Семья Наталии Дмитриевны Шаховской и Михаила Владимировича Шика

Многие в детстве искренне молятся о том, чтобы у всех все всегда было хорошо, все люди любили друг друга и были счастливы! Отец Наталии Шаховской, князь Дмитрий Иванович Шаховской, тоже мечтал об этом, он думал, что это достижимо, если изменить несправедливо устроенное общество – перевернуть мир. Любящая дочь сначала тоже верила в папины идеалы, но потом поняла, что «переворачивать мир не нужно, потому что его давно перевернул Христос» и «нет на свете ни подвига, ни жертвы, которые могли бы что-нибудь прибавить к Его величайшему подвигу и Его единственной жертве». Она написала эти слова в письме своим пятерым любимым детям… «Миша, какие хорошие у нас дети!» – воскликнула она в другом, прощальном, письме горячо любимому мужу – священнику Михаилу Шику, о состоявшейся казни которого не знала, когда писала это письмо, и оно осталось неотправленным… 

Н.Д. Шаховская-Шик с сыном Сережей

Н.Д. Шаховская-Шик с сыном Сережей

Наталия Дмитриевна Шаховская и Михаил Владимирович Шик обвенчались в августе 1918 г. До создания семьи они 10 лет дружили, вели интеллектуальную переписку1. Два хорошо образованных благородных человека искали ответы на вопросы, что такое вечность и бессмертие души, в чем смысл жизни, где найти настоящую Истину.

М.В. Шик и Н.Д. Шаховская, 1919 г.

М.В. Шик и Н.Д. Шаховская, 1919 г.

Михаил Владимирович обрел ее в православной вере, он принял крещение в том же 1918 г., выбрав себе в качестве Небесного Покровителя святого благоверного князя Михаила Черниговского, замученного в Орде. В июне 1925 г. он был рукоположен в диакона (Местоблюстителем Патриаршего престола митрополитом Петром), а потом – в иерея уже в ссылке в Средней Азии. Еще до рукоположения, в цикле стихов, посвященных Страстной Седмице, отец Михаил писал:

Человеку дано явить,

Что затем он в Духе родился.

Чтобы чашу Христа испить…

… Девятый час искупленья,

Последний вздох на Кресте –

Да будет вам весть Воскресенья,

Вкусившие смерть во Христе.

В ссылке Михаил Владимирович оказался, когда Наталия ждала третьего ребенка. В первые годы супруги были бездетны. Медики предупреждали молодую мать, что ей нельзя иметь детей, она может умереть. Но Наталия решила, что «жизнь за жизнь – это не так уж дорого», и забыла про запреты. Неутешительные прогнозы, по счастью, не оправдались. И на свет появился первенец – сын Сергей. 

М.В. Шик и Н.Д. Шаховская-Шик с Сережей, 1922 г.

М.В. Шик и Н.Д. Шаховская-Шик с Сережей, 1922 г.

Во время ссылки мужа Наталия с грудным ребенком ездила в Москву проводить экскурсии в музее. Писала мужу: «Дай Тебе Бог терпения. А я сквозь тоску о тебе часто чувствую себя счастливой и знаю, что впереди радость свидания». В письмах супруги так подробно рассказывали друг другу обо всем, что с ними происходило, что, когда Наталия приехала навестить мужа, им показалось: разлуки не было. 

Самые счастливые годы семья провела в Малоярославце, где поселилась с 1931 г. Отец Михаил сделал пристройку к дому, в которой тайно служил, к нему приезжали священники и духовные чада. Вместе с женой они написали для детей книгу о Майкле Фарадее «Загадка магнита».

Отца Михаила снова арестовали в феврале 1937 г. Во время обыска нашли облачение, иконы, церковные книги. Уходя из дома навсегда, он благословил детей и жену. Им было суждено встретиться на другой день. Наталия Дмитриевна ехала в Москву хлопотать о муже. В тот же вагон ввели отца Михаила. Всю дорогу они переговаривались взглядами, она что-то написала на стекле, муж ответил крестом – последним благословением.

Записка Наталии Дмитриевны в справочное окно на Лубянке, 1937 г.

Записка Наталии Дмитриевны в справочное окно на Лубянке, 1937 г.

Его расстреляли на Бутовском полигоне 27 сентября 1937 г. – в день Крестовоздвижения, а Наталии Дмитриевне, которая плохо слышала, написали в справочном окне на Лубянке, что муж «выслан в дальние лагеря без права переписки». Небольшой клочок бумаги с этим текстом – сейчас единственное письменное свидетельство практики НКВД маскировать подобными фразами массовые расстрелы 1937 г.

От детей Наталия Дмитриевна скрывала, насколько тяжела ей разлука с любимым мужем, ее целью было дать им счастливое детство. Она заботилась об их духовном развитии, закаливании воли, выносливости, о воспитании привычки к физическому труду. «Но везде, там, где у домашней работы были особенно неприятные стороны – грязь, кропотливость, трудность, – она старалась незаметно брать ее на себя»2. «В обращении Наташи с детьми была особенная целомудренная сдержанность. Она никогда не сжимала ребенка в объятиях, не осыпала поцелуями. Губы ее касались детских личиков так нежно, как если бы это были цветы. Но из глаз в это время проливался целый поток не по-земному ласкового света. С таким выражением смотрела она и на их отца, когда он входил в дом, возвращаясь из Москвы. Такое и для каждого из друзей… было излучение Наташиных глаз»3.

Дима, Лиза, Маша и Сережа Шики, 1929 г.

Дима, Лиза, Маша и Сережа Шики, 1929 г.

Когда знакомишься с описанием жизни Наталии Дмитриевны и Михаила Владимировича, читаешь их письма, воспоминания друзей, чувствуешь, что потоки «не по-земному ласкового света» не иссякли и продолжают согревать души всех, кто узнает об истории этой по-настоящему христианской семьи.

Лариса Верещагина

1Непридуманные судьбы на фоне ушедшего века: Письма М.В. Шика и Н.Д. Шаховской: в 2 т. 1911–1942. – М., 2016.

2Перевернуть мир: о священнике Михаиле Шике и Наталии Шаховской-Шик: в 2 кн. Кн. 2. – М., 2020. – С. 143–144.Там же. С. 141.

Комментарии закрыты