Протоиерей Валериан Кречетов, почетный настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы и церкви Новомучеников и Исповедников Российских в селе Акулово Московской области, размышляет о добродетели радования.

– Отец Валериан, Священное Писание призывает нас радоваться. Но как можно радоваться, когда каждый из нас несет крест множества болезней, скорбей от «ближних» и «дальних»? 

– Когда речь идет о счастье, радости – надо прежде всего определить – что это такое. Потому что подчас у нас говорят о разных вещах и даже иногда противоположных. В церкви на литургии мы каждый раз слышим, как поется третий антифон – Заповеди блаженства. Но они как будто нас не касаются. А блаженны кто? Плачущие, алчущие, жаждущие, а дальше вообще сказано – «Блажени есте, егда поносят вам, и изженут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради». А дальше – «Радуйтесь и веселитесь!» Ничего себе… Как же понимать радость? Ведь это же не пустые слова-то. 

Фото Анатолия Заболоцкого. Фрагмент

Фото Анатолия Заболоцкого. Фрагмент

У нас путают духовную радость – непреходящую, вечную – с временными радостями. Вот ребенок пошел, заговорил, что-то пролепетал, сделал что-то хорошее – но все это проходит, забывается. Сколько старается иногда человек ради другого, а тот, к несчастью, потом все забывает за одно какое-то не по нему сказанное слово. И никакой благодарности нет. 

Поэтому в духовном смысле речь идет о радости, о которой Господь сказал:«И радости вашей никто не отнимет у вас»(Ин. 16:22). Это вопрос, между прочим, очень серьезный. На Покров, как на все Богородичные праздники, читалось Евангелие Богородичное – о Марфе и Марии. Марфа заботилась о большом угощении, а Мария села у ног Иисусовых и слушала слово Его. В этом Евангелии как раз и сказано о едином на потребу: «Мария же избрала благую часть, которая не отнимется от нее»(Лк. 10:42). Эту благую часть невозможно отнять. Я у детей спрашивал: «Что у человека невозможно отнять?» Умение, мастерство – его не отнимешь, оно есть, в этой жизни это уже что-то стабильное, постоянное. Больше того, человек все-таки испытывает радость, когда достигает совершенства…

В этой, временной, жизни есть прообраз будущей. Как говорил святитель Николай Сербский: солнце, которое дает свет, все животворит, всегда светит и все греет, – есть символ Вечного Солнца. «Христе, Свете Истины, просвещая и освящая всякого человека, грядущего в мир». Или, как замечательно сказал один архиерей: цветы – это образ рая здесь, на земле. 

Когда человек любит, у него в сердце радость, обнимающая все. На эту тему есть замечательное стихотворение Алексея Константиновича Толстого:

Благословляю вас, леса,

Долины, нивы, горы, воды!

Благословляю я свободу

И голубые небеса!

И посох мой благословляю,

И эту бедную суму,

И степь от края и до края,

И солнца свет, и ночи тьму!

И одинокую тропинку,

По коей нищий я иду,

И в поле каждую былинку,

И в небе каждую звезду!

О, если б мог всю жизнь смешать я,

Всю душу вместе с вами слить;

О, если б мог в мои объятья

Я вас, враги, друзья и братья,

И всю природу заключить!..

Человек радостный живет в любви. А без любви в радости жить невозможно: даже радость будет эгоистичной. Радость духовная – другая, она все объединяет и все оживотворяет. Это как раз та радость, о которой сказал Господь, когда жены-мироносицы встретили Его Воскресшего: «Радуйтесь!» Господь воскрес. Все – победа над смертью. Смерти нет. Это только временное изменение, дальше – будущая жизнь. Эту радость уже никто не отнимет, как и духовную свободу, про которую святитель Николай Сербский говорил, что и в темнице, и на свободе она одна и та же. 

Почему святые испытывали состояние радости, а апостол сказал:«Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите»(1 Фес. 5:16–18)? 

А как же это сочетать с тем, что кто-то себя так плохо ведет? Да, это скорбь, но она временна. Есть такое рассуждение на эту тему: как я могу радоваться, когда кто-то там, в аду, мучается? 

– Да, батюшка, предположим, мать в раю, а ребенок в аду. Ну как тут можно радоваться?

– Дело все в том, что состояние, которое будет испытывать человек в раю, мы здесь не можем осознать. Как сказал один подвижник: «Если Ты меня помилуешь – слава Твоему милосердию. Если накажешь – слава Твоему праведному суду». И здесь до конца объяснить все невозможно, потому что это неподвластно нашему пониманию.

Мать протоиерея Валериана Кречетова

Мать протоиерея Валериана Кречетова

Когда-то, слава Богу, у меня все было благополучно в семье, должен был родиться четвертый сын, я стал священником. Однажды на одной из первых моих служб, во время Шестопсалмия, я испытал особое состояние. Вдруг все перестало существовать, кроме Престола и меня, стоящего пред Престолом. Хотя у меня были любимая жена, дети. Но в памяти – ничего, только предстояние пред Престолом. И так всегда… Я думаю, все, что нас связывает в земной жизни, там примет другие формы и состояния. 

В земной жизни тоже много всего было. А ведь мы не так много помним, по большей части забываем, хотя какие-то моменты казались безвыходными, безнадежными. Это свойство – временность памяти – видимо, как-то сделает свое дело, и человек, устремленный к Богу, к общей радости, о плохом забудет. Помните, как Господь сказал: «Женщина, когда рождает, терпит скорбь, потому что пришел час ее; но когда родит младенца, уже не помнит скорби от радости, потому что родился человек в мир»(Ин. 16:21).

Мы недоумеваем: как это – не помнить о ребенке? А ведь я встречал пожилых людей, которые своей собственной дочери говорили: «А ты чья будешь, деточка?» Вот тебе и память о ребенке. Да будешь ли ты помнить о ребенке-то? В заупокойных песнопениях есть слова: «Егда душа от тела имать нуждею восхититися страшными Ангелы, всех забывает сродников и знаемых, и печется о будущих судилищей стоянии».

Но уже сейчас – разве мать всегда помнит о своем ребенке? Так уж семейные пары живут только ради детей и думают только о детях? Некоторые матери устраивают свою жизнь, как хотят, нисколько не думая о своих детях. Живут, по крайней мере, стараются жить, в свое удовольствие. А там будет действительно радость. Не временное удовольствие какое-то, а радость духовная. 

Поэтому все эти сентиментальные вопросы: «Как же будет, если ребенок твой мучается?» – задавайте тем, кто временную радость испытывает, не думая о своих детях. Пусть они отвечают на этот вопрос. 

– Можно ли воспитать в себе, в детях добродетель радости? Или это дар от Бога? 

– К радости надо стремиться и всегда о ней помнить. Человек, неблагодарный сердцем, все время недоволен, ему постоянно чего-то не хватает. А человек с благодарным сердцем всегда доволен и всегда радуется. Учиться нужно на простых вещах – благодарить Бога. И не в особых случаях, а постоянно – обращаться к Богу, обращаться к радости… 

Действительно, живем-то – слава Богу. Сейчас смотришь – там бедствие, там катастрофа, а мы живем… Так благодарить надо Бога. Мы сейчас можем прийти в храм, а кто-то не может, сломал ногу или парализован. Так нам нужно день и ночь радоваться, а мы еще чем-то недовольны. В одних и тех же условиях одни радуются, а другие нет.

Анатолий Владимирович Жигулин – замечательный поэт с радостной душой. Я его хорошо знал, венчал. Он рассказывал: случилось так, что девять месяцев сидел в тюрьме со священником, отцом Митрофаном. Потом их разлучили, послали по этапу. И в каком-то лагере они вдруг встретились опять. Отец Митрофан увидел его: «Вот, Толя, – говорит, – то сидели в каземате, а теперь ходим!» И тот радостный идет по зоне – с ящиком. Топор, молоток у него – плотничал там, что-то ремонтировал. И радостно, что они хотя и в зоне, в тюрьме, но уже ходят. Когда человек перестраивает свою душу, получает радостное устроение, тогда он все воспринимает по-другому. 

Мы знаем, что скорбями Господь очищает от грехов. Некоторые даже просят: «Господи, накажи здесь, только там помилуй». А кто-то не просит, но, когда посылаются скорби, радуется. Как тот раб Божий, который просил у Бога: «Какую добродетель избрать, чтобы спастись?» Ему было показано: все спасшиеся что-то терпели безропотно. И он стал искать – от кого потерпеть. Нашел какого-то старца сварливого, с ним никто не жил. И стал к нему проситься в послушники. Тот говорит: «Пошел вон!» Он не уходит. «Ты хочешь втереться в доверие, а потом обокрасть меня?» Стал его палкой бить. А тот раб Божий и говорит: «Господи, как Ты быстро исполняешь мое прошение, уже я терплю». И был в послушании у него 13 лет. А недалеко жил старец благостный. Он послан был ему как бы в утешение. «Ну, как жизнь?» – спрашивал его иногда этот старец. «Сегодня немножечко заработал, наверное», – отвечал этот послушник. Значит, потерпел какое-то поношение. И радовался. А в другой раз говорит: «Сегодня день пропал. Старец не ругался, не дрался». Такое устроение души имел – умел радоваться в таких обстоятельствах. 

Преподобный Моисей Мурин, эфиоп – пример классический. Как-то решили проверить его преуспеяние духовное. Он уже провел несколько лет в монастыре, в удаленной келье, а прежде был атаманом разбойников. Представляете, какая личность? И вот епископ велел позвать его в алтарь, а когда войдет – выгнать. Его позвали, а потом выгнали: «Пошел, пес, отсюда!» Он убрался. Опять позвали – и опять выгнали. И в третий раз позвали и снова выгнали. Потом уже Моисей был в совете старцев. Спрашивают у него: «Отче, в первый раз что с тобой было?» Он отвечает: «В первый раз смятохся и не глаголах». Второй раз – «уготовахся и не смутихся». А в третий раз – «возвеселихся». Радовался уже – ну, сейчас выгонят! Потому что все равно – и временная радость, и временная скорбь здесь кончатся.

Отец Валериан Кречетов у могилы матери

Отец Валериан Кречетов у могилы матери

– Батюшка, а как детей научить радоваться? 

– У меня мамочка – я не видел ее унывающей, она всегда была радостная. Важен пример, прежде всего личный. Детей нужно учить радоваться. Что-то получилось – слава Богу – это хорошо. Хорошо вот это. Ну, и это тоже хорошо.

– То есть подчеркивать то хорошее, что происходит?

– Конечно! У мамочки, Царствие ей Небесное, лицо все время радостное было, светлое. Даже когда она умерла, те, кто ее видел в больнице, говорили: какое у нее лицо радостное! 

– Как учить детей переживать трудности? Например, распространенная ситуация: обижают в школе, бьют, обзывают?

– Почему важно воспитание? Для верующего человека есть пример. Господь какое поношение терпел? Избивали Его, клеветали. А Он – безгрешный. 

Потом нужно объяснять сущность, которая заключается в том, что «аще добр будешь – себе и ближним своим, а аще зол будешь – сие и пожнеши»(Притч. 9:12). Кто-то плохо поступает, и для него самого это плохо. Обижает вроде тебя, а на самом деле зло к нему возвращается. 

Я знаю такой случай: один раб Божий, Царствие ему Небесное, сделал замечание в магазине одному пьяному человеку, а когда вышел на улицу, тот схватил его и потащил. Этот раб Божий (а он слабенький такой) и говорит: «Думаешь бить? Сильному слабого несложно бить». И добавил: «Сегодня ты пьешь, бьешь, завтра – пьешь, бьешь, скажи – для чего ты живешь?» Тот задумался: «Не знаю, для чего живу». 

Можно и ребенку – он же, несчастный, не понимает – прийти и сказать: «Ну скажи, тебе хорошо это?»

– То есть разговаривать с обидчиком?

– Конечно. «Ты это делаешь, а что хорошего? Если все будут бить друг друга – это жизнь, да?» Нужно объяснить обидчику. Вот пример из книги «Отец Арсений», когда мальчика верующего «судили» в советской школе и дали «последнее слово». Тот встал и сказал: «А мне жалко вас». И детский суд вынес «приговор» – невиновен. Замечательная детская реакция. 

– А самим детям что делать – тем, кого обижают?

– Ну, что от них зависит – делать, а так… За одного битого двух небитых дают. 

– Сдачи не давать?

– Если есть возможность – почему нет? Но не с чувством того, чтобы отомстить, а просто остановить. Чтобы человек смирился, так сказать. И такие бывают случаи. 

– Батюшка, иногда смотришь на все происходящее – и печаль входит в сердце.

– Нам есть пример – выше нет и быть не может. Спаситель. Сколько Он творил добра? Никого не осудил, только миловал. И Его распинают. А Матерь Божия взирала на это. У Нее «сердце оружие пройде», как сказал Симеон Богоприимец. На этой земле – да. Без такого состояния – в той или иной степени – человек не проживает. Но все равно – «Возверзи на Господа печаль твою, и Той тя препитает»(Пс. 54:23).

– Бывают моменты, когда любви не хватает – к близким, к коллегам, даже к детям, наваливается какая-то усталость: хочется отгородиться от всего. 

– Совершенно верно. Господь сказал: «…И по причине умножения беззакония во многих охладеет любовь» (Мф. 24:12). 

– И что в этот момент делать? Молиться? «Господи, дай мне любви к ним?»

– Нет, не «к ним», нет! «К ним», к ребенку, к мужу, к жене – это не совсем правильно. Любовь, если она есть, она есть ко всем. Когда человек голоден – так он ест что угодно. Если любит человек – он любит. А так – этого люблю, этого не люблю… Это не любовь, это немножечко другое. Это, наверное, то самое, о чем сказал преподобный Иустин (Попович): «Любовь к человеку без любви Божией есть самолюбие». 

– Можно как-то с унынием бороться?

– Молиться прежде всего. Отец Иоанн (Крестьянкин) говорит: «Всякая болезнь, особенно душевная, лечится прежде всего молитвой». А у нас не хватает сил, не хватает терпения. Где его взять? У Бога. Там всего много. Да, Господь утешает, мы просто сосредотачиваемся на своих неприятностях. Отец Иоанн (Крестьянкин) говорил, что нужно учиться не думать о своей боли, не прислушиваться к ней.

– То есть не «зацикливаться»?

– Ни в коем случае… Во-первых, это бессмысленно по сути своей. Потому что в этот момент боль уже проходит, и все пройдет. Получается, что мы, собственно говоря, держимся за то, что от нас уже уходит, утекает как вода.

– Но если ребенок идет не по тому пути – от этого зависит его судьба в вечности. Значит, все-таки не утекает?

– Он еще идет, он еще не дошел никуда. Даже если в этой жизни у него что-то случилось, в будущей он может быть оправдан. Почему часто бывает, что дети умирают раньше родителей? Потому что родители их вымаливают. Он здесь не мог что-то осознать, был не способен понять. У него такая мера. У кого какая мера – кто знает?

– Многие современные богословы пишут, что матери на Страшном суде отвечают не только за себя, но и за своих детей.

– Нет, не полностью. Полностью – не может быть. А где его личность? Есть рассказ о явлении матери своему сыну, которого «понесло», как говорится. Она была вся в белом, но на ней было темное пятно. Она сказала: «Твои грехи на мне». Он ничего не признавал, безбожником становился, но потом обратился. 

– Батюшка, иногда претыкаешься: нет сил… Что делать?

– Что делать? Просить. Мы имеем пример – выше и быть не может – Господь. Богочеловек просил: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты» (Мф. 26:39). Он изнемогал. Молился до пота кровавого. Помните, Ангел укреплял Его? Богочеловек изнемогал, а что уж говорить про нас? Этого смущаться не надо. Об этом речь идет все время: когда человек в вере, с Богом, тогда все у него – благодать, «немощных врачующая, оскудевающих восполняющая». Оскудевает любовь – благодать восполняет это оскудевающее. Поэтому-то и нужен нам Спаситель, без Него мы не можем ничего. 

– Акак не впасть в уныние при покаянии? Чтобы печаль по Богу не превратилась в грех отчаяния? 

– У святых отцов есть пример на эту тему: два человека впали в один и тот же грех, и их затворили. Один вышел весь изможденный, иссохший, а другой – радостный. Сказано: Господь принял покаяние обоих. Один сокрушался, считал себя недостойным, а другой радовался тому, что Господь его еще терпит. 

Это от устроения зависит. Но печаль не должна быть чрезмерной. Потому что когда Великим постом поют «Покаяния отверзи мне двери…» – потом добавляют: «…но надеяся на милость благоутробия Твоего, яко Давид, вопию Ти: помилуй мя, Боже, по велицей Твоей милости». Как говорил преподобный Силуан Афонский, «держи ум во аде и не отчаивайся». Кто может измерить милосердие Божие? 

– Какие грехи нужно помнить всю жизнь, а какие лучше забыть – чтобы радоваться?

– Подробности грехов плотских не полезно помнить, они начинают пачкать душу. А грехи, которые помнятся, – так пусть помнятся. Иногда, когда с нами что-то случается, они напоминаются. Не слушались, допустим, своих родителей, а потом дети начинают не слушаться. Старшие возмущаются. Ну а ты-то всегда слушался? Не всегда. Ну что ж: от осинки не родятся апельсинки. Яблочко от яблоньки далеко не падает. Значит, вот тебе напоминание. Как раз это помогает радоваться, смиряться – что уж тут теперь. Как отец Иоанн (Крестьянкин) одному рабу Божию сказал: «Что ты хочешь сделать из своего ребенка, что из себя не мог сделать?»

– Почему в современном мире – несмотря на множество развлекательных мероприятий, на относительно комфортную жизнь – радость стала большим дефицитом?

– Да потому что вера ослабела. «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»(Лк. 18:8). При потере веры жизнь становится довольно безрадостной и беспросветной. Поэт сказал: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете». Вера дает силы переносить все трудности и делает жизнь радостной. 

– Отец Валериан, как все-таки сохранить радость? 

– Радость сохраняется постоянной памятью о Боге и преданностью воле Божией. «Что Бог ни делает – все к лучшему». «Нет худа без добра». Такими высказываниями, изречениями народ укреплял себя в скорбных обстоятельствах. 

Значит, слава Богу – за то, что есть.

Беседовали Дмитрий Симонов, Ольга Каменева и Татьяна Куликова

Комментарии закрыты