского и других, сравнив их объяснения со своими, чтобы перепроверить свои мысли с церковной традицией. Такая практика постепенно развивает в человеке способность мыслить в русле Священного Предания Церкви.

Чтение Евангелия – это всежизненное соработничество Христу. Открывается нам именно то, к чему мы через свой личный духовный опыт хотя бы самую малость причастны. Иначе – евангельский текст будет закрыт от нас:

Ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем, и да не обратятся, чтобы Я исцелил их (Мф. 13:15).

Духовный орган, где происходит встреча и собеседование со Христом, есть сердце человека.

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5:8).

Подготовила Ольга Орлова

Комментарии закрыты