Настоящей Любви без доверия не бывает: о всецелом уповании на Промысл Божий

Есть в нашей вере православной одно специфическое свойство. Бог даровал нам абсолютную свободу выбора: либо мы добровольно выбираем Бога, либо, опять-таки добровольно, отдаем предпочтение вражде с Ним. В нашем богословии это называется «вольное бессилие»: Всемогущий Бог наложил на себя одно-единственное ограничение: Он не может спасти человека против его воли, насильно, принудительно.

Все дело в том, что «Бог есть Любовь» (1 Ин. 4:16). А любовь из-под палки невозможна, нельзя заставить любить! И Милосердный Господь создавал все Свое творение именно от избытка Любви. Он благоизволил поделиться ей с нами, рассчитывая, конечно, на взаимность.

Так изначально и было в раю, где прародители Адам и Ева жили в Божественной гармонии как с природой и друг с другом, так и с Самим Создателем. Но это было до преслушания и грехопадения. Ведь именно человек, и это важно подчеркнуть, совершил предательство, разрушил в одностороннем порядке Завет с Богом и не захотел принести покаяния. Эти трагические события, описанные в третьей главе Книги Бытия (Быт. 3:1–24), вынудили человека столкнуться с новой реальностью. В мир вошло зло, а с ним болезни и тление, грех и смерть.

Потерявший прямое богообщение, человек стал постепенно отдаляться от богоугодной жизни и забывать в наступившей суете обещание Божие о грядущем Мессии, последовавшее при изгнании первых грешников из Рая.

Само человечество спровоцировало грандиозный катаклизм – Всемирный Потоп; всеобщее забвение Бога, невиданный разврат, нежелание слышать Слово Божие и даже отвращение к Нему, – все это навлекло праведный гнев Божий на людей, но ни в коем случае не умалило Его любви к человечеству. Обвинить Его невозможно ни в чем. Ведь и современные последователи тех страшных допотопных нечестивцев так же заявляют во всеуслышание свои «права» на тяжкие грехи, прикрываясь фиговыми листочками, как правило, иностранных словесных конструкций – детоубийство (они называют это абортами), самоубийство (эвтаназия), прелюбодеяние и блуд («гражданский брак», адюльтер, интрижка, флирт и т.п.), ересь (плюрализм в вопросах веры, особенно, догматики).

Главной причиной такого положения вещей выступает неумеренная, поистине бесовская, человеческая гордыня. Я сам! Я могу! Я знаю и умею! Нетрудно заметить, что в таких моделях совершенно не оставлено места для Творца. Человек сам себе бог! Это и есть человекобожие, с «легкой» руки французских философов-революционеров названное «гуманизмом», где человек и есть «мера всех вещей» (древнегреческий философ Протагор).

Однако, Бог, Который «Пищу дает боящимся Его; вечно помнит завет Свой» (Пс. 110:5), возлюбил Свое творение до конца и не только дал ему возможность восстановить свое догреховное состояние, но и гораздо большее: мы получили величайший Дар с Небес – Святую Чашу Евхаристии, вводящую во Святая Святых, соединение с Самим Господом и Богом нашим Иисусом Христом через Его Пречистые Тело и Кровь, наконец, обожение в Вечности!

Богочеловек призывает с Креста каждого человека: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мк. 8:34). А вот здесь-то и происходит тот самый свободный выбор: брать или не брать? Да или нет?

И если выбирающий останавливается на первом варианте, то он, таким образом, соглашается на жизнь во Христе. А она, эта жизнь, предполагает смирение. Откуда же его взять? Как научиться смиряться?

А для этого необходимо полное доверие Богу. Одной веры недостаточно, нужно именно ДОВЕРИЕ! Ведь, как говорит апостол Иаков? «Ты веруешь, что Бог един: хорошо делаешь; и бесы веруют, и трепещут. Но хочешь ли знать, неосновательный человек, что вера без дел мертва?» (Иак. 2:19–20).

Вспомним, что еще в Ветхом Завете Господь через пророка Исаию обещал: «Забудет ли женщина грудное дитя свое, чтобы не пожалеть сына чрева своего? но если бы и она забыла, то Я не забуду тебя. Вот, Я начертал тебя на дланях Моих; стены твои всегда предо Мною» (Ис. 49:15–16). И это обетование Воплотившийся Спаситель не только подтвердил, но и усугубил: «и се, Я с вами во все дни до скончания века» (Мф. 28:20).

Чтобы научиться доверять Богу, нужно не забывать о Его чистейшей Божественной Любви к нам и о Промысле лично о каждом человеке.

Ведь мы, христиане, призваны к упованию на жизнь будущего века, которой мы чаем (!), к совоскресению со Христом и вечной радости!

Да, мы признаем свою греховность, согласны со своим недостоинством, плачем о своих злодеяниях, но упование, надежда на Милосердие Божие делает этот плач радостотворным (термин преподобного Иоанна Лествичника). В молитвенном Последовании ко Святому Причащению находим такие мысли: «Вем, Господи, яко недостойне причащаюся пречистаго Твоего Тела и честныя Твоея Крове, и повинен есмь, и суд себе ям и пию, не разсуждая Тела и Крове Тебе, Христа и Бога моего, но на щедроты Твоя дерзая, прихожду к Тебе…» (Молитва 5, святителя Василия Великого). В русском переводе: «Знаю, Господи, что я недостойно причащаюсь пречистого Твоего Тела и драгоценной Твоей Крови, и виновен, и ем и пью осуждение себе, не различая Тела и Крови Твоей, Христа и Бога моего. Но, дерзновенно уповая на сострадание Твоё, прихожу к Тебе…». Какая глубина святоотеческих слов! Действительно, мы недостойны, но дерзаем, надеясь на Милосердие Божие! Приведем здесь, конечно, и еще одно, можно сказать современное откровение Божие, явленное всем желающим вести богоугодную жизнь ко спасению своей души. Эти великие слова Сам Христос сказал преподобному Силуану Афонскому: «Держи ум твой во аде, и не отчаивайся»!

Да, только христианская надежда делает нас свободными от житейского бурного круговорота, мы всегда знаем, что, если будем честно, по совести, держаться за Ризу Христову, взывая из глубины своего сердца о помиловании, Любящий Отец Небесный обязательно ответит такому сердцу Своей неизглаголанной, ни с чем несравнимой Любовью!

И тогда вместе с апостолом Иоанном Богословом, по вере нашей, а, лучше сказать, по абсолютному доверию нашему ко Творцу, сможем воскликнуть: «И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверовали в нее. Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин. 4:16)!

Священник Сергий Генченков, клирик Никольского храма села Никулино Истринского благочиния, кандидат филологических наук

Комментарии закрыты