Тема беседы кандидата педагогических наук, игумена Киприана (Ященко) – первый год жизни ребенка, раннее младенчество, которое относят к периоду запечатления.

Духовная жизнь младенца практически полностью зависит от духовной жизни матери. Когда ребенок родился на свет – где он должен находиться? Конечно, на груди у мамы, ему бывает трудно от нее оторваться. А у нас практика, что малыша в роддоме уносят в другую палату, да еще умудряются перепутать – принести чужой женщине. Это принципиальный момент: отнимать ребенка от матери надо постепенно. Он и так не понимает, где находится, переживая родовой шок, а у него отбирают то, к чему он привык. Это может нанести младенцу серьезную травму.

Современным мамам бывает трудно удержаться от соблазна дать ребенку бутылочку со смесью – детей докармливают в роддомах, в этой области работает целая индустрия. Но у женщин должна быть ревность вскармливать ребенка именно материнским молоком, а не соевым, коровьим, козьим или овечьим, на основе которых производятся эти смеси. Многие из них содержат пальмовое масло, при получении которого организм младенца не усваивает кальций, необходимый для формирования костей. Чем дольше мама будет кормить младенца грудным молоком, тем лучше и для нее, и для ребенка: с материнским молоком малыш получает любовь, нежность, утешение и становится человеком с сильным характером. Известен акафист «Млекопитательница»: мать кормит, а с ее молоком ребенок впитывает молитву, малыш тоже молится, соприкасается с Божиим миром.

Святые отцы, аскеты, монахи в своих трактатах задают удивительные вопросы: когда кормить ребенка – когда он кричит или в определенное время?

Святые отцы настаивают на том, что надо постепенно, аккуратно приводить ребенка к кормлению по времени. Почему? Потому что всякая упорядоченность жизни успокаивает. Во многих монастырях трапеза предусмотрена в обед один раз в день. Вначале приезжаешь – ходишь голодный. Потом в монастырский ритм втягиваешься: один раз поел – и до следующего дня. Ритмичность в питании задает ритм жизни. Когда малыш капризничает и родители исполняют его капризы, эта уступка закрепляется, и ребенок усваивает – если сильно заплакать, родители уступят. Его чувства, его воля начинают крепнуть в противостоянии родителям. И маленький может в первые месяцы и годы своей жизни приобрести опыт горделивого существования – он противостоит воле родительской, воле Божией. Между тем главная задача родителей – различными средствами приучить ребенка к тому, чтобы он был в послушании. Святые отцы говорят, что если дитя не может слушаться родителей, то и Бог не будет слушать такого дитятю.

Икона Богородицы Млекопитательница, Греция, XVI в.

Икона Богородицы Млекопитательница, Греция, XVI в.

Пятая заповедь гласит: «Чти отца твоего и матерь твою, да благо ти будет, да долголетен будиши на земли». Земное счастье, продолжительность жизни, участь человека в вечности зависят от того, как ребенок научился слушаться родителей, насколько его пробуждающиеся чувства направлены на то, чтобы не упражняться в лукавстве (как обмануть, обхитрить старшего), а наоборот, возрастать в послушании. Слово родителя – это как слово Божие. Если ребенку сказали «нельзя» («нельзя совать пальцы в розетку», «нельзя хватать с земли камушки и набивать ими рот» – этих «нельзя» должно быть немного, всего несколько, но это должны быть твердые «нельзя»), даже если ребенок настаивает, здесь нужно быть последовательным. Потому что всякая уступка влечет к тому, что развивается своеволие. И мы можем вырастить инвалида на всю жизнь. Он не будет слушаться не только своих родителей, но и своих начальников. Не станет слушать супруга, для него вообще не будет больших авторитетов. Он не услышит Бога. Господь через разные обстоятельства станет указывать ему путь, останавливать его, предлагать добрые дела, а он этого не сможет понять. Потому что он не научился слушать своих родителей. И от этого благодать от ребенка отнимается. И в безблагодатном состоянии человек не может восстановить свои отношения с Богом.

Таким образом, ребенок должен привыкать к порядку. Очень важно, чтобы пища была простая, необходимая, соответствующая возрасту, питательная, с витаминами, но без особых изысков. Ребенок может получить зависимость от деликатесов, сладостей, как от наркотика.

Недавно я наблюдал девочку четырех лет: у нее тряслись руки при виде конфет, она криком принуждала родителей отдать ей лакомства. Я пришел в гости, они поставили на стол вазочку со сладостями, девочка все это схватила, стала распихивать по карманам, где шоколадки таяли… Это же надо было пойти на поводу у ребенка, так его исхолить, излелеять, чтобы у него возникла такая зависимость! Тем более, что сладости не являются физиологической потребностью, скорее наоборот, способствуют возникновению заболеваний.

Вот выдержки из книги «Путь ко спасению» духовного писателя, педагога и психолога, святителя Феофана Затворника Вышенского: «Первая закваска очень дорога. Незаметно можно развить сластолюбие и неумеренность в пище – два вида чревоугодия, эти губительные для тела и души склонности, прививающиеся к питанию. Поэтому даже врачи и педагоги советуют: 1) избирать здоровую и годную пищу, судя по возрасту воспитываемого: ибо одна пища пригодна для младенца, другая для дитяти, отрока и юноши; 2) подчинить употребление ее известным правилам (опять приспособительно к возрасту), в коих бы определялось время, количество и способ питания и 3) потом от установленного таким образом порядка без нужды не отступать. Этим приучится дитя не всегда требовать пищи, как захочется есть, а ждать определенного часа; здесь же первые опыты упражнения в отказывании себе в своих желаниях. Где кормят дитя всякий раз, как оно заплачет, и потом всякий раз, как запросит есть, там до того расслабляют его, что после уже оно не иначе, как с болезнию может отказываться от пищи. Вместе с сим оно привыкает к своенравию оттого, что успевает выпрашивать или выплакивать все желаемое. Той же мере должно подчинить и сон, и теплоту с холодом, и другие удобства, естественно необходимые в деле питания, имея неопустительно в виду – не разжечь страсти к чувственным наслаждениям и приучить отказывать себе».

В течение первого года жизни ребенок быстро растет – ему требуется все больше материнского молока. Ау мамы уже не хватает молока, и младенца нужно кормить почаще. Но иногда расстроенного младенца просто необходимо приложить к материнской груди, чтобы он успокоился, уснул. Может, у ребеночка что-то болит. Здесь, конечно, не должно быть жестокости: плачь, сколько хочешь, пока не наступит время кормления. Думаю, младенец часто просит не еды, а ласки – хочет, чтобы его приласкали, приобняли, поцеловали, сказали добрые слова.

«Когда малыш ведет себя беспокойно и немирно, то маме надо взять его на руки, приласкать и поцеловать, чтобы он успокоился и умиротворился. Если, будучи ребенком, человек насытился нежностью и любовью, то впоследствии у него будут силы на то, чтобы преодолеть те проблемы, с которыми он будет сталкиваться в жизни», – пишет святой старец Паисий Святогорец.

Игумен Киприан (Ященко)

Игумен Киприан (Ященко)

Если ребенок привык с детства питаться простой пищей, умеренно, в количестве, необходимом для насыщения его тела, он легче переносит посты, безразличен к яствам, сладостям, не подвержен ожирению. Я помню свою бабушку, сибирское село, где была очень простая пища, сытная, здоровая. Бабушка другого питания не знала, с детства была к нему приучена, и к этому приучала своих детей.

Питание может развратить человека или, наоборот, может стать основой аскезы. Без воздержания духовная жизнь невозможна.

Святые отцы выступают за пеленание младенцев, которое все менее популярно у современных родителей по всему миру. Россия тут, скорее, исключение – все-таки у нас детей пеленают чаще, чем в какой-то другой стране. 

Конечно, пеленание – это ограничение степени двигательной свободы, по сути дела это первые уроки смирения. Хочешь погубить человека – дай ему полную свободу. В первый год жизни младенца, как правило, крестят, ребенок причащается, присутствует на богослужениях, получает первые впечатления от священных предметов. В этот период жизни, по мнению святителя Феофана, воспитание включает в себя главным образом следующие важнейшие моменты:

– частое причащение Святых Христовых Таин,

– окружение ребенка церковной атмосферой,

– вера и благочестие родителей.

Ребенок соучаствует в тех молитвах, которые папа и мама произносят, не только перед кормлением, но и утром, вечером. Он слышит церковное пение перед тем, как засыпает, молитвы после пробуждения, чувствует благоухание ладана. Хорошо, если у ребенка в комнате есть лампадка, которая мерцает перед иконой. Раньше были колыбельные кресты – такой крестик можно было рассмотреть, потрогать. Распятие запечатлевалось в душе ребенка как образ Спасителя, пострадавшего за нас, – пока бессознательно, но потом он наполнялся великим смыслом.

В целом в доме должна царить атмосфера добра, молитвы, воздействуя на душу ребенка. Тем более, что первые чувства – главные и определяющие для всей дальнейшей жизни человека. И очень важно, чтобы ребенок в младенчестве получил радостные, мирные и тихие впечатления жизни с Богом. Многие люди вспоминают свое детство в зрелые годы, в старости, их влекут определенные атмосфера, местность – речка, пруд, может быть, море. Человек тяготеет к монастырю – заходит в обитель и чувствует, что здесь какая-то особая благодать, красота.

Если ребенок не получил таких впечатлений, то, конечно, ему будет трудно: в храме он ничего не чувствует, не понимает. У него нет умиления, благоговения к иконам, к церковным предметам. Иногда бывает, что ребенок лежит в колыбельке, а напротив него висит календарь с неприличными картинками. Мама не придает этому значения, а малыш видит этот календарь, и образ в нем запечатлевается. Эта искаженность, несовершенность входит в ребенка, и потом, много лет спустя, может стать привлекательной. А почему бы не повесить иконочку, церковный календарь, фотографии храмов, старцев? Через это тоже идет воспитание. Возникает духовная направленность, которая далее, как вектор, задает направление всей жизни человека. «Пусть чувства получают первые впечатления от предметов священных: икона и свет лампады – для глаз, священные песни – для слуха и прочее.

Известно, как сильно действуют на душу растленные образы, в каком бы виде они ни касались ее!» – пишет святитель Феофан Затворник. Русский философ И.А. Ильин дополняет: воспитатель, отец или мать, в первые годы жизни ребенка имеют великую и ответственную задачу пробудить детскую душу лучом Божественной благодати и красоты, Божественной любви и радости. По мнению Ильина, ребенка надо приобщить к Божественному счастью на земле как можно раньше, когда он еще ничего не знает ни о горечи жизни, ни о зле мира, когда он полон естественной доверчивости и богат первозданной чистотой.

Следует предостеречь младенцев от излишней общительности, ведь бывают недобрые человеческие глаза, которые в состоянии психически ранить впечатлительную, доверчивую и ничем не защищенную детскую душу. «Заряд злобы бывает у таких людей слишком велик, младенческая душа слишком обнажена, а духовность инстинкта еще не пробуждена, поэтому правы те матери, которые ограждают своих детей от таких духовно ранящих взоров», – полагает русский философ.

Благодать Божия действует, когда ребенок пребывает в храме даже в спящем состоянии. Душа ведь находится с младенцем, она все слышит, а в храме невидимо присутствуют и Христос, и Ангел-хранитель, и Ангельские силы. Невидимое общение происходит – это, конечно, укрепляет ребенка. Пусть поспит: он не в состоянии воспринимать слова молитвы, но усваивает общую атмосферу храма, службы. Преподобный Паисий пишет: «Малыши держат связь с Богом и с Ангелом-хранителем, который неотступно пребывает рядом с ними. Во сне младенцы то смеются, то плачут, потому что они видят и радостное, и страшное. В одних случаях они видят своего Ангела-хранителя и играют с ним. Он ласкает их, берет их за ручки, и они смеются, а в других случаях искуситель представляет им что-то страшное, и они плачут».

Для воспитания ребенка в любом возрасте очень важны пример родителей, их поведение, помыслы.Например, мама все время творит о своем ребенке добрые помыслы, думает о нем хорошо – она может быть немногословной, немного общаться с сыном или дочерью, но тем не менее эта ее расположенность, постоянные добрые помыслы очень помогают, окрыляют человека, направляют его к доброй жизни. И наоборот, бывает, что рожденные дети оказываются нежелательными для родителей. По разным причинам они не хотели появления на свет младенца. Нерасположенность к ребенку, даже если родители свои обязанности выполняют, вскармливают, одевают младенца, может привести к тому, что на нем останется печать нелюбимого ребенка – на всю жизнь. В человеке при этом запечатлевается обида на родителей, в которой потом довольно трудно раскаяться. Он сам никак не может понять, почему нерасположен к родителям. Такая затаенная обида не дает возможности жить полноценной духовной жизнью: человек не может горячо молиться, любить Бога, полноценно любить других людей. Игумены не могут взять таких людей в монастыри, потому что они непригодны для духовной жизни.

Хорошо, если такой человек расположится к покаянию. И, может быть, только через соборование, елеопомазание (или несколько соборований) этот неосознанный грех по милости Божией снимется. Однажды к нам приехала женщина в очень страстном состоянии. Жизнь ее складывалась тяжко. И трудно было найти причину, почему все так, а не иначе. Мы посоветовали ей собороваться несколько раз, она поехала в Гефсиманский скит Троице-Сергиевой Лавры, где часто совершается соборование, там прожила около недели. И когда вернулась, ее невозможно было узнать – это был другой человек, в котором изменились лицо, весь облик, речь, настроение. Так Господь очистил Свою рабу от множества грехов, в которых она не могла исповедоваться.

Итак, возраст раннего младенчества – это период запечатления: события, ощущения этого времени остаются, отпечатываются на всю жизнь. Психологи говорят: девяносто процентов всей психики человека формируется до трех лет. Главным человеком в первый год жизни для ребенка является его мать. Как мама кормит, как она молится, какая у нее любовь – все это очень важно. Мы уже говорили о явлении госпитализма: если ребенок не имел опыта материнской любви в первые три года жизни, он может стать духовным инвалидом, преступником, «отморозком»: ни сам себя не будет любить, никого другого не пожалеет.

Я знаю девушку, которую мать бросила младенцем: оставила в сугробе в 30-градусный мороз. Ребенка чудом спасли. Сейчас это взрослая девушка, причем у нее феноменальная память, способности к языкам. Но у нее большая внутренняя проблема: она – человек, который не может любить. Однажды она пришла ко мне на исповедь, и мы стали думать, как ей помочь. Я направлял ее в монастыри – в один, другой. И вот наконец в одном из монастырей она нашла свое место в коровнике: коровы ее полюбили, и она полюбила коров. Вообще, животных любить легче, чем людей. Ну, а с людьми у нее пока так ничего и не получается: она действительно не имела опыта любви в младенчестве. Была у нее любящая бабушка, но она умерла. А больше ее никто так и не полюбил. И она это запомнила. С другой стороны, брошенный ребенок может, наоборот, пробудить огромную любовь в людях.

Как-то ко мне пришел один известный режиссер и попросил помочь в сборе материала для фильма об отказных детях. Я действительно знаю одного человека, женщину, которая лежала в больнице, у нее была личная драма, и вдруг она услышала, как в соседней палате плачет ребенок, которого бросила родная мать. Она начала помогать этому младенцу. Потом узнала, что в другом отделении есть еще один такой ребенок. И она попросила своих знакомых о помощи. И так дальше – больше: она начала привлекать своих знакомых, а потом и незнакомых людей для помощи брошенным детям. Эта женщина организовала уникальный сайт о помощи брошенному ребенку-отказнику, и сейчас у нее огромная общественная организация, – благотворительно трудятся около десяти тысяч человек, оказывая помощь сотням, тысячам детей.

Еще раз повторим, что главная задача младенческого возраста – запечатление любви. При воспитании религиозного чувства нужно сделать акцент на любви Божией к людям, при этом просто обязателен опыт приобщения к этой любви в храме. Мои личные наблюдения: если в раннем младенчестве человека отнесли в церковь, причастили, то он, став взрослым, стариком, прожив жизнь, перед смертью непременно кается, обращаясь к Богу. Если же человек не хочет раскаяться, спросите, водили ли его в первые три года жизни в храм, причащался ли он. Почти сто процентов, что нет. У него не было этого опыта. Даже если человек в сознательном возрасте находит Бога – это решение рациональное, опосредованное умом, он может прийти в Церковь, потом отойти от нее. А вот младенческий опыт остается навсегда…
Беседу записала Ольга Каменева

Комментарии закрыты