Почему на нас все время идут войной и не могут победить? Об уникальном цивилизационном типе русского человека, о верности и предательстве, о казачестве и терроризме размышляет архимандрит Георгий (Шестун).

 

Чтобы понять, как многонациональная, многоконфессиональная Россия стала мощным носителем православной цивилизации, следует вспомнить, как была устроена наша страна.

Опыт самодержавной Руси очень показателен с точки зрения объединения многих этносов, конфессий в единую нацию, или цивилизационный народ.

Русский император, восходя на престол, давал клятву помазания, обещая служить Христу, приводить народ к Богу, хранить веру Православную. И, конечно, наше государство было создано русскими православными людьми. Русский народ – державный – всегда был основой нашей многонациональной Российской империи. Царь давал клятву верности Христу, а народ давал клятву верности русскому Царю. Русские люди присягали на Евангелии, мусульмане – на Коране, буддисты – на мече, язычники – на огне. Кто чему поклонялся как святыне, на том и давал клятву. Но все давал обет верности «Белому Царю», как его называли инородцы. Царь служил Христу. И каждый верноподданный, какой бы народности и веры ни был, служа Белому Царю, тем самым также служил Христу!

Казаки

Казаки

Гражданство земное – это этнос, а гражданство небесное – это вера. И важно, что все люди были верующие, пусть по-разному. А верующие понимают, что такое святыня, что такое честь, верность, дух, что такое служба. Поэтому любое государство строилось всегда верующими людьми.

Понятие «верноподданство» и объединяло все конфессии, все этносы в единый народ. И до сих пор, если ты живешь в России – татарин, бурят, чуваш – за границу приезжаешь: ты – русский.

В чем был ужас переворота 1917 года? Народ предал царя. И за это Бог нас оставил. Вину же во всех постигших страну бедах до сих пор многие безумно возлагают на святого царя Николая Второго. Но он мог управлять только верноподданным народом. Не Государь отказался от своего служения, но народ, предавший его, перестал быть верноподданным, отвергнув Богом данное Самодержавие. Ближайшее окружение Императора, члены семьи цепляли на себя красные банты. Даже Святейший Синод поддержал отречение Императора: митрополит Владимир (Богоявленский), будущий священномученик, первым делом вынес из зала заседания Синода кресло Императора. Нет Царя, а кому присягать? Временному правительству.

Царя предали, и он просто умолк. Помните, его фотографию во Пскове, где он в окошко смотрит? И дальше идет его молчание. «Ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше» (Ин. 19:11). Он остался верным своей присяге, которую давал Христу, до смерти…

Император Николай II во Пскове

Император Николай II во Пскове

Но оказалось, что народ без царя в голове, без отца создавать ничего не в состоянии, но только разрушать. Государство разрушили в течение полугода. Потом пришли те, кто стал его снова собирать. Каким образом? Не хотели родного батюшку – получайте отчима. Настали времена тирании и жесточайшего террора. Но когда в наше время началась эта якобы «перестройка», все вдруг стали мечтать о сильной руке: «Сталина на вас нет». Когда нет твердой, пусть даже жестокой, руки, в стране наступают беспредел и хаос, народ страдает. То есть идея самодержавной Руси глубоко коренится в образе жизни, в образе государственного правления.

Сейчас мы радуемся: у нас такой президент, которым можно гордиться. Однако наша жизнь построена сегодня на очень шатких основаниях. В Конституции сказано, что никакая идеология, никакая религия не могут быть главенствующими. Слава Богу, у нас такой президент, который говорит, что Православие – это основа нашей жизни. Он дружит с Патриархом, молится, участвует в богослужениях, ездит по святым местам. А придет другой и на основании той же Конституции сможет развернуть всю нашу жизнь наоборот.

Кадеты

Кадеты

Сегодня традиция, в которой мы живем, хранится только Православной Церковью, и поэтому русским человеком с полным правом можно назвать только церковного человека. А русский человек всегда и был церковным. Потому что разрозненные славянские племена – вятичи, кривичи, древляне, поляне и пр. – крестившись, стали одной веры; приняли Плоть и Кровь Христову в Причастии – стали одной плоти, одной крови – братьями и сестрами, русским народом. Русский народ родился в Крещальной купели.

Сейчас идет возрождение казачества. Митрополит Самарский и Новокуйбышевский Сергий меня поставил окормлять самарских казаков. И мы создаем в Самаре казачьи классы, кадетские корпуса. Воспитываем молодежь, читаем им лекции, воцерковляем. Наши казаки организовали постоянный крестный ход, который следует по всей территории Волжского казачьего войска, а это 14 регионов. Ходят круглогодично, конвой сопровождения – по 7 человек, меняются через две недели. Несут список чудотворной иконы Божией Матери «Избавительница от бед», которая явилась у нас под Самарой за четыре дня до революции. Идут по городам и селам, заходят даже в такую глушь, где ни храма, ни священника нет. Взбадривают православный дух. Обычно их встречает все село, ребята поют акафисты, ведут беседы просветительские. Заходят в школы, детские дома, воинские части, колонии. Для людей это такой праздник, народ ликует просто. Даже на Афон ходили крестным ходом, подняли икону на самую вершину. Хлопцы это грамотные, некоторые в Троице-Сергиевой Лавре окончили наши Высшие Богословские курсы МДА, остальные учатся в Самаре. Все с высшим образованием, воцерковленные.

И очень много чудес происходит – просто прозревают люди, костыли бросают, в бесплодных семьях детки рождаются. Для наших ребят это тоже уроки Божией помощи, Божией силы.

Все начинается с веры. У каждого казачьего сообщества у нас сейчас есть свой духовный руководитель. Поэтому, когда собираются казаки, приезжают еще 10–15 священников, потому что каждая станица едет со своим духовником. Есть духовник всего казачьего войска, есть духовник самарского отделения, а есть еще те, кто окормляет казаков как боевые священники.

Сегодня появились кадетские классы, где идет подготовка к службе в армии, военно-патриотическое воспитание. Но казак – не солдат, он – воин. Казачье братство – сотни, эскадроны – отличается от остальной армии по подготовке, по духу, по владению оружием, по тактике ведению боя, по отношению друг к другу. И это как раз то, что будет востребовано молодежью. Потому что у казаков очень много внимания уделялось благородству, внешнему виду, поведению. Мужественность была во всем – в манерах, в одежде, в оружии, в том, как человек сидит на коне. 

В основе православной педагогики – педагогики Православной цивилизации – лежит воспитание как воцерковление. В моей книге «Православная педагогика», в последнем, четвертом, издании, есть определения всех понятий: что такое образование, что такое обучение.

Обучение – это особый вид покаяния, потому что учиться может только тот человек, который чувствует свое несовершенство. Почему мы каемся? Каяться – это преодолевать свое несовершенство. Гордого человека научить нельзя. В книге приводится опыт святых отцов, наших учителей, философов, славянофилов по воспитанию. Там есть подробно и о том, что я вам рассказывал про цивилизации, трехуровневое культурно-историческое пространство – этническое, цивилизационное, мировое.

Главное в православной педагогике – это становление – понятие, которое кардинальным образом отличается от развития, о котором все время говорят. Развитие – это когда природа человека разворачивается с ростом. Ребенок можешь заниматься или нет, но он при этом все равно развивается: растет, учится говорить, ходить, делать что-то. Мы можем в это развитие вкладывать какое-то свое содержание, немного облагораживая, управляя, какие-то неправильные стороны чуть задерживая. Но это все равно – разворачивание неких природных сил, которые в человеке заложены.

А становление – это некий процесс, который происходит только при определенных, благодатных условиях. Попадает человек в эти условия, и он начинает восхождение от плотского состояния к душевному, от душевного – к духовному. А если нет Церкви – человек максимум может стать душевным.

В чем отличия плотского, душевного и духовного человека? Плотского человека определяет не он сам, а его атрибутика – дом, должность, зарплата, бриллианты, пять охранников, которые чаще всего не нужны, три джипа и т.д. Он любой ценой делает карьеру, идет по головам. Если у него все это отнять, его фактически не будет. При этом человек может быть и вполне культурным, и достаточно образованным, не обязательно каким-то бандитом.

Архимандрит Георгий (Шестун)

Архимандрит Георгий (Шестун)

Второй уровень – душевный, когда человек понимает, что вокруг есть другие люди, и его собственный статус определяется не только тем, кто он, но и с кем. Поэтому у него в кабинете висит множество фотографий – это я с Патриархом, это я с президентом, здесь я со старцем, а здесь с известным артистом. Вот какой я, видите? Они любят фотографироваться, делать селфи.

Ну, а духовный – это уже преодоление. Это процесс, в котором важно все, что у тебя наработано, но оно получает другое направление, мотивацию, иной смысл. Вся природность – это средства, которые достаются человеку. Но главное – для чего? А получаешь ты эти средства для служения Богу. Поэтому, когда в Церковь приходит человек из мира, где он был, скажем, журналистом, он журналистом и останется, но уже будет служить Богу. Был педагогом – педагогом останется. Был врачом – останется врачом. Все, что в мире накопилось, никуда не исчезает. В Церкви человек начинает не новую жизнь, а новое служение.

Вот это и есть становление – когда ты сначала служишь себе, потом другому, потом – Богу. Православие – это твердое служение, иногда жесткое, до крови, даже до смерти. И становление происходит только в церковной жизни. Если ее нет – ты зависаешь на первых двух уровнях.

Становление – это рождение личности, духовной ипостаси человеческой природы. Природа восстанавливается во Христе, при этом каждому дана индивидуальная духовная жизнь, призвание, служение. Каждый человек – особый. Но только в процессе становления он становится личностью. То есть развитие природы – это развитие средств, а при помощи этих средств ты становишься личностью.

И люди делятся на три разные породы, разные природы. Это три разных мотива, смысла, цели. Поэтому апостол Павел и говорил: «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно…»(1 Кор. 2:14)

Если же говорить про цивилизационный тип русского человека, то, во-первых, русский человек – всегда церковный. Второе – верноподданный, верный до смерти. И третья ментальная особенность русских людей – в определенные моменты жизни они могут превзойти возможности человеческой природы. Потом сами будут этому удивляться – русскому чуду, русскому духу.

Почему на нас все время идут войной? Потому что думают, что победят, но ни разу не победили. Потому что начинается тот эффект, когда русский человек превосходит природу: женщины без еды и сна сеют и пашут, дети встают к станкам, мужичины без страха грудью дзоты закрывают. И все вместе совершают то, что другой народ в этих же условиях совершить не в состоянии. То есть на самом деле становятся теми богатырями, которых можно убить, но нельзя победить. Это и есть особенность русского человека.

Публикуется в сокращении

Справка
Архимандрит Георгий (Шестун) – доктор педагогических наук, профессор, академик РАЕН, настоятель Заволжского монастыря в честь Честного и Животворящего Креста Господнего (Самара) 

 

Комментарии закрыты