Вся русская культура – литература, музыка, живопись, архитектура – вырастает из Православной Церкви и ведет к ней. О высших ценностях культуры, о воспитании подрастающего поколения в условиях агрессивной массовой культуры рассуждает протоиерей Валериан (Кречетов).

– Отец Валериан, есть мнение, что в основе любой культуры, в том числе духовно-нравственной, сокращенно ДНК, лежит религиозно-нравственная культура.

– Культура действительно исходит от Творца, хотя создают ее люди. Творец дал заповеди, повелел человеку возделывать рай, то есть трудиться, совершенствоваться. А духовно-нравственная культура происходит от понятия дух. Нервная система – это как рояль, инструмент, а играет на нем живое. Если душа выходит из тела – ничего не работает. На самом деле дух, душа действительно все одухотворяют.

– Душа видит окружающий мир или это исключительная способность органов зрения?

– Есть духовное зрение. Но когда человек оплотнен, душа теряет зрение. Видеть – это проникать в сущность того, что ты видишь, а не просто наблюдать некие формы. Почему, собственно, и сказано: «очи имут, и не узрят; уши имут, и не услышат» (Пс. 134:17). Мы иногда спрашиваем: ты что, не видишь? Это значит, глазами человек видит, а душой – нет. Душа может быть слепой и глухой.

– Получается, самые культурные люди были в раю, до грехопадения?

– Конечно. Они все видели и слышали. Поэтому и сказал святитель Николай (Велимирович): «Первые люди немного знали, но все понимали. Потом стали знать больше, понимать меньше, далее – могут почти все знать, но ничего не понимать».

Недавно в наш храм пришли на экскурсию 26 шестиклассников. Я им показал церковь, поговорил, и дети потом написали сочинения. Когда мне их передали, я зачитался, настолько трогательно они написали.

Протоиерей Валериан Кречетов читает сочинения детей

Протоиерей Валериан Кречетов читает сочинения детей

Один ребенок, например, пишет: «Я вспомнил свое детство, когда мы с мамой раз в неделю рано утром ходили в этот храм. Когда я вошел туда спустя пять лет, я обомлел. С того времени он ни капельки не изменился… После того как мы вышли, я хотел бежать к маме, обнять, поцеловать ее и не делать никакой домашней работы, просто вернуться туда с мамой и помолиться».

Или другое сочинение: «Беседа с батюшкой заставила меня задуматься над жизнью, что я делаю правильно и что нет. Некоторые изречения мне особенно понравились, запомнились: «Живи днем так, чтобы ночью мог спокойно спать»; «проживи молодость так, чтобы в старости ты не сожалел за свои грехи». Я бы посоветовала каждому сходить в этот храм и самому почувствовать свою душу, глубже задуматься над собой».

Или вот: «В храме очень хорошая акустика, впечатление, что душа улетела на другую планету… Жизнь – это как космос либо как река. Космос никогда не исчезнет, как и душа никуда не денется».

«У хранителя церкви 35 внуков. Он очень рад этому. Этот человек показал мне: живи правильной жизнью. Душа начала понимать цель жизни, начала открывать чудо нашей жизни… Это были самые познавательные два часа, это рай».

«Я уже давно не ходила в храм, но после этого дня мне захотелось исповедоваться».

«Больше всего меня тронула теплая атмосфера в храме. Когда входишь в этот храм, создается такое ощущение, что ты не беззащитен, не одинок, тебя хранит Господь».

«Я не очень открытый человек, могу хранить все в себе. Но почему-то после этого похода мне захотелось кому-нибудь открыться, вылить все, что хранила в себе».

А один написал: «Я некрещеный, но обязательно крещусь в этом храме». Вот какая удивительная реакция. Это чувство благодати. Они почувствовали благодать.

Я как-то участвовал в Рождественских образовательных чтениях, слушал выступление одного мальчика из 4-го класса. Ребенок говорил 15 минут без шпаргалки, не запинаясь, цитаты лепил, рассказывал об исследовании по Оптинским старцам. Просто невозможно так говорить! Там представитель духовной академии со шпаргалкой выступал, а ребенок, который учится в школе, делает такой доклад! Явно, что дар Божий, но нашлась такая душа, которая этот дар восприняла. Господь всем дает дары. А воспринимается и используется это по-разному. Все ходят в школу, преподают всем одинаково, а результаты разнятся. Притча евангельская о талантах (см.: Мф. 25:14–23), когда один пускает талант в оборот, а другой закапывает в землю, – не отвлеченный рассказ, она в жизни – на каждом шагу.

– А почему в похожей притче в Евангелии от Луки (19:11–28) граждане ненавидят своего господина?

– Ненавидят те, которым он ничего не дал, оттого что они не хотели это использовать. Это как раз те, кто не хочет учиться, не хочет работать.

Многие сегодня спрашивают: что будет? Очень трудно сказать, что будет. Как преподобный Серафим говорил про Илью Пророка: «Илия – какого орлиного взгляда был, а ни одного не увидел верного, кроме себя, считал, что остался один, и его души ищут. А Господь ему ответил: «Я оставил между Израильтянами семь тысяч мужей, всех сих колени не преклонялись пред Ваалом» (3 Царств. 19:18)».

А у нас сколько верных будет? Беда в том, что у большинства наших детей нет выбора, им не с чем сравнивать. Они воспринимают то, что им дают, а другого просто не знают. Помню, я когда-то венчал народного артиста СССР, солиста Большого театра Александра Филипповича Ведерникова, и потом уже у него запел псалмы. И он, человек музыкально эрудированный, говорит: «Надо же, я даже не представлял, что существует такой пласт музыкальный». Это не говоря уже о богослужебных песнопениях, таких как «Се, Жених грядет в полунощи». На Афоне не знаешь, на небе ты или на земле: даже свечи не горят, только лампады, такая тишина, такой мир необычайный…

Протоиерей Валериан у храма в селе Акулово с детьми

Протоиерей Валериан у храма в селе Акулово с детьми

Многие наши выдающиеся певцы, включая Шаляпина, выросли на церковном пении, пели на клиросе. Все вырастает из церкви и ведет к ней.

– Да и литературы в России долгое время не было – были только монастырские летописи, жития святых, словесность…

– А потом, когда все развернулось в золотом XIX веке, многие поэты, писатели пересказывали в своих произведениях Библию, Евангелие. Как A.С. Пушкин в стихотворении «Пророк»:
Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился,
И шестикрылый Серафим
На перепутье мне явился…

– Получается, что Русь еще жива – если дети в сложном подростковом возрасте обладают таким духовным зрением… А о чем вы с ними говорили?

– Конечно, я говорил с ними как священник, а благодать священства действует. И потом, разговор состоялся в храме, который произвел на них впечатление. Я рассказывал, в каких условиях мы росли во время войны, в оккупации, в послевоенные годы, как мы жили, смотрели на хлеб как на что-то недосягаемое. Если бы люди стали жить хотя бы близко к законам Божиим, то не понадобилось бы столько бюрократии, правоохранительных органов. Помню, как мы уходили – дверь закрывали на щеколду, палку вставляли – значит, никого нет. А сейчас боимся: украдут, ограбят.

– По-настоящему культурный человек – это просто православный христианин?

– Так и есть: правила высшего тона – это правила православного христианина (не касаясь некоторых элементов внешнего этикета – вилок, ложек, тарелок). Об этом говорила моя теща Елена Владимировна Апушкина, которая окончила историко-философский факультет МГУ. Помню, как я, воспитанный в православной семье, попал в артистическую среду родственников маминой сестры: вошел, но не садился, стоял, потом поцеловал руку старушке (а я привык в церкви целовать руку священнику). Все восхитились: какой ребенок, какое воспитание! Это было советское время, а воспитание у меня было просто церковное. Помню, как мамочка моя говорила не о внешней культуре, а о внутренней. Внутренняя культура – это чувство, когда понимаешь, что и как сказать и как поступить.

– А чтобы такую внутреннюю культуру постичь, надо быть рядом с тем человеком, который ею обладает.

– Вот это и проблема. Потребность нашего времени – святость, примеры живой святости. Человек сотворен по образу Божию и подобию. Что-то нам дается как дар, чувство любви, допустим, в браке. Но если человек не развивает его, оно оскудевает. Подобие – это потребность уподобляться. Если у человека отнять истинный первообраз, чему нужно уподобляться, он начинает искать – кому подражать.

Сегодня всякие примеры приводят детям, а настоящих примеров не так много. Вспоминаю рассказ одной бабушки, которую внучка спрашивала: «Бабушка, слушаться хорошо?» – «Хорошо». – «А вот это хорошо?» – «Хорошо». И замолчала. «А вот капризничать – плохо!» – «Бабушка, я спрашивала, что хорошо, а не что плохо». Вот такая простая вещь – ребенок захотел узнать, что хорошо, что нужно.

Помните, Маяковский писал: «Крошка-сын к отцу пришел, и спросила кроха: что такое хорошо и что такое плохо?» Маяковский неслучайно поднял эту тему, непростой был человек, талантливый, убили его потом.

– Некоторые считают, что определенную роль в его смерти сыграло стихотворение «Император» – о поездке к месту захоронения святых царственных мучеников – Николая II и его семьи – с председателем Свердловского исполкома. Написал он стихотворение в 1928 г., а застрелился – в 1930-м…

– Застрелили его. Есть свидетельства, что сам человек так не может застрелиться. Конечно, когда человек удаляется от Бога, он начинает мертветь.

Сербский святитель Иустин (Попович) размышляет: «Здание европейской культуры, построенное без Христа, должно разрушиться очень быстро, пасть. Это проникновенно предвидел Достоевский за сто лет до нашего времени, а также и печальный Гоголь более века тому назад… Ведь на наших глазах сбываются эти предсказания славянских пророков. Десять столетий строится европейская вавилонская башня, и вот пришла наша участь – лицезреть эту жуткую картину: мы видим, как построен огромный ноль. Наступило общее замешательство: один человек не понимает другого, душа не разумеет душу, один народ утратил здравое отношение к другому. Восстал человек на человека, царство на царство, народ на народ и даже континент на континент» (Собрание творений преподобного Иустина (Поповича). Толкование на Евангелие от Матфея. С. 508.).

Беседа отца Валериана с детьми

Беседа отца Валериана с детьми

– У нас, в России, разве не та же культура без Христа?

– Ну мы же не на другой планете живем. С кем поведешься, от того и наберешься. Тем более что они лезут, навязывают эту культуру. Воспитание, знаете, в чем заключается? То, что пытаются воспитывать, накладывается на то, что есть. Как хорошо сказал отец Димитрий Смирнов, воспитание – это процентов 10, а 90 – свое. Это личный выбор. Когда что-то преподается, если есть какая-та база у того, кто учится, то воспитание умножает знания. Если там ноль, воспитание бесполезно. Но если там протест, воспитание увеличивает глубину отрицания. Мы все от одного Адама. И все наши страсти – во всех народах одинаковые. Везде есть и апостолы, и иуды, понимаете?

– Но все наши СМИ охотно рассказывают о недостатках Запада. И тут же показывают программы, которые отупляют, развращают население.

– Однажды одного из руководителей телевидения спросили: зачем вы это показываете? «А вы, – говорит, – не смотрите». Но, простите, если вам будут присылать только отравленные продукты, чем вы будете питаться? Хорошо тем, кто питается своими, а остальные? А у некоторых ни своих продуктов, ни воли просто нет. Вот у нас решили построить храм. Знаете, какую землю нам отвели? Помойную канаву – для строительства храма. Больше не нашлось места. Говорят, собак негде выгуливать.

– У нас не только храмы не нужны, у нас бизнес не нужен, национальная банковская система не нужна, вообще умные люди не нужны.

– Опять же, это откуда все идет – от нас, что ли?

– А у нас-то руководители есть свои?

– Свои – не знаю. Говорили – есть, но свои ли это? Если они получают благословение где-то за границей, какие они свои?

– Но есть хоть кто-то свой?

– Есть. Президент сейчас, слава Богу. Но, вы знаете, у нас царь был свой, но все предали его. А откуда все шло? Оттуда шло.

– Но все происходящее касается президента – то, что храмы на помойках, то, что бизнес закрыт. Получается, виноват президент.

– У нас берут выше: виноват во всем Бог. Все ропщут на Бога. Что ж Бог устроил такое?

– Да нет, это мы сами все устраиваем.

– Совершенно верно. В том-то и дело, это же известная притча: «Надоела война, что ж Бог попускает войну?» А им говорят: «А зачем вы деретесь-то?» Ведь это от каждого из нас зависит, а мы все ищем виноватых – всех, кроме себя. Мы в свое время не были ни пионерами, ни комсомольцами по религиозным убеждениям. Нас было немного, но ведь вся страна развернулась. Да, на войне как на войне. Так об этом в Евангелии все сказано: «Внидите узкими враты: яко пространная врата и широкий путь вводяй в пагубу, и мнози суть входящии им: что узкая врата, и тесный путь вводяй в живот, и мало их есть, иже обретают его» (Мф. 17:13–14).

К философу Владимиру Соловьеву как-то обратилась одна девушка: «Я отрываюсь от массы». А он ответил: «Милая моя, истина никогда не была с большинством». У нас сейчас женщины переоделись в брюки – по принципу «теперь все так ходят».

– Это еще одна современная «культурно-эстетическая» ценность…

– Обезьянщина это, эмансипация, которая возникла в Средневековье.

– Греческая Православная Церковь к этому лояльно относится.

– Да. Вот та самая Европа.

– Ценности современной культуры формируют не храмы, а СМИ, интернет, блогеры, пропагандирующие и эмансипацию, и легкую жизнь, и свободную любовь. В западных университетах существует целое направление – liberal arts communications – подготовка гуманитариев широкого профиля со знаниями психологии и коммуникаций.

– Все эти технологии – лишь продолжение того, что уже существует. Что такое интернет? Это подача информации при помощи глобальной сети. В сущности, когда стало широко распространяться массовое книгопечатание, Оптинские старцы относились к этому сдержанно. Они говорили, что больше будет печататься плохого. А здесь мгновенно рассылаются миллионы текстов и изображений. И больше распространяется плохого. Информация – это то же слово. А слово – это семя. По Евангелию, кто сеет слово Божие – пшеницу, а кто сеет плевелы. Но плевел больше.

– Но именно в Оптиной пустыни появилась школа русского перевода святоотеческой литературы. То есть они при сдержанном отношении к массовому книгопечатанию что-то делали, чтобы «сеять пшеницу».

– Делали, конечно. И это нужно. Например, опубликовать в интернете вот эти рассуждения школьников. Чингиз Айтматов писал: наш желудок умнее мозгов. Когда в желудок попадает какая-то вредная вещь, отрава, человека тошнит или его проносит, простите, он выбрасывает этот яд из себя. А ум, к несчастью, принимает эту гадость и держит. Почему святые отцы учили выбрасывать, отбрасывать мысли? Эта параллель очень наглядная. Нужно выкинуть плохое, сразу выплюнуть или же пропустить, чтобы забыть.

– Но дети не могут отвязаться от интернета, у них очень быстро формируется зависимость.

– Это от них не хотят отвязываться. Это же бесы, нечистая сила. Мы говорим: «мысль пришла». Мысль приходит. Или «человек не в духе» – состояние определенное: беспокойство, раздражение, тяжесть на душе. «В духе» человек чувствует облегчение, какое-то успокоение. Когда был ажиотаж вокруг инопланетян, лекции на эту тему читали, вокруг было смущение, беспокойство, тревога. Но это, по святым отцам, свидетельствует о присутствии нечистой силы. Мы ее не видим, но чувствуем.

– И что делать с детьми, которые не могут оторваться от интернета?

– Объяснять им все. Дети понимают.

– Если начнешь объяснять в момент, когда ребенок за компьютером – случится истерика.

– Совершенно верно. В этот момент их держит нечистая сила, надо выбрать время, когда они способны слышать. Сказать: вокруг нас много чего есть, например, растут ягоды – земляника, малина – они сладкие, полезные. А есть волчьи ягоды, ядовитые. Лучше послушать доброго совета не травиться ими. Можно, конечно, отравиться и понять, что этого не нужно было делать, но лучше послушаться сразу. Вначале многое выглядит интересно, забавно. Вот сигарета – такая интересная, дымит. Сначала баловство, а дальше оно начинает тянуть тебя, возникает привычка. А это отрава – никотин, яд, от которого развиваются рак горла, рак легких, закупорка сосудов… Но тут уже ничего не сделаешь. Ему говорят, а он наперекор. Гордыня проявляется: кто меня учит, делает замечания?

Как один батюшка спросил школьников: «А что вас смущает в церкви?» Ответ был очень простой: слишком много запретов. Он говорит: «Хорошо, вот написано «стой, убьет». Это запрет? Запрет. Но чтобы ты остался жив».

– Разговаривая со своими детьми, вы, наверное, молились о них?

– И молюсь все время.

– А как быть в средней светской семье, где молитвенников нет вообще?

– Все равно нужно молиться. Вот и некоторые дети, которые сейчас писали сочинения, в церковь не ходят совсем. Среди них некрещеные были, один написал: «я крещусь». Дело в том, что Господь каждому мысль какую-то посылает, подсказывает – как быть. Иногда вся наша жизнь бывает неустроенной, потому что мы когда-то не прислушались к голосу Ангела Хранителя, к голосу Божию. Я всегда вспоминаю пример моего отца, которому понравилась девушка, и он спросил о ней батюшку. А тот ответил: «Выкинь ее из головы, она хорошая девушка, кристальной души человек, но тебе она не пара». Она через три года умерла. Если бы он не спросил тогда, поступил бы по своему усмотрению – овдовел бы, может быть, не стал бы священником.

А некоторые лишали себя тех, кто их любил, которым они нравились, – искали себе по своим фантазиям, по всяким мечтам. И случались трагедии, рушились семьи.

– Отец Валериан, а какие ценности сегодня могут объединить наш народ, представителей разных национальностей, вероисповеданий?

– Есть все-таки понятия добра и зла, любви и злобы. Юпитер, ты сердишься – значит, ты виноват, – сказано еще в Древней Греции. Понятие аффекта – раздражения, ярости, когда человек уже неадекватен, не способен себя контролировать, – есть в юриспруденции. Но это не сразу бывает, человек сам доводит себя – сначала обстоятельства какие-то складываются – один раз, другой, а потом уже формируется привычка.

Есть ценности свободы личности, которые касаются проявления добрых чувств. Однако понятие современной свободы – это право на неравенство. Один изнасиловал девушку, а его оправдали. Он говорит: «Я мусульманин – как могу столько времени обходиться без женщины?» И потом, есть женщины, которые выбирают себе такую жизнь, а тут ты обесчестил, надругался над человеком, над свободой чувств, растоптал все это. Один свободен, другой несвободен. Свобода – как хлеб. Говорят, когда у одного много, у другого ничего нет. Свободны дети – несвободны родители. Свободен муж – несвободна жена. Свободна жена – несвободен муж.

Необходимо, чтобы ценности оставались ценностями, а не извращенным их выражением. У нас, например, сегодня появилась свобода выбирать себе пол.

– Свобода эта тихо прокралась в наше законодательство, в наши университеты, в МГИМО теперь пишут дипломные работы о смене пола.

– Так же прокралось курение, наркотики. Наша прихожанка недавно принесла газету, в которой рассказывается о том, что наркотики дают интересное такое состояние. В общем, предлагалось попробовать. Сериалы смотрят – тоже состояние. А что дальше? Личность развивается? Деградирует. А самое главное – человек тратит время. Поэтому Лермонтов еще написал:

Печально я гляжу на наше поколенье,
Его грядущее иль пусто, иль темно,
Меж тем под бременем познанья и сомненья
В бездействии состарится оно.

Ну, насмотрелся сериалов, напился и помер. Но душа никуда не денется, она будет отвечать. Если говорить о вере в будущую жизнь, так это Данте Алигьери сказал: «Из всех видов человеческого скотства самое глупое, самое подлое и самое вредное – верить, что после этой жизни не будет другой». Все великие ученые веровали. Если ты ищешь Истину, так ты молись. Такие примеры есть в истории: людям, которые молились, Господь давал свидетельства о Себе.

Вот дети пишут: «Батюшка говорил интересные вещи, в тупик ставил нас». Космос там один упоминает. Пустот (темной материи) во Вселенной больше, чем галактик и скоплений. И что это значит – «ничего»? А может, наоборот? Я был еще студентом, когда мы шутили друг над другом: «дырка в пустоте». Вот планеты движутся, а может, они просто ходят по определенным каналам, которые им отведены. Земля считается спутником Солнца (гелиоцентрическая система мира Коперника и Галилея). Но светила – Солнце и Луна – были сотворены после Земли, на четвертый день Творения. Не так все просто.

– По вашему мнению, мы когда-нибудь вернемся к геоцентрической системе мира?

– Нет. По теории относительности Эйнштейна, наше восприятия обманчиво: возможно и то и другое. У нас, между прочим, нет области знания, науки, которая бы объединяла все науки. Общей научной картины мира нет.

– Философ Алексей Лосев писал о высшем синтезе науки, философии, религии, искусства…

– Но общей науки нет. А ведь все взаимосвязано между собой. Физика пытается как-то описать эти взаимосвязи, в том числе через атомы, но все равно мир как единое целое остается тайной. Недавно опубликовали письмо Эйнштейна дочери, в котором он говорит о том, что понял: скорость света – это любовь. Что любовь – это вообще сущность всего бытия, всего мира.

Сейчас это слово оплевали, превратили в страсть, обладание чем-то, что нравится. А в основе всего лежит жертвенная любовь. Это же вечные истины: когда в семье лад, не нужен клад. Вся семья вместе – душа на месте. С милой рай и в шалаше. Это что значит? Главное – отношения внутренние, а внешние обстоятельства – в подчиненном положении.

До революции нравственность в России была высокой. Но нашлись те, кто устроил революцию, предал царя. Но это уже пути Промысла Божия, ничего не сделаешь.

«Знай же, что в последние дни наступят времена тяжкие. Люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщенны, более сластолюбивы, нежели боголюбивы» (2 Тим. 3:1–5). Слова апостола Павла исполняются. Если раньше были Содом и Гоморра – два города, то теперь существуют целые страны содомские. На войне как на войне. Будет конец света, никаких сомнений нет.

Но во все времена драгоценные вещи остаются драгоценными. Бриллианты и золото на дорожках не валяются, поэтому ценятся всегда. Так же как и нравственность, никуда от этого не денешься – и благородство, и сострадание… Вот и дети написали о том, что их больше всего потрясло в храме: Христос на Кресте. А Распятие – это ведь свидетельство жертвенной любви.

Записала Ольга Каменева

Комментарии закрыты