Приснопамятный архимандрит Кирилл (Павлов) о добродетели смирения

 

Смиренномудрие есть такое состояние души, в котором она, познав свою слабость и нечистоту свою, бывает далеко от всякого мнения о себе, постоянно старается раскрывать в себе доброе, искоренять все злое, но никогда не почитает себя достигшею совершенства и ожидает его от благодати Божией, а не от собственных усилий. 

Святые отцы и учители церкви не находят слов для восхваления этой добродетели. «В душах смиренных почиет Господь», – говорят они. Не спасет нас ни подвижничество, ни бдение, ни другой какой труд, если не будет при сем истинного смирения. 

Но, несмотря на высокое достоинство и значение этой добродетели, в нас мало христианского смирения. Дух явной и тайной гордыни и тщеславия преобладает между нами, так что почти каждый из нас много и высоко думает от себе и мало и низко – о других. Даже те, которые по самому положению своему должны бы были смиряться, не хотят смиряться перед старшими: каждый возвышает себя и превозносит, а унизить и смирить себя не хочет. «Да хуже ли я других?» – говорят обыкновенно. 

Архимандрит Кирилл (Павлов), кадр документального фильма

Архимандрит Кирилл (Павлов), кадр документального фильма

Возвышая, восхваляя себя и унижая, презирая других, станем ли мы со смирением служить другим? Превознося себя и желая первенства над другими, почти никто не помышляет о необходимости смиренно служить всем и каждому. Отсюда в семе и обществе вместо любви, согласия и взаимных услуг существует взаимная неуступчивость, взаимное недоброжелательство, зависть, ненависть друг к другу, ссоры, распри, раздоры. А добродетель смирения приходит чуть ли не во всеобщее забвение. 

Между тем эта добродетель – самая любезная из всех добродетелей. Сам Господь свидетельствует о Себе: «На кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливого, и трепещущего слов Моих» (Ис. 66:2).

«Смиренномудрие, – говорит преподобный Симеон Новый Богослов, – заключает в себе послушание, терпение, признание человеческой немощи, благодарение Богу за все … за славу и безчестие, здоровье и болезнь, богатство и бедность».

Еще более признаков истинного смирения указывает Ефрем Сирин. Сюда относятся: никого не осуждать, не унижать и не оклеветывать, говорить тихо, спокойно, редко, ни в чем не выставлять себя за меру, ни с кем не спорить ни о вере, ни о другом чем, но если говорит кто хорошо, сказать ему: да, а если худо, отвечать: сам знаешь; быть в подчинении и гнушаться своей воли, никогда не празднословить, не пустословить, не лгать, не противоречить высшему, с радостью переносить обиды, уничижения; любить труд, никого не огорчать, не уязвлять ничью совесть. Таковы признаки истинного смирения.

Основа смирения и смиренномудрия – в самоуничижении ради Христа, в отказе от себя, от своей гордости и самости. «Все, подчиняясь друг другу, – говорит святой апостол Петр, – облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать. Итак, смиритесь под крепкую руку Божию»(1 Пет. 5:5–6). 

Если мы желаем быть истинными христианами, то должны всеми силами стараться возбудить в себе дух христианского смирения и стремление служить другим. Чтобы мы полюбили смирение и не думали, что оно может унизить нас, мы должны всегда помнить, что этой добродетели прямо обещана награда, и что гордость ненавистна Господу и людям, смирение же привлекает благоволение Божие и людей. 

Кто высоко думает о себе, высоко ставит себя, гордится, собою занимается, а к другим относится с небрежением, тот мал, низок и мерзок перед Господом. «Что высоко у людей, – говорит нам слово Божие, – то мерзость перед Богом» (Лк. 16:15).Господь гордым противится, а смиренным дает благодать (1 Пет. 5:5).Всякий возвышающий себя унижен будет (Лк. 14:11). Кто высоко думает о себе, тот мал и низок в глазах людей. Напротив, кто имеет смирение и смиренно служит другим, тот будет возвышен Богом и почтен людьми. 

«Блажен, – говорит святой Исаак Сирин, – блажен, кто смиряет себя во всем пред всеми людьми, предваряй всякого своим приветствием и поклоном, и будешь почтен. Унижай себя ради Бога и не узнаешь, как умножится слава твоя. Всю жизнь свою признавай себя грешником, чтобы во всей жизни своей быть оправданным. Будь невеждою в мудрости своей, а не кажись мудрым, будучи невеждою. Будь по учению Спасителя слугою и рабом во благо всем ближним, и ты придешь к совершенству и превосходству».

Побуждая себя к смирению, мы должны всегда иметь в виду, что без смирения все добродетели наши и все подвиги не могут иметь цены перед Богом. «Без смирения, – говорит святитель Тихон Задонский, – не полезна молитва бывает. Без смирения истинное покаяние быть не может, но есть притворное и ложное, которое только на устах, а не на сердце имеется». – «Без смирения, – говорит преподобный Исаак Сирин, – напрасны все дела наши, всякие добродетели и всякое делание». 

Преподобному Арсению Великому Ангел показал такое видение. Стояла отворенная церковь, и вот два мужа несли к той церкви бревно и хотели пройти в двери церковные, но не могли, так как несли бревно не в длину его, как бы следовало, а стояли рядом и, не желая уступить один другому, хотели войти в церковные двери оба в одно время, а потому и остались за дверями, не будучи в состоянии войти в отворенную церковь.

Преподобный Арсений спросил Ангела: «Что значит виденное?» И Ангел объяснил ему таким образом: «Сии люди, несшие бревно, изображают собой мужей добродетельных, но гордых, которые не хотят смириться друг перед другом, посему и не входят в Царство Небесное, но остаются вне по гордости своей».

Чтобы возбудить в себе дух смирения и стремление служить другим, мы должны чаще взирать на пример Господа нашего Иисуса Христа. «Сын Божий тебя ради смирился, тебе ли гордится? – говорит святитель Тихон Задонский. – Сын Божий умыл ноги ученикам Своим: тебе ли стыдно послужить братии своей? Сын Божий не для того и приходил на землю, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих». Нам ли высокомудрствовать о себе и унижать других? Нам ли не нести трудов и жертв для блага ближних? 

Архимандрит Кирилл

Архимандрит Кирилл

Все добрые христиане в высоком примере Своего Господа находили сильнейшие побуждения смирять себя перед Богом и людьми и всегда оказывали друг другу взаимную уступчивость и услужливость. 

Так, например, великий святой муж преподобный Макарий Египетский не постыдился и не поленился из пустыни сходить в город Александрию только для того, чтобы доставить утешение больному отшельнику – купить и принести ему некую пищу, которой больной пожелал. Подобного рода услуги ближним свои старались оказывать и все истинно великие и истинно святые люди.

Будем же стараться научаться этой добродетели и мы, дорогие братия и сестры, помятуя, что смирение возводит человека, а гордость низвергает в бездну и лишает благодати Божией.

Предметами, наиболее возбуждающими и поддерживающими нашу гордость, являются красота, здоровье и крепость телесные, богатство, знание, ученость и слава. А при невнимании к себе к гордости может вести и самая жизнь добродетельная. Да, один гордится своим богатством и положением, другой – своей физической силой и здоровьем, третий – своим умом, познаниями, четвертый – отличиями, заслугами или же – добродетелями. Гордый услаждается мыслью, что все это – его собственность, и тем более надмевается и превозносится, чем глубже в нем укореняется такое убеждение.

Однако убеждение это ложное и неправильное. И богатство и красота, и здоровье, и отличия сами по себе – ничто, если не будет в человеке благочестивой настроенности. Они ничего не дают человеку, кроме одного суетного обольщения и надменности души. Они изгоняют из души мир и счастье, умножают в ней душевные скорби и лишают ее блаженства в будущей вечной жизни.

Некоторые надмеваются своей мудростью и благоразумием, но и эти человеческие блага обладают величием суетным и высоту уготовляют ложную, ибо сами по себе не имеют никакой цены, если нет при них у человека страза Божия. Величайший и невидимый мудрец, знаток мирской премудрости – диавол, будучи коварен, не имея страха Божия, сделался богоотступником и подвергся вечному осуждению, несмотря на то что был умнее всех.

…Первою и основною заповедью блаженства является нищета духовная: «Блаженны нищие духом яко тех есть Царство Небесное»(Мф. 5:3), – говорит Спаситель. Нищета духовная есть такое смирение духа, когда человек смиряется не по привычке и не по сознанию своих недостатков, а по здравому убеждению в том, что у человека нет ничего собственного, а все, чем он пользуется есть дар Божий, что силы душевные и телесные мы имеем от Бога, и без благодатной помощи Божией не можем исполнять заповеди Божии, не можем быть угодными Богу. Так сознающие свою зависимость от Бога ничего себе не присвояют, но все свои преимущества, внутренние и внешние, какие бы ни имели, приписывают Богу и благоговеют перед Богом, подателем всех даров, самих же себя почитают за ничто. Это-то смирение и доставляет нам блаженство и делает нас достойными последователями Христовыми. Этим-то смирением и были украшены все святые, благоугодившие Господу. Они смиряли себя на земле, за то Господь их превознес и прославил.«Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк. 14:11).

Обыкновенно всем нам желательно, чтобы мы имели хорошее здоровье, а не страдали бы на одре болезни; отличались бы телесною красотою и силою, душевными способностями, занимали бы в обществе высшие, почетные должности и пользовались славою, а не жили бы в безвестности; хочется, наконец, обладать богатством, а не терпеть крайнюю нужду во всем и жить в бедности. Так наше плотское мудрование внушает нам домогаться этих мирских отличий, и в случае неисполнения своих желаний человек ропщет на судьбу, ропщет на Бога, завидует ближним, и в конце концов получает зло, грех. «Но пусть каждый рассудит про себя, смеет ли кто из нас сказать, что он достоин лучшей участи, нежели та, какую даровал ему Бог. А ты, кто, человек, что споришь с Богом? Изделие скажет ли сделавшему его: «зачем ты меня так сделал?» Не властен ли горшечник над глиною, чтобы из той же смеси сделать один сосуд для почетного употребления, а другой для низкого», – говорит святой апостол Павел (Рим. 9:20–21.

Правосудие Божие воздает каждому свое. Кто из нас дерзнет утверждать, что, будучи счастлив, он вел бы себя лучше, честнее, благонравнее, богобоязненнее? Вековой опыт показывает противное. Счастье всегда портит, надмевает человека, а несчастье отрезвляет, смиряет его. Очень легко может статься, что при постоянном здравии и благополучии, среди богатств и почестей человек с прекрасными душевными дарованиями зазнается, забудется, сделается надменным душою и непреступным гордецом, властолюбцем, заклятым скрягою, ненасытным развратником и даже отъявленным богоотступником. История еврейского народа, его царей Давида и Соломона, а также история Навуходоносора и повесть о Евлогии-каменосечце подтверждают это утверждение.

Евлогий, пока был каменосечсем, работал весь день, не евши ничего до вечера, вечером же, возвращаясь домой, он отыскивал бедных и странников, вводил их в дом и кормил. Такой порядок жизни продолжался у него от самой юности до старости. Однажды преподобный авва Даниил Скитский, удивляясь такой необыкновенной доброте Евлогия, сказал сам себе: «Что бы было с этим человеком, если бы он был богат? Сколько бы он тогда делал всем добра!» И начал молить Бога, чтобы он наградил Евлогия богатством. Три недели постился старец и совершал усердные молитвы. Однажды ему в сонном ведении явился некий отрок и сказал: «Лучше для Евлогия оставаться тем, чем он есть теперь; впрочем ради усильной твоей просьбы о нем я наделю его богатством, если только ты поручишься за его душу». Вскоре Евлогий действительно чудесным образом разбогател. Что же стало с богатым Евлогием? Богачу тесна кажется старая его хижина, низко прежнее ремесло, он отправляется в Царьград, там покупает себе великолепный дом, входит в знакомство с вельможами и сам, наконец, становится вельможею, из трудолюбивого делается изнеженным празднолюбцем, из приветливого и гостеприимного – надменным и жестокосердным: приказывает своим слугам странников гнать, а докучливых нищих даже бить. Вот как почести и богатство переменили нравы Евлогия! 

Кровь Иисуса Христа сильна очистить нас от всякого греха, лишь бы только наше покаяние сопровождалось твердой верой в Божественность Его, распятого за нас, и крепким упованием на искупительную силу принятой Им за грехи человеческие крестной смерти. Чем спаслись разбойники, блудники, мытари и другие тяжкие грешники? Не слезным ли покаянием, соединенным с верою в Искупителя и надеждою на милосердие Божие? Напротив, отчего погибли братоубийца Каин и Иуда-предатель? Оттого, что отчаялись в прощении грехов своих. А, значит, губит человека не великость грехов, но нераскаянное и ожесточенное сердце.

Все мы сейчас с вами, дорогие, тяжело переживаем то, что совершается вокруг. Все чувствуют беспокойство и охвачены тревогой, смущением. Но надо сказать, что во всех этих тревожных событиях, опасностях все люди повинны. В том числе и мы с вами повинны. Перестали жить по-христиански. Перестали жить по заповедям Христовым. Поэтому долготерпение, милосердие Божии истощились …

Нам самим надо смотреть за собою, за своими грехами, за своими пороками и исправлять их, но не пересуживать поступки ближних. Обличая страсть осуждать ближних по поводу нравственного падения, один проповедник говорит так: «Один наш ближний пал. Но вы, осуждающие его, разве вы не падали сами никогда? Приятно ли вам будет, если кто-нибудь станет рассказывать о вашем дурном прошлом, о котором вы уже забыли? Вы на это скажите, что жизнь ваша была свободна от больших погрешностей. Согласен. Но себе ли вы приписываете эту добродетель? Если вам не доставало случая для падения, то сколько раз вы мысленно стремились к нему. Сколько в вашей душе было желаний, расположений именно к этому греху? Покажите, если осмелитесь, нам свою внутреннюю жизнь. Расскажите о своих тайных мыслях, которых люди не знают и не видят. О своих постыдных страстях, о своих недостойных желаниях. И вот, когда эта греховная бездна бродила по вашей душе и в уме, по виду внешняя жизнь ваша была безукоризненна. Вас уважали, и ни одно человеческое око не зрело, не видело, что происходило в вашей душе. И, предположим, что в одну из этих минут страсть зажгла ваше сердце, пленила вашу совесть, явилось искушение, самое живое… И что бы с вами случилось в то время, если бы кто-нибудь заметил ваше падение и стал рассказывать о нем людям? Приятно ли вам это было? Поэтому если милосердие Божие вас и хранит, то это только по благости Божией Господь не попускает вам пасть, Господь хранит. А если бы предоставил Он вас вашим собственным инстинктам, страстям, то вы бы давно погибли».

И далее продолжает: «Вот ближний пал. Но знаете ли вы его историю? Историю его рождения? Его среду? Окружение? Было ли его прошлое воспитанием благодатным, в доброй среде?

Чувствовал ли он слезы, предостережения матери-христианки? Была ли это христианская среда? Открыто ли было ему Евангелие с самого начала? Всеправеднейший Господь праведно рассудит на Своих весах, кто из вас более должен отвечать и виновен: ты ли, который получил больше таланта, знания, или тот, который не знал ничего?» 

Первое, к чему нас призывают эти слова, – к внутреннему обращению, вниманию к самим себе и к искреннему смирению перед Богом. А во-вторых – к глубокому состраданию человеку, падшему во зло.

…И, наконец, в заключении приведем несколько слов Василия Великого о том, когда и почему допускается говорить дурное о ближнем. Это – только в двух случаях. Во-первых, если мы хотим обратить, спасти согрешающего брата и приходим к опытному наставнику за советом, то тогда можем все дурное о брате ему рассказать. И во-вторых, когда мы хотим предостеречь кого-либо от пагубного влияния этого согрешающего брата. 

Потому что находясь в сообществе с ним и считая его хорошим человеком, другой человек может подпасть под его дурное влияние. В этом случае, чтобы его спасти, можно сказать все дурное об этом брате, на которого он надеется и имеет другом. В остальных случаях, если человек говорит с намерением осудить, очернить, унизить брата, пусть это будет и сущая правда, – это уже клевета и осуждение. И человек за это сам подвергается осуждению. 

Поэтому, дорогие братия и сестры, будем помнить христианское учение: всемерно свой язык воздерживать, не вмешиваться в дела ближних, не касаться их и не пересуживать. Помнить, что у нас своих слабостей, грехов, заблуждений полно. Лучше будем все свое внимание обращать на самих себя, на исправление своих погрешностей. Это будет спасительно и угодно Богу. Будем памятовать слова апостола Павла: «Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Господь восставить его» (Рим. 14:4). Будем памятовать слова Спасителя, запишем их на скрижалях своего сердца: «Не судите и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете» (Лк. 6:37).

Источники:

Архимандрит Кирилл (Павлов). Цель нашей жизни – спасение души! Жизнеописание, проповеди. – СТСЛ, 2017.

Архимандрит Кирилл (Павлов). О смысле жизни. – М.: Данилов монастырь, 2017.Архимандрит Кирилл (Павлов). Проповеди. – М.: Московское подворье СТСЛ, 2017. 

 

Комментарии закрыты