Двадцать лет назад, в марте 1997 г., архимандрит Кирилл (Павлов) благословил выпуск журнала «Покров» и до своей болезни батюшка руководил работой над выпуском издания. Множество других церковных дел, которые пришлось начинать мне и вести, также вдохновил отец Кирилл. Значение, которое эти начинания со временем обрели, можно объяснить только силой благословения и молитвы духовника всея Руси Кирилла (Павлова). О своем духовнике вспоминает игумен Киприан (Ященко).

Батюшка Кирилл в моей жизни

20 февраля 2017 г. скончался мой духовник, архимандрит Кирилл (Павлов). Два дня мы прощались, молились, погребали со множеством народа в Троице-Сергиевой Лавре духовника всея Руси архимандрита Кирилла. Тяжести духовной не было. Когда засыпали могилку, все, не сговариваясь, запели Пасхальный канон. Присутствующих объяла тихая, чуть скорбная радость, что батюшка телом своим и душой все-таки прорвался в Лавру – как он и хотел. Теперь можно ежедневно и многократно без всяких препятствий от человеков быть возле батюшки, общаться с ним с надеждой быть услышанным.

Если оглядываться назад, то можно сказать, что батюшка Кирилл был для меня истинным духовным отцом, крепким и очень деликатным духовным вождем. Старец определил всю мою жизнь. Неожиданно для меня благословил заниматься наукой и защищать диссертацию, потом – оставить труды в Академии наук и потрудиться на благо Церкви как церковному чиновнику. Благословил помочь в создании системы духовного образования в России – воскресных школ, гимназий, в подготовке педагогов; создать православное педагогическое общество и быть его председателем. Благословил создать Международные Рождественские образовательные чтения и быть их генеральным директором более пяти лет. В эти чудные годы хватало сил по 20 часов в сутки трудиться и молиться. По благословению отца Кирилла уже более 20 лет я преподаю в Московской духовной академии. По его слову 20 лет трудился в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете как декан педагогического факультета, заведующий кафедрой. По благословению батюшки возник детский проект кинофестиваля «Лучезарный Ангел» под девизом «Доброе кино возвращается». С легкой руки отца Кирилла получалось все: открывались все двери, даже президентские, патриаршие, епископские. Удалось объездить всю Россию, более полусотни раз быть у Гроба Господня на Святой земле, ежегодно приезжать на Афон.

Редакция журнала у отца Кирилла Павлова

Редакция журнала у отца Кирилла Павлова

Два раза батюшка удивил меня особенно – когда благословил оставить мир и принять монашество, а затем – когда дал основное монашеское послушание – не сидеть в келье, а сделать все, что в моих силах, дабы передать русским детям православную традицию. Это для меня до сих пор главное батюшкино послушание. Он говорил, что детям легче, чем взрослым, стать искренне православными верующими. И если передать им традицию, у нас в стране довольно скоро будет православный народ, православное правительство, православное житие – такое, что никто в мире нас не одолеет. Все будут бояться и уважать Россию.

Все будет хорошо

Помню, как я передал старцу просьбу о благословении на постриг моей болящей жены. Батюшка, как всегда, очень внимательно выслушал и сказал: «Что ж, это дело хорошее. Только вам нужно принять монашество одновременно обоим». Для меня это было большой неожиданностью: в то время все мои мысли были о том, как помочь близкому человеку, а сам подвизаться монашеским подвигом я никогда не предполагал. Но возражать не решился, поскольку батюшка сказал твердо и очень доброжелательно, при этом уверенно добавив: «Все будет хорошо». Опасная болезнь жены времени на раздумье не оставляла. Во исполнение благословения мы подали прошения Святейшему Патриарху Алексию II и через неделю приняли постриг.

Старец Кирилл и игумен Киприан

Старец Кирилл и игумен Киприан

У новопостриженной опухоль головного мозга, которую отказались оперировать все известные специалисты, через несколько дней сама вытекла через нос, и прикованная ранее к постели монахиня встала. Прошло уже более 17 лет. Теперь уже схимонахиня Параскева сделала более полусотни Господских и Богородичных плащаниц, расшитых драгоценными камнями, и по благословению отца Кирилла продолжает принимать людей для утешительных бесед. А я стал монахом Свято-Троицкой Сергиевой Лавры.

Доброе кино: массовое и кассовое

Я всегда дивился тому, как батюшка во мне и множестве других людей мог увидеть и отечески определить наиболее важные черты, удобное направление спасения человека. И с сожалением вспоминаю случаи моего непослушания батюшке. Иногда мне предлагали высокие церковные должности, на что батюшка кротко говорил: можешь попробовать, но тебе это неполезно. После такого его «благословения» ни одна попытка «попробовать» ни одного доброго плода не принесла.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Архимандрит Кирилл (Павлов)

В то же время благословленные им Рождественские чтения ежегодно собирают десятки тысяч подвижников в Государственном Кремлевском дворце. Как ни пытались проводить их пореже, покороче – Чтения вот уже 25 лет являются главным народным собором нашей страны.

В свое время «великие» кинематографисты доказывали нам, что массовое и кассовое кино не может быть нравственным и духовным. А кинофестиваль «Лучезарный Ангел» по батюшкиному благословению уже почти 15 лет собирает и предлагает зрителям и кассовое, и массовое кино со всего мира. Удивляет, что по уставу Московской духовной академии нельзя было готовить и священников, и мирян в одном месте, но батюшка благословил, и, несмотря на множество препятствий, полное отсутствие финансов, на Высших Богословских курсах академии почти за 20 лет богословское образование уже получили около 15 тыс. светских специалистов. По его благословению удалось сделать многое по введению Основ православной и духовно-нравственной культуры в наше образование – вопреки всем законам и чиновникам.

Разговор со Святейшим

При создании Православного Свято-Тихоновского богословского института (ныне – университета) приходилось преодолевать массу проблем. Его долгое время не признавали церковные власти. О деятельности института ходило много слухов, в которых людям со стороны отделить правду от клеветы, наверно, действительно было сложно. Тогда наш ректор отец Владимир Воробьев попросил организовать ему встречу с отцом Кириллом, который один мог разрешить ставшие одолевать его сомнения. По благословению отца Кирилла я присутствовал на этой встрече. Старец несколько часов очень внимательно слушал рассказ отца Владимира о создании и развитии института, задавал вопросы, и когда эта беседа закончилась, благословил продолжать дело. Отец Кирилл сам переговорил со Святейшим Патриархом Алексием II, и вскоре после этой беседы отношение к вузу поменялось. Отец Кирилл буквально спас институт, по его молитвам и по его ходатайству работать стало легко и просто.

Архимандрит Кирилл (Павлов) в Лавре

Архимандрит Кирилл (Павлов) в Лавре

Как я стал редактором

Однажды, 20 лет назад, я был на одной образовательной выставке, и меня поразила газета «1 сентября», в дополнение к которой еженедельно выходило несколько десятков специализированных приложений. Ко мне подошел некий представительный человек, который оказался генеральным директором издательского дома. Мы разговорились. Он внимательно выслушал мою искреннюю похвалу и на удивление с большим энтузиазмом отнесся к критике. Я ему сказал, что у него не хватает одного приложения. Он не мог мне поверить, но на всякий случай уточнил: «Какого?» «Что делают школьник и учитель в воскресный день?» – спросил я. «Отдыхают». – «На самом деле Господь заповедал человеку отдать седьмой день Богу. И надо еще знать, как это сделать». Так возникла идея издания приложения «Воскресная школа». И директор издательства тут же предложил мне быть главным редактором приложения.

С этим человеком мы виделись впервые в жизни. Журналистикой я никогда не занимался. Я сказал, что мне надо подумать, и поехал к отцу Кириллу в полной уверенности, что мне этим заниматься неполезно. Когда я ему изложил историю этого фантастического предложения от человека, которого я не знаю и который меня не знает, отец Кирилл, тем не менее, твердо благословил меня быть главным редактором, а на возражения, что это не моя специальность, заметил: «Ты был учителем и директором школы, у тебя получится, осталось только собрать команду пишущих людей». И вот уже 20 лет, несмотря на все искушения и перипетии, выходит в свет это издание, которое из газеты превратилось в журнал «Покров». И сколько я ни пытался уйти в сторону, уступив место главного редактора кому-то другому, мне ни разу это не удалось. Долгие годы у издания не было ни одного благотворителя. К моему удивлению, всякий раз из совершенно невероятных источников появлялись средства – и ровно столько, сколько было необходимо и достаточно для печати. Это всегда воспринималось как чудо, и иначе объяснить его, как силой батюшкиного благословения, невозможно.

Отец Кирилл очень любил наше издание, сам читал и раздавал его своим многочисленным чадам. По великим праздникам мы ездили к старцу всей редакцией, беседовали о том, как и что писать. Он радовался тому, что мы публикуем сценарии праздников, различных постановок, уроки для педагогов, беседы для родителей. Отец Кирилл ценил практические материалы, которые родители и педагоги могут использовать для воспитания детей в православной вере. Старец хотел, чтобы мы говорили о покаянии, о молитве, об образцах святой жизни, не навязчиво, но твердо, без либеральных размытостей…

Ум, плавающий в Евангелии

Архимандрит Кирилл (Павлов) – продолжатель великих русских старцев. Его духовный опыт, смирение, кротость позволяли ему окормлять епископов, священников, монахов, отшельников и множество простых мирян. Духовным чадом архимандрита был Святейший Патриарх Алексий II, окормлялись у него и предыдущие два Патриарха. Своих духовных чад архимандрит Кирилл всегда встречал с великой радостью, как преподобный Серафим Саровский. Он не повторял слов: «Радость моя! Христос Воскресе!», – но пасхальная радость при встрече с ним всегда ощущалась, он и сам ее выражал какими-нибудь ласковыми словами, подбадриваниями, объятиями, своим неизменным вниманием к тем трудностям, которые каждый из нас преодолевал.

Чтение Евангелия было любимым занятием отца Кирилла (Павлова)

Чтение Евангелия было любимым занятием отца Кирилла (Павлова)

Самой, наверное, главной чертой отца Кирилла была любовь к людям, любовь к Евангелию, молитве и духовным чадам. Ум его плавал в Евангелии, как у древних духовных подвижников и аскетов. Часто на исповеди он давал духовные советы евангельскими словами. Дар рассуждения у батюшки был великий. Он всегда кротко призывал нас не только читать Евангелие и не только его хорошо понимать, но главное – применять Евангелие в своей жизни, дабы мотивы наших действий были евангельскими. Сам батюшка был для нас идеальным примером жизни по Евангелию. С ним было невозможно поссориться. Если начинался конфликт или он с чем-то был не согласен, он замолкал, начинал молиться и тихо отходил в сторону.

Истинный монах

Батюшка был истинный, может быть, совершенный монах. И он был примером для многих монахов в Лавре и на Афоне и даже, выясняется, духовно окормлял каманских отшельников в последние годы. Отец Кирилл был знаком со многими известными старцами, находя большую радость во встрече с ними. Но мне пришлось быть свидетелем и того, как отец Кирилл не одобрял опыт отчиток и быстрых постригов, отказывая в просьбах о встрече с этим священником.

Я очень благодарен Господу Богу, что мне пришлось послужить с отцом Кириллом практически все литургии, которые он совершал в последние годы в Переделкине. Неожиданно для меня открылась возможность иметь там временную келью, и в воскресные и праздничные дни я был счастлив сослужить батюшке, быть рядом, каяться, советоваться, просто смотреть на старца – это очень укрепляло. И сегодня в трудные моменты жизни, в сложных ситуациях я ставлю себе вопрос о том, как бы поступил отец Кирилл. Его образ жизни является как бы невидимой системой координат в неопределенном духовном пространстве.

Порой батюшка давал благословения, которые удивляли и вдохновляли. Когда я начал служить как священник литургию, то часто возникали ситуации, что после Причастия в алтаре предстоящий просил сказать с амвона проповедь – пока он приготавливает Святые Дары. И без подготовки я говорил все, что знал на тему Евангелия. В определенный момент я спросил о проповеди без подготовки отца Кирилла – с уверенностью, что он не благословит дальше такую самодеятельность. Но неожиданно батюшка ответил: «Когда тебя просят сказать слово, ты не сомневайся, говори, Господь поможет. Но сам не напрашивайся». Так сразу стало легко, что около трех лет почти каждый день я произносил проповеди практически без подготовки на литургии. И когда записывали, расшифровывали, давали почитать, я часто не верил, что так кратко и доходчиво говорю. Но несколько раз, когда на праздники сам напрашивался, язык словно прилипал к гортани, я так путался в смыслах и примерах, что хотелось только одного – побыстрее закончить говорить.

Как-то я взял у батюшки благословение тайно исповедовать свои грехи во время исповеди кающихся, про себя говорить: «Господи, прости и мне этот грех, которым согрешил…»

Батюшка посмеялся, но потом сказал: «Кайся, Господь примет покаяние обоих». Он благословлял служить литургию часто. И день без литургии теперь воспринимался как зря прожитый день.

А теперь все на заслуженный отдых

По многим спорным вопросам, раздирающим церковное общество, люди притекали к батюшке. Отец Кирилл, несмотря на самые авторитетные богословские мнения и позицию церковноначалия, не приветствовал опасные для спасения атрибуты глобализации, являющиеся репетицией власти антихриста. Многим своим чадам он говорил не директивно – если можешь не принимать ИНН, то не принимай. Отец Кирилл никогда не противопоставлял свое мнение общецерковному.

На протяжении долгих лет архимандрит Кирилл был духовником Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. После обеденной трапезы к нему в келью каждый раз набивалось множество монахов. Он открывал Евангелие, читал главу, закрывал и – без всяких трактовок и наставлений говорил: «А теперь все на заслуженный отдых!» Известно, что монахи собираются на братский молебен к пяти утра и днем, перед вечерним богослужением, могут немного отдохнуть.

Батюшка часто говорил евангельскими словами. Например, мог идти по братскому корпусу и, увидев одного из монахов, обратиться к нему: «Симон Ионин! Любишь ли ты Меня?» (Ин. 21:15–17) – и так до трех раз.

«Ловушка» для духовных чад

Лет 20 отец Кирилл принимал в так называемой «посылочной». Это две малюсенькие комнатки под Трапезным храмом Преподобного Сергия: в одной сидел ожидавший народ, а во второй батюшка исповедовал и беседовал. Иногда ждать в проходной комнатке приходилось долго – с раннего утра до самого вечера, но если вы попали в нее, батюшку вы уже точно увидите. Отец Кирилл сам выходил в эту комнатку, оглядывал всех, выбирал, кому пораньше надо было поисповедоваться. Иногда батюшке было тяжело, у него прихватывало сердце, и он, виновато улыбаясь, разводил руками: «Перетрудился, не рассчитал…» – и ему помогали дойти до кельи.

У батюшки была своеобразная «ловушка» для духовных чад. Когда мы спрашивали его благословения на выбор того или иного решения, он всегда спрашивал: «А ты сам как думаешь?» И когда человек излагал свое желание, батюшка, как правило, благословлял: «Так и поступай». Подобно Амвросию Оптинскому, говорившему своим чадам: «Я человек слабый: если вы меня начнете уговаривать, я соглашусь», – отец Кирилл так же никогда не ломал свободной воли человека. Я, признаться, не сразу разгадал эту «ловушку», но потом сразу его спрашивал: «Батюшка, как вы благословите?» Он задумывался и давал свой совет. Часто на сложные вопросы отвечал не сразу. «Надо помолиться», – говорил он. Или предлагал: «Давай подождем до такого-то срока, а потом решим». Сам кроткий облик отца Кирилла, тихий голос, согревающая любовь оказывали на людей сильнейшее воздействие. Перед нашей встречей я обыкновенно готовил целый список вопросов, но рядом с ним многие вопросы сами по себе разрешались, и необходимости что-либо спрашивать уже не было. На все праздники батюшка раздавал сладости, шоколадки, конфеты. Многие его духовные чада растягивали угощение на долгое время, употребляя утром после святой воды и просфоры как вещественное благословение отца Кирилла.

Скрепляющая печать

Мы знаем, что молитва батюшки обладает огромной действенной силой. Однажды я привел к нему одного высокопоставленного чиновника. Будучи яркой масштабной личностью, тот имел слабость к выпивке. Когда мы зашли в келью, батюшка нас радостно встретил, надел свою келейную полумантию, епитрахиль, поручи и сказал: «Давайте помолимся». Молитвы перед исповедью батюшка читал по множеству раз в день – всякий раз, когда кто-нибудь приходил и его надо было исповедовать. Когда старец начал молиться, повернувшись к нам спиной, этот респектабельный человек вдруг вздрогнул, его прошибла дрожь, и он впервые в жизни испытал глубочайшее раскаяние и великий стыд. Исповедовавшись со слезами, на коленях, он с неожиданным смирением принял от батюшки епитимью: больше не пить ни капли. К своему великому удивлению, он эту епитимью исполнил: и больше ни соблазны, ни собственная многолетняя тяга к спиртному не могли пересилить запрет старца. Батюшка сказал прямо: «Если ты вернешься к своей привычке, то сопьешься, и никакой пользы ни отечеству, ни семье, ни себе самому не принесешь. Столь многим одаренный, ты станешь мерзостью пред Богом».

Батюшка умел доходчиво объяснить и крепко помолиться. Для многих его слова и молитва были скрепляющей печатью, и жизнь менялась.

Непреклонная келейница

Когда отец Кирилл жил в резиденции Патриарха в Переделкине, он много болел, попасть к нему было практически невозможно. Надо было договариваться с келейницами, с которыми у отца Кирилла были очень трогательные отношения. Как-то батюшка благословил приехать к нему с одним очень важным человеком, которому нужен был совет, но по каким-то причинам в дороге этому человеку пришлось задержаться. Я прошел к отцу Кириллу один, поисповедовался, и вскоре подъехал этот человек. Надо было испросить разрешения келейницы, которая одна могла сказать охране на воротах, чтобы его пропустили. Но она наотрез отказалась: «Батюшку утомили, сегодня он уже никого принимать не будет». У отца Кирилла была потрясающая память: он на неделю вперед помнил, во сколько и кто к нему должен приехать. Я ни разу не видел, чтобы он что-то записывал. Зная, что встреча назначена на сегодня, батюшка стал упрашивать свою келейницу. Она только и твердила: «Вы устали». «Это последний посетитель», – продолжал он. Но она была непреклонна. Батюшка понимал, что человек ехал издалека и нуждается в помощи, но никак не мог уговорить келейницу пропустить. В итоге батюшка развел руками, сказав мне: «Видишь, ничего у нас не получается». С ним невозможен был какой-либо конфликт. Как только ситуация становилась неразрешимой, он уступал. Может быть, дело страдало, но мир сохранялся.

Великий праздник

Отец Кирилл носил имя святого праведного Кирилла Белозерского, память которого Православная Церковь отмечает 22 июня – в день начала войны. Он не любил рассказывать о военном времени, избегал разговоров на эту тему, хотя не отрицал, что воевал в Сталинграде. Каждое лето отец Кирилл ездил в Крым, в район Судака, подлечить свои легкие, застуженные в сугробах Сталинграда во время Великой Отечественной войны. Иначе он очень страдал от мучившего его кашля. Однако через несколько месяцев пребывания в Крыму здоровье его восстанавливалось. По возвращении любимого духовного отца для всех монашествующих в Троице-Сергиевой Лавре наступал великий праздник. Братия радовалась встрече с батюшкой: все давно у него не исповедовались, у всех накопились вопросы… А батюшка всегда устраивал нам двойной праздник, привозя с собой крымские дары: яблоки, груши, мандарины, южный лук. Несколько дней у отца Кирилла происходила раздача даров, никто не выходил из его кельи с пустыми руками…

Русский Паисий

Можно найти много сходства в биографии батюшки и житии преподобного старца Паисия Святогорца: оба прошли войну, оба чудом остались в живых, оба принесли Господу обеты и исполнили их, став духовными вождями греческого и русского народов. Оба подвижника стремились пребывать в затворе, но основной их подвиг состоял в том, чтобы принимать множество людей, оказывая им духовную помощь. Оба скончались мучениками, от тяжких болезней.

Я помню, как отец Кирилл осенью в очередной раз приехал из Крыма – бодрый, он хорошо себя чувствовал. Мы сослужили литургию в Переделкине. Я просил его о встрече с одним человеком, который нуждался в его помощи. Старец сказал: «Хорошо, я поеду зубы подлечить и, как только вернусь, – приму». На следующий день он поехал лечить зубы. И возникла какая-то непонятная ситуация: его из государственной больницы почему-то повезли в частную клинику, где вырвали множество зубов, и он от этого потерял сознание и впал в кому, в которой, собственно, и пребывал до смерти. Как это могло произойти, как могли не уследить – непонятно. Это было как какое-то покушение. И вот, распрощавшись с батюшкой буквально на несколько дней, мы фактически его больше не слышали. Он перестал говорить, видеть, а потом перестал слышать.

Наместник Троице-Сергиевой Лавры владыка Феогност сказал на панихиде, что отец Кирилл – духовник всей России. Это действительно так. Батюшка говорил, чтобы верующие готовились ко всевозможным испытаниям и скорбям, – к этому все идет. Но надо, чтобы мы не паниковали, не унывали, не отчаивались. Если Господь попустит какие-то испытания – принять их с радостью, надеждой и со спокойствием в душе, что близится Царство Небесное. Батюшка наставлял: заботы века сего не должны закрывать самую существенную заботу всей нашей жизни – озарение души светом Христовым. «Читайте Евангелие, – говорил он, – и все будет устраиваться по-хорошему».

Игумен Киприан (Ященко)

Комментарии закрыты