О православной миссии иеромонаха Космы Григориатского в Африке рассказывает кандидат исторических наук, преподаватель кафедры истории Церкви исторического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова Афанасий Григорьевич Зоитакис.

Иоанн Асланидис родился в благочестивой семье понтийских греков. Его родители, Димитрий и Деспина, вынуждены были оставить родной город Керасунду (современный Гиресун) и бежать в Грецию, спасаясь от инициированного турецкими властями истребления православного населения. У супругов родилось четыре сына (первенцем был Иоанн), которых они воспитывали в «учении и наставлении Господнем» (Еф. 6:4). Асланидисы были связаны прочными духовными узами со Святой Горой, а в их доме часто бывали Афонские монахи.
Иоанн с детства полюбил богослужение. Приходский священник стал для него вторым отцом, храм – домом, а Священное Писание – настольной книгой.

В 1954 г. он окончил начальную школу и решил получить рабочую профессию, чтобы помогать братьям и родителям. Обучение в техническом училище Иоанн совмещал с учебой на катехизаторских курсах и в школе миссионера.

«Бог устроил все таким образом, что все полученные мной знания пригодились мне в моем миссионерском служении», – признавался впоследствии отец Косма. Он хорошо разбирался в электрике, строительстве, электронике, механике. Окончил медицинские курсы при Красном Кресте и получил диплом ныряльщика. Впоследствии он неоднократно оказывал медицинскую помощь нуждающимся и даже спас от верной смерти маленького африканца.

Отец Косма

Отец Косма

Дело было так. Однажды вечером отец Косма проходил мимо озера и внезапно увидел большое скопление плачущих людей. Маленький ребенок только что выпал из лодки и погрузился на дно. Отец Косма несколько раз нырнул на 10-метровую глубину и на третий раз смог достать запутавшегося в леске мальчика. Плач сменился всеобщей радостью и благодарностью православному священнику, спасшему ребенка.

В 1974 г. Иоанн Асланидис поступил в Афинскую духовную семинарию, готовясь принять священный сан.

Год спустя он совершил первую поездку в Африку. C энтузиазмом, знанием дела, усердием и решительностью он приступил к строительству храмов. За день он так уставал, что ложился спать прямо в ботинках, не в силах даже снять их. Он находился на грани истощения.

Вдобавок однажды Иоанн перегрелся на солнце и до конца жизни страдал от сильных головных болей. «Африканский климат очень тяжел для европейца. Лихорадка – мое перманентное состояние. Силы иссякают, но останавливаться нельзя. Дело должно быть продолжено», – говорил впоследствии батюшка.

Протестантские и католические миссионеры поражались, видя, как один за одним (словно грибы после дождя), возникают православные храмы. Работал конвейерный метод, изобретенный Иоанном: одна бригада возводила стены, другая крыла крышу, третья ставила окна, четвертая красила и т.д. Еще не успевали закончить один храм, а уже начиналось строительство следующего.

Иоанн вернулся в Грецию, чтобы завершить обучение в духовной семинарии. У юноши была тяга, рвение и необходимые предпосылки для миссионерского служения. Но он не доверялся своим силам и личным дарам. Он поставил вопрос на суд Церкви. Для этого в 1977 г. Иоанн отправился на Афон. На Святой Горе вскоре он познакомился со старцем (будущим преподобным) Паисием Святогорцем.

Миссия отца Космы была не поверхностной, а глубокой

Миссия отца Космы была не поверхностной, а глубокой

После продолжительной беседы молодой и восторженный Иоанн открыл свое сердце старцу, поведав о своем желании стать миссионером. Мудрый подвижник после молитвы посоветовал юноше принять постриг в афонской обители Григориат (с которой Иоанна до этого ничего не связывало), а затем после рукоположения, если на то будет благословение игумена, начать миссию.

После примерно годового испытания, в течение которого послушником Иоанном был явлен образцовый пример аскетической жизни и любви к монашескому жительству, он принял малую схиму под именем Косма. Таким образом, его Небесным заступником стал один из самых выдающихся миссионеров в истории Церкви равноапостольный Косма Этолийский.

В августе 1978 г. Косма был рукоположен в диаконы и пресвитеры и, обладая доспехами Святого Духа, приступил к своей миссионерской борьбе. По благословению митрополита Центральноафриканского Тимофея, отец Косма отправился к месту своей постоянной дислокации в Колвези (Республика Конго).

Иоанн Асланидис на строительстве храма

Иоанн Асланидис на строительстве храма

Когда отец Косма впервые приехал в Африку, он совсем не говорил на местном наречии. Он выучил выражение «что это такое?» и ежедневно задавал этот вопрос африканцам, запоминая все новые и новые слова. Через несколько месяцев он уже мог свободно изъясняться на суахили. Вскоре знание языка позволило переводить богослужебную литературу.
Чтобы проповедовать в отдаленных регионах, отец Косма приобрел внедорожник, с помощью которого ездил по деревням, беря с собой в дорогу немного еды и спальный мешок. Он созывал людей и беседовал с ними часами. От аккумулятора своей машины он запитывал проектор и до поздней ночи показывал слайды со Святой Горы Афон, Святой земли, православных праздников. Когда темнело, чтобы не замерзнуть, африканцы разжигали костры и продолжали внимательно слушать православного священника. Любовь, внимание и сострадание отца Космы были для них необычны, ведь за годы колониализма они привыкли к совсем другому поведению белого человека. Много раз батюшка оставался спать в их хижинах, хотя и не мог сомкнуть глаз из-за запахов, насекомых, мышей, змей, стуков ритуальных барабанов.

Из каждой деревни отец Косма брал одного-двух мужчин, которых привозил в Колвези – центр своей миссии, чтобы их катехизировать и обучить. По прошествии трехмесячной подготовки он отправлял их обратно в свои деревни, где они становились наставниками для своих односельчан. После сезона дождей отец Косма отправлялся в эти деревни, чтобы наставить проходящих оглашение и совершить массовые крещения в реках и озерах.

Десять человек составили круг ближайших сподвижников батюшки, который был организован по образцу общежительного монастыря. Каждому он поручил какое-то послушание. Отец Косма ел с африканскими братьями, молился с ними в церкви, по вечерам читал им Отечник и Жития святых, исповедовал и причащал.

Особую заботу батюшка проявлял о молодежи. Он пытался вырвать юношей из среды, погруженной в магические обряды и колдовство. Для этих целей во дворе миссии в Колвези он построил интернат, включавший общежитие, библиотеку и читальный зал. В интернат он собрал много молодых людей, дал им духовное и научное образование, исповедовал и причащал, рассказывал об отцах-пустынниках и святых.

Отец Косма стремился перенести в Африку дух и учение Православной Церкви, исихастскую традицию, а также богатство православной литургической жизни. Он считал своим первейшим долгом посвятить новообращенных в церковную жизнь, часто совершая Божественные Литургии и всенощные бдения, обучая их византийским песнопениям согласно Афонскому уставу.

Отец Косма полагал, что большую роль в распространении Православия по африканскому континенту призвано сыграть монашество. Рядом с миссионерским центром им была основана женская обитель святого Нектария и осуществлена подготовка к открытию мужского монастыря. Благочестивых африканцев он отправлял не в мирские университеты, а в афонские обители, чтобы они жили подлинной православной жизнью, а потом перенесли полученный опыт на родину.

После кончины отца Космы люди не оставили Православие, а остались верны Церкви

После кончины отца Космы люди не оставили Православие, а остались верны Церкви

По словам известного греческого богослова отца Георгия Металлиноса, «православные монастыри являются наиболее эффективными миссионерскими центрами. Жизнь в обители, наблюдение за жизнью монахов и участие в богослужении гораздо эффективнее действуют на проходящих оглашение, чем сухие схоластические слова. Инославные хотят узнать живое Православие и прикоснуться к нему изнутри». Именно этим руководствовался в своих усилиях отец Косма. Модель общежительного монастыря (чтение за трапезой, четкий распорядок дня, участие в богослужении) была задействована и в создаваемых им образовательных центрах.

Помимо программы возведения храмов, перевода богослужебной и духовной литературы, подготовки священников и преподавателей, обучения иконописцев и певчих, отец Косма заботился о культурном развитии и экономическом преуспеянии африканцев. Он учил православных Конго Иисусовой молитве, которую почитал действенным орудием против засилья культов африканских шаманов. Сам отец Косма непрестанно творил умную молитву, а его ученики от мала до велика научились плести себе четки и никогда с ними не расставались, нашептывая слова: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного».

Косма Григориатский подчеркивал: «Наши братия африканцы – люди с богатым внутренним миром, европейцы обычно относятся к ним пренебрежительно, но совершают большую ошибку. Душа африканцев склона к мистицизму, и поэтому Православию есть что им предложить, но только подлинному Православию – монашескому, святогорскому».

По апостольскому слову отец Косма «для всех сделался всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых» (1 Кор. 9:22). Он стал катехизатором, проповедником, строителем, электриком, прорабом, архитектором, агрономом, сварщиком, сантехником, водителем, медиком, учителем… Он работал, не покладая рук, не давая себе отдыха. Он стал проповедником чтобы служить, согласно слову Господа: «Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мф. 20:28).

Чтобы понять масштаб служения батюшки, приведем записи из его миссионерского дневника.

«1985, День Святого Духа. В 6 утра утреня и Божественная Литургия в деревне, которая отстоит на 220 км от нашего миссионерского центра. По дороге назад мы встретили христианина, который нес тело своего умершего ребенка. Мы помогли отвезти его в деревню. В свою келью я вернулся за полночь, там меня ждал отец Кирилл, чтобы обсудить срочные проблемы, которые возникли за время моего отъезда».

Косма Григориатский

Косма Григориатский

«Пятница 6/1/89. Начали Полунощницу в 5.30 утра. За Божественной Литургией последовало 350 Крещений. День завершился в 7 вечера, когда мы совершили 24 венчания».
Если отец Косма видел сломавшиеся посреди дороги автомобили, каждый раз останавливался и сам устранял поломку. Если у кого-то кончился бензин, возвращался в миссионерский центр и привозил оттуда канистру топлива. Он всегда кого-то подвозил и помогал перевезти груз, даже если ему было совсем не по пути.

Чтобы профинансировать миссию, необходимы были значительные средства. Для того чтобы не зависеть от заграничных пожертвований, он организовал крупный (занимающий площадь 30 тыс. кв. м) земледельческий, животноводческий и птицеводческий комплекс.

Создание хозяйства позволило развить благотворительное служение. Миссионеры на регулярной основе помогали заключенным, больным, престарелым, инвалидам и другим категориям нуждающихся.

Сам отец Косма посещал лепрозорий в городе Казенсе, чтобы помочь прокаженным едой и лекарствами. У кого-то не было носа, у кого-то ушей, ног или рук – люди ждали не столько материальной помощи, сколь сочувствия и любви. И так как у отца Космы было много любви, он щедро делился ею с каждым. Помогая ближним, батюшка совсем не думал о себе, он даже путешествовал по ночам, чтобы выиграть время и помочь людям.

Как и Косма Этолийский, отец Косма в центр своей миссионерской деятельности поставил комплексную программу духовного и научного просвещения. Подобно своему великому предшественнику, он строил школы, чтобы вырвать молодежь из гибельных суеверий и невежества.

Каждые два–три года батюшка приезжал на Святую Гору помолиться и возродиться духовно, а также получить указания для дальнейшей деятельности. Во время своего последнего посещения Афона в июне 1988 г. он неожиданно позвал в келью иеромонаха Мелетия и сказал: «Ты станешь моим преемником».

Действительно, спустя несколько месяцев внезапная смерть прервала его святую жизнь и многотрудное служение. 27 января 1989 г. в 55 км от города Лубумбаши произошла автомобильная катастрофа, в результате которой миссионер погиб на месте, а его спутники чудом спаслись.
Тело отца Космы чудесным образом не застыло, а из ран продолжала непрестанно истекать кровь до самого часа погребения. По свидетельству врачей, вокруг тела распространялся удивительный сверхъестественный свет.
Для африканцев смерть отца Космы стала огромной потерей. Могилу своего духовного наставника они превратили в символ любви, памяти и служения. По сей день люди ежедневно приходят, чтобы помолиться и украсить могилу своего наставника цветами. Они следят, чтобы над его могилой горела неугасимая лампада. В хижинах православных конголезцев рядом с иконами можно увидеть фотографию отца Космы, а большинство новокрещеных мужского пола берут себе имя Косма.

В Конго в честь отца Космы названа деревня Baba-Kosmas и технический колледж «Иеромонах Косма Григориатский». На месте гибели миссионера появился культурно-просветительский комплекс, построенный и названый в его честь, способствовавший духовному и социальному развитию региона: уже сейчас вокруг него селятся люди из окрестных селений. Большое количество местных жителей принимает Православие.

В Греции, в районе Ставруполи города Салоники, рядом с домом, где прошло детство Космы Григориатского, одна из центральных улиц получила название «Улица миссионера Космы». Брат отца Космы Георгий Асланидис в память о нем основал в 1990 г. миссионерское общество «Косма Этолийский». Сегодня председателем общества является племянник отца Космы Димитрий. Одна из крупнейших в православном мире миссионерских организаций сотрудничает с 43 миссиями в Африке, Азии, Центральной и Южной Америке.

Могила отца Космы

Могила отца Космы

«Через его руки проходили миллионные капиталы, а умер он бедным и неимущим, как и подобает настоящему монаху», – говорил о миссии отца Космы его духовный отец архимандрит Георгий Капсанис. Когда миссионер приехал в Конго, там был один священник, десять приходов и несколько сотен православных христиан. После своего 10-летнего служения отец Косма оставил 14 иереев, два диакона, 15 000 крещеных, 48 церквей, 55 приходов, крестьянское хозяйство, два интерната, четыре школы и монастырь.

Но дело не только в цифрах, куда важнее, что миссия отца Космы была не поверхностной, а глубокой. После его кончины люди не оставили Православие, а остались верны Церкви, даже несмотря на трудности и соблазнительные обещания сектантов и инославных миссионеров.

Преемник отца Космы Мелетий Григориатский рассказывал: «Великое дело совершил отец Косма в Африке. Я нашел здесь все Афонские уставы. Все христиане с четками в руках. В церквах все поют вместе. Перед Причастием исповедуются. Соблюдают все посты. Ежедневно совершают все богослужения суточного круга».

Православная миссия в Конго успешно развивается. Построено 110 храмов, на 159 приходов приходится 78 иереев и диаконов, в 84 учебных заведениях преподает 633 учителя и обучается 30 тыс. человек. Помимо начальных школ, открыты педагогический, агрономический, финансовый, компьютерный колледжи, школы для обучения взрослых, медсестер, а также глухонемых. В Колвези организованы больница и приют для девочек.

Около каждого храма строится школа, чтобы ученики находились рядом с церковью, играли в ее дворе, участвовали в богослужениях.

Афанасий Зоитакис

Комментарии закрыты