О добродетели радости, ее достижении в нашей обыденной и порой очень непростой жизни размышляет Константин Михайлович Долгов – доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник Института философии РАН, специалист в области западной и русской философии, политики, эстетики и культуры.

Радость – одна из самых важных и, к сожалению, недооцениваемых христианских добродетелей. 

Адам и Ева нарушили закон, согрешили в раю, и Бог обрек Адама на вечный труд в поте лица, а Еву на вечные муки при родах. Вечный труд в поте лица – это одновременно и тяжелая работа, и великая радость, если человек делает что-то хорошее. При всех болях, переживаниях, страшных мучениях при родах будущая мать испытывает радость, надеясь на то, что на свет появится новый человек – плоть от плоти, душа от души, сердце от сердца двух любящих людей. Это совершенно поразительно и ни на что не похоже. 

Главное же заключается в том, что рождение человека – это великий дар, великое счастье и величайшая радость не только для родителей, но и для самого ребенка. Ему дана жизнь, время на этой земле – что-то сотворить, что-то сделать, чем-то порадовать других и себя. Испытать, что такое жизнь. 

И здесь кроется очень простая дилемма. Есть жизнь и смерть. Смерть – небытие, жизнь – бытие. Что такое бытие? Это общение с природой, со всем существующим, живым, а главное – общение с другими людьми и с Богом. Это и есть величайшая радость жизни. 

Ведь даже когда человек сообщает своему ближнему о каком-то несчастье, неприятностях, он, тем не менее, делает доброе дело. Потому что во всяком даже печальном обстоятельстве все равно скрывается (глубоко или неглубоко) радость, так как в конечном счете все исходит от Бога. 

Почему мы сейчас так страдаем от эпидемии? В том числе потому, что люди разобщены. Что значит личное общение? Это взгляд глаз в глаза – когда люди испытывают чувство радости уже оттого, что смотрят друг на друга, видят друг друга. Особенно если видят добрую, приветливую улыбку на лице другого человека, душевное расположение, как говорят – благорасположение. Общение – это родник радости. За любым, повторюсь, общением, пусть даже неприятным, все равно скрывается радость, но с предупреждением о том, что надо преодолеть противоречия, отчужденность, сблизиться, найти что-то общее. 

Казалось бы: сколько бед в жизни каждого человека! 

Я сейчас окидываю взглядом свою почти 90-летнюю жизнь – сколько было горя, неприятностей: меня чуть не убило током, я не раз тонул, в детстве тяжело заболел, меня долго лечили, а после больницы еще полгода держали в санатории и т.д. Вся наша семья многие годы не могла оправиться от удара – смерти нашего Ангела, как мы его называли, – моего младшего брата Александра, умершего от полиомиелита в раннем детстве. 

Я с отличием окончил философский факультет МГУ, но меня несколько раз пытались исключить из университета. Последний раз – с IVкурса. Тогда меня, студента, неожиданно вызвал ректор МГУ, выдающийся ученый, академик Иван Георгиевич Петровский. Помню, как поразило, когда он вышел из своего кабинета мне навстречу, поздоровался, провел в кабинет, усадил в кресло и спросил: «Знаете, зачем я вас вызвал? Вот документы о вашем исключении из университета. Но я посмотрел вашу успеваемость, у вас почти одни пятерки. Если мы будем исключать таких, как вы, то с кем останемся? Я вызвал вас, чтобы с вами познакомиться, побеседовать». 

Полина Лучанова. Семейный портрет. Знакомство. 2014 г.

Полина Лучанова. Семейный портрет. Знакомство. 2014 г.

Другой бы подписал, не глядя, и я был бы исключен. А он, как истинный педагог, учитель и воспитатель, понимая, что речь идет о судьбе человека, нашел время и пригласил меня на беседу, чтобы во всем разобраться лично. 

В конце нашего разговора он порвал какую-то бумагу из моего личного дела. «Я понял, – сказал он, – что это происки против вас. Хочу пригласить вас перейти с философского факультета на механико-математический, где я являюсь деканом. И я буду вашим научным руководителем». Я поблагодарил за столь неожиданное и ценное для меня предложение и ответил, что, может быть, мне следует сначала окончить философский факультет, так как остался последний год, а потом пойти на мехмат в аспирантуру. «Подумайте, – сказал Иван Георгиевич, – они вас в покое не оставят, ждите новых сюрпризов». Он имел в виду некоторых профессоров, которых я критиковал за низкое качество лекций. 

Благодаря Петровскому я успешно окончил философский факультет, и ученый совет рекомендовал меня в аспирантуру. Однако мне сообщили, что мои недоброжелатели не допустят моего поступления в аспирантуру философского факультета МГУ. Мне посоветовали пойти в Институт философии Академии наук СССР. И я сдал на отлично все вступительные экзамены, но в эту аспирантуру меня не приняли. Ребят с тройками, четверками зачислили, а меня нет. Я пошел на прием к директору института, академику Федосееву, и он дал мне прочитать письма тех самых профессоров философского факультета МГУ, в которых они сообщали, что я антимарксист, антикоммунист и даже антисоветчик. Я спросил: «Вы верите в это?» – «Дело не в том – верю я или нет. Если мы вас примем, они на нас писать станут, поэтому поезжайте куда хотите на год, мы вас зачислим в заочную аспирантуру, а через год переведем в очную». 

Все это, конечно, было, неприятно, но я вынужден был согласиться. 

Много лет спустя, перед распадом СССР, будучи председателем Правления Всесоюзного агентства по авторским правам, я выступил на Политбюро против М.С. Горбачева, в то время Генерального секретаря ЦК КПСС. Еще Л.И. Брежнев поручил Всесоюзному агентству по авторским правам подготовить проект закона о прогрессивном подоходном налоге (более высоком для богатых). Такой документ был подготовлен, но ни Брежнев, ни Андропов, ни Черненко не смогли при жизни обсудить его на Политбюро. Тогда с согласия Горбачева я выслал ему проект закона. Через несколько дней позвонил ему, и он сказал, что документ ему очень понравился и он будет обсуждаться на Политбюро. Действительно, через некоторое время меня пригласили на заседание Политбюро. 

Однако на этом совещании Горбачев неожиданно заявил, что документ показался ему «муторным», а потому его обсуждение в очередной раз следует отложить… Я встал: «Михаил Сергеевич, вы же мне сказали, что проект этого закона вам очень понравился, а сейчас говорите, что он муторный». 

Помню, сзади меня дергали: «Что же вы спорите с Генеральным секретарем?» Это был мой последний диспут с ним, после которого по личному указанию Горбачева меня сняли с работы и исключили из партии. 

Я не отчаивался, хотя переживал случившееся очень тяжело. И все время думал: случайно ли все произошедшее? Что за этим кроется? 

В 1990-е гг. на Афоне я встретился со святым Паисием, и старец начал рассказывать о том, что со мной произошло, хотя видел меня впервые. «У вас были большие неприятности, и вы тяжело переживали, – сказал он, – Но я вам советую: не переживайте, скорее, наоборот, радуйтесь, ибо вы теперь свободный человек, и можете посвятить себя служению, изучению проблем человеческого духа. Если хотите, это самое доброе и приятное занятие в жизни творческого человека. И не вздумайте снова вернуться на прежнюю стезю, занимайтесь именно тем, на что вас определяет Высший Разум, Высшая воля, или Бог! Теперь вы можете сосредоточиться на духовной жизни, на человеческой душе, человеческом сердце, высших ценностях». 

В жизни человека могут происходить предельно скорбные события. Но и за тяжелейшими неприятностями таинственным образом кроется что-то хорошее, какая-то радость – Промысл Божий. 

Хотя жизнь у каждого своя…

Один живет в свое удовольствие, без трудностей, а другой страдает очень тяжело, почти безысходно. Но даже такая страдальческая, самая тяжелая, страшная (в лагерях, застенках) жизнь несет в себе радость. Радость бытия и одновременно – осознания, что все эти тяжкие вещи, пусть даже длительные, пройдут, и начнется хорошее, доброе, радостное. Ибо радость кроется в недрах самой жизни. С верой в Бога, в любви Бога к человеку и человека к Богу люди живут, борются и преодолевают самые невероятные сложности. 

Христианство связывает радость с искусством видеть образ Божий в человеке и Промысл Божий в событии, но и в других религиях, философских учениях радость ценится очень высоко. 

В Китае Конфуций разработал учение о благородном человеке. Каждый с рождения (сначала, конечно, с помощью родителей и учителей) должен воспитывать в себе идеального человека: чистого, честного, благородного – несмотря ни на какие обстоятельства. Тогда у него будут предельные возможности как для собственного развития, так и в деле воспитания лучших качеств в других людях. Человек испытывает радость от достижения определенного уровня добродетелей. 

В буддизме, чтобы достичь идеала, нужно отказаться от соблазнов и утех обычной жизни, от комфорта: привычки хорошо выпить, закусить, повеселиться с друзьями, хорошо одеться и т.д. Это все десятистепенное, нужно сосредоточиться на своей душе, своей духовной жизни в чистоте. Это и приносит настоящую радость и удовлетворение. 

Как видите, и в христианстве, и в других религиях источником радости является в сущности сама жизнь, дарованная свыше. Несмотря ни на какие, пусть самые тяжелые, обстоятельства, наше бытие само по себе есть великая радость и великое счастье. 

Добродетель радости не только можно, но и нужно воспитывать в детях: живи и радуйся, что ты живешь; доставляй радость другим, и чем больше, тем лучше. Чем больше ты сделаешь добра другим людям, тем больше получишь его сам. Потому что любое доброе дело – от самого простого до невероятно сложного – уже несет в себе определенную радость. Простые, на первый взгляд, правила: не руби деревья, а сажай их, выращивай что-то; не разрушай, а создавай; просто улыбайся при встрече. Творчество, самое разное, несет добро. А с добрыми делами приходит и радость. И этой радостью надо делиться. Все тесно связано. Но исток всего, повторюсь, сама жизнь; возможность, данная Богом, появиться на этом свете и проявить себя по-человечески, по-доброму. 

Для начала просто улыбнись при встрече, взгляни по-доброму. Ведь что отличает настоящего православного священнослужителя? Человеку от общения с ним становится легче, потому что он видит приятное лицо любезного человека – вежливого, культурного, участливого, благорасположенного; чувствует благодать, живущую в нем. Благостный вид православного священника (это отмечают и представители других религий) выражает внутреннюю суть этого человека. 

Пример взрослых в воспитании этой добродетели, как и других качеств в ребенке, очень важен. Я часто вспоминаю своих родителей.

Мое детство пришлось на Великую Отечественную войну, когда весь наш народ жил в страшном холоде, голоде и болезнях. Но как вели себя наши родители? Они каждый день старались доставить нам, детям, а нас было пятеро, какую-то радость. Подарят маленькую безделушку, обновочку купят, или из старого перешьют, карандашики принесут, книжку сказок. Они понимали значение этой радости. И мы радовались все вместе, даже когда подарки доставались не всем, а кому-то одному. 

Константин Михайлович Долгов

Константин Михайлович Долгов

Помню, отца на собрании передовиков производства во время войны угостили бесплатным обедом и даже выдали белый хлеб. Он принес домой эти драгоценные кусочки. И для нас, детей, это была великая радость – увидеть и попробовать белый хлеб. 

Мы учились на примере своих родителей, и так же воспитывали своих детей. 

Надо стараться каждый день доставлять ребенку радость. Не обязательно дарить или приносить что-то материальное, дорогое – можно просто сказать добрые слова, рассказать сказку, спеть песенку, поиграть. Именно такие моменты воспитывают добродетель радости. 

И радость ведь никогда не бывает индивидуальной, она сразу устремляется к другим. Те, у кого есть дети и внуки, – прекрасно это знают: радость одного тут же передается остальным, хотя они вроде бы ничего не получили. 

Добродетель можно взрастить только добродетельным воспитанием: нежностью, заботой, любовью, вниманием, бережливым отношением к детям, исключительным уважением. Наказанием, силой, давлением никакой добродетели не воспитаешь, получите противоположное. 

Опять же вспоминаю своих родителей. Нас было трое ребят, а потом присоединились еще и сестры, и чего только мы в детстве не вытворяли. Порой нахулиганим – чернила, помню, на скатерть опрокинули, подрались… Других за это шлепали, ставили в угол, на колени. А нас мама или папа подзовут: «Ну-ка, иди сюда. Что ты там натворил»? Обнимают, гладят по голове, целуют. «Как же это получилось? Ты уже большой, все понимаешь, что ж ты, милый мой, дорогой ты мой, – опять гладят, целуют. – Ну, ладно, надеемся, ты понял, иди и больше так не делай». Это одно воспитание. А другое – дать подзатыльник, поставить в угол, чего-то лишить. 

Конечно, всех воспитывают по-разному, часто неверно. Именно поэтому радость одного ребенка за другого встречается все реже, а зависть и конкуренция – на каждом шагу. 

Возьмите наше телевидение, передачу «Лучше всех» на первом канале. Это малопригодное название. Почему ребенок должен быть лучше всех? Паисий Святогорец приводил пример из своего детства. Когда он старался быть первым, бегая наперегонки, и рассказал об этом маме, она у него спросила: почему нужно всех обгонять? Она объяснила сыну, что лучше просто играть, радоваться, а не соревноваться.

Одно дело, когда соревнуются спортсмены, и совсем другое – обычные люди. Здесь должны быть другие цели, иные задачи, другой смысл – настоящий, человеческий, заключенный в таких категориях и идеалах, как истина, добро, красота, любовь, милосердие. А не в том, чтобы быть лучше всех, иметь денег больше, чем другие, или обогнать кого-то на карьерной лестнице. 

К сожалению, подобная педагогика лидерства в настоящее время преобладает. 

Конечно, пандемия коронавируса – страшная вещь, смертельно опасная для многих, особенно для пожилых людей. Но надо осознавать, что и пандемия, и карантинные меры временны, все это преодолимо. Рано или поздно – вернется нормальное общение, где каждый шаг, каждый взгляд, каждое движение, делание будет приносить людям радость. 

Даже в нынешних непростых условиях человек должен верить, надеяться, а главное – любить людей. Потому что чем больше мы любим, делаем добра, тем больше радости, настоящего счастья рождается в нас самих, тем быстрее и успешнее мы преодолеем любые невзгоды и болезни. 

Радость связана с добром, добро – с любовью, а любовь все преодолеет, если вспомнить слова апостола Павла:«Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится» (1 Кор. 13:8).

Богословы говорят, что радость – это еще и свойство Божие. И здесь необходимо иметь в виду не только человеческую любовь, но и любовь Бога к человеку и человека к Богу. Любовь человека к Богу бывает разная – явная, неявная, верная, не совсем верная, твердая или непостоянная. Любовь же Бога к человеку – всегда самая высокая, глубокая, неизменная. У Бога другой любви не бывает. Это надо знать и понимать, верить в добро, в любовь, а значит, в радость, которая коренится во всех формах и видах жизни. И тогда человек не будет отчаиваться ни при каких обстоятельствах. 

Неслучайно Людвиг ван Бетховен написал оду «К радости» – одно из самых известных и великих творений в мировой музыке, в котором выражена сущность человеческой жизни и жизни вообще. Ибо радость – это органическое единство истинного, доброго, прекрасного. То есть любви, того внутреннего огня и света, которые питают все живое, делая его совершенным и вечным. 

Размышляя о своей жизни, о тех великих радостях, а также бедах и горестях, которые мне пришлось пережить, я понимаю, что все это было промыслительно, не случайно, все – к лучшему. 

Жизнь всегда является такой, какой она и должна быть. Другой не бывает.

Константин Долгов

Комментарии закрыты