Как организовать молитвенное правило, если времени на молитву не остается? О чем просить в молитве? Как соблюдать пост в гостях, не обижая непостящихся хозяев? На эти и другие вопросы отвечает протоиерей Валериан Кречетов.

 

– Отец Валериан, как вы думаете – какая молитва угодна Господу? Как нужно молиться?

– Молиться нужно – кто как может. Хорошо бы – внимательно, сосредоточенно, не спеша. Но по-всякому бывает. Главное – не оставлять молитву. Потому что иногда говорят: у меня нет настроения, я спешу. Ну, сколько можешь тогда прочитай. Как Господь принимает молитву – один Бог знает. Отец Климент Зедергольм вспоминал наставления одного Оптинского старца о молитве: когда ты молишься – уж как получается, но все-таки старайся, чтобы не как попало, не небрежно. Откуда ты знаешь: может быть, эта молитва Богу более дорога, чем когда ты молишься, испытывая какое-то состояние, когда как бы знаешь, за что трудишься. 

Как говорили святые отцы, без молитвы не может быть духовной жизни. Молитва есть общение с Богом, и в этом непрестанном общении заключается ее смысл. «Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь, за все благодарите» (1 Фес. 5:16–18). Молитва – это как дыхание. Как сказал пророк Давид: «Предзрех Господа предо мною выну, яко одесную мене есть, да не подвижуся»(Пс. 14:8). 

Есть интересные слова Исаака Сирина: начало помрачения ума, первый признак, усматриваемый в душе, состоит в лености к службе Божией и к молитве. «Другого пути к обольщению души нет, если она прежде не оставит этого подвига своего. Когда же она лишится помощи Божией, тогда она удобно впадает в руки супостатов своих». 

Самое главное – это молитва церковная. Преподобный Серафим говорил: «Господи, помилуй» в храме стоит всех молитвенных правил. Некоторые, правда, стоят в храме, вычитывают правила – не совсем это верно. 

Ежедневный суточный богослужебный круг разбит на определенные временные моменты: утро, день, вечер, ночь. Соответственно этим периодам организовано молитвословие в Церкви. Суточный круг включает в себя вечерню, малое повечерие, полуночницу, утреню вседневную, часы, изобразительные и девятый час.

Но не всякий может находиться в храме ежедневно, и тем более присутствовать при всех богослужениях. Да и не во всех храмах ежедневно эти суточные круги исполняются. Но хочется, чтобы этот круг исполнялся независимо от того, где человек находится – в храме, дома или в дороге. Для этого существует особый чин Иисусовых молитв – с поклонами и без поклонов, который оставили святые отцы. Определенное количество молитв заменяет соответствующее богослужение – вечерню, повечерие, полуночницу, утреню и т.д. Это для тех, кто не может или еще не научился читать, но уже должен научиться молиться. И для тех, кто оказался в дороге, в каких-то обстоятельствах, которые не позволяют быть на богослужении. Распространенное явление в наше время – стояние в пробках – очень удобно использовать для Иисусовой молитвы. 

Фото Агатолия Заболоцкого

Фото Агатолия Заболоцкого

«Послушание выше поста и молитвы» – есть такое выражение. Но все-таки здесь имеется в виду не вообще молитва, а молитвенное правило. Послушание нужно исполнять, потому что от него зависишь не ты один, оно связано и с богослужением, и с братией (братья голодные останутся, если на кухне пропустишь послушание). Но молиться можно все время и непрестанно. Непрестанная молитва – это, прежде всего, молитва Иисусова. 

Мне как священнику приходится выслушивать на исповеди: такое-то правило я заменяю Серафимовым, покороче, это я проспала, это забыла, мне некогда было… Но, если есть возможность, молитвы читают в другое время. 

Был такой отец Иосиф, духовный сын владыки Афанасия (Сахарова), святого, и он старательно исполнял устав, старался читать все, что положено. Если люди особо к службе не стремились, начинали разговаривать между собой – он в это время принимался читать. «Отец Иосиф, да ты что…» – «О, простите, простите». И что недочитывал – потом оставался и все правила исполнял. 

Так что здесь нет ничего особенного, все просто, это как еда, привычка. Мы ведь не от голода часто едим, а по привычке. 

Так же и молитва: привыкнешь – и ничего. Отвыкнешь – ой, как долго, трудно. 

Нужно в себе вырабатывать навык: что бы ни случалось – сразу обращаться к молитве. Кстати, это очень полезно: споткнулся, запнулся: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя!» И уже задумываешься – почему споткнулся? И, оказывается, забыл про молитву, вот тебе напоминание. 

И если уж волос не упадет без воли Божией, то тем более, если кто-то погиб или что-то серьезное произошло – так просто ничего не бывает. Какая причина, один Бог знает и, возможно, когда-нибудь откроет. Но есть такое наставление: когда какое-то постигает искушение, испытание, не нужно стремиться сразу понять, почему и как это совершается. Мы не больше апостола Петра, которому Господь сказал: «…что Я делаю, теперь ты не знаешь, а уразумеешь после»(Ин. 13:7). Главное в этот момент – не потерять мирного, молитвенного устроения души. А все остальное – исправится. Время сделает свое дело. Если нужно, Господь чудесным образом все изменит. Поэтому будем стараться по мере возможностей жить в мире, любви, согласии. Чаще обращать свой внутренний взор к молитве. И помнить, что «Блаженны чистые сердцем, яко Тии  Бога узрят»(Мф. 5:8). Чистота сердечная дает возможность видеть в человеке Образ Божий и иногда может совершить нечто такое, что затронет внутреннюю струну души другого человека, и душа эта пробудится. 

Протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов

Это как один человек – Господь ему так на сердце положил – сделал замечание пьяному в магазине, а тот схватил его и потащил. Этот человек говорит: «Будешь бить меня? Хорошо, сильному слабого бить не сложно. Но скажи: ты сегодня пьешь, бьешь, завтра пьешь, бьешь…Для чего ты живешь?» Тот остановился, говорит: «А я не знаю, для чего я живу». Отпустил его: «Слушай, давай с тобой поговорим». Они разговорились, потом пьяный сказал: «Я тебя провожу, чтобы тебя никто не обидел».

Кстати, сегодня перед отъездом матушка открыла «Страну чудес и другие рассказы» отца Андрея Ткачева, говорит: «Давай, папочка, я тебе прочитаю, очень интересные». Там один герой, человек крепкий, качался все время; но его встретили, и оказалось, что они сильнее. А другой – хиленький, слабенький – музыкант. Ему говорят: «Давай деньги». Он выложил. Мать ему советовала: «Никогда не жалей денег, это – дело наживное», – и он отдал. «А это что у тебя?» – «Скрипка. Ее не отдам, она вам и не нужна, вы ничего с ней не сделаете». – «А что – можешь сыграть?» – «Могу». И он сыграл «Умирающего лебедя», что-то еще. И они заплакали. Потом и деньги отдали, а может, и своих еще добавили. Вот как можно воздействовать на душу человеческую. 

Кстати, мой сын третий, когда был в армии, застал там дедовщину, неуставные отношения, а он – сын священника (там, видимо, они как-то узнают). Назначили однажды собрание солдат. Сидят они, начальства еще нет, и сын зашел на сцену, открыл рояль и заиграл – Моцарта, что-то еще. А он довольно хорошо играл. И весь зал замер. Они с большим уважением стали к нему относиться, сразу все изменилось. 

А знаете анекдот современный, быль: старушка бедненькая приходит к себе домой, смотрит – дверь взломана. Она входит и ничего не понимает – у нее телевизор стоит, а раньше не было, полный холодильник продуктов и записка: «Мы пришли и прослезились». Не выдержали, посмотрели, что творится, вскрыли дверь – и из соседней квартиры все ей собрали. Русский народ у нас совершенно невероятный, непредсказуемый. Поэтому когда у нас говорят, что будет… Невозможно представить себе, что может быть. Самое главное – самим сохранить веру и своим примером в других ее как-то возгревать. 

Наш православный народ – удивительно теплый. Мне вспоминается рассказ крестного моего сына, доктора наук, известной, мировой величины в своей области. Он рассказывал, как одного старичка обрабатывали в больнице, доказывали ему, что Бога нет. Он молчал, молчал, потом спрашивает: «А как, по-твоему, Святитель Николай есть или нет?» Его собеседник отвечает: «Конечно, нет». «Вот это-то ты врешь!» На остальное он не мог возразить, а тут – твердое убеждение. Другой человек говорил про нашу православную веру. Ему отвечают: «Какая православная, это же еврейская вера!» А он: «Тогда все евреями были». Он имел в виду, что народ – от одного корня, и по-своему был прав. Главное-то истина.

– Батюшка, а как быть, если приходишь в гости в пост, а родственники обижаются, что ты не ешь угощение? 

– Все-таки пост нужно соблюдать. Но не все точно соблюдают его. Самому-то не нужно нарушать. А если уж ради кого-то… 

Ведь не сказано, что нельзя. А сказано: не положено вкушение скоромной пищи. А если в тарелку положили? В данном случае уже «положено»? Сам себе не клади, но если уже «положено», то надо руководствоваться принципом «положено – не положено». Ведь пост имеет разную строгость – без масла, с маслом, с рыбой. Иногда – положено, иногда – в тот же день – не положено. На Благовещение вкушается рыба, но если праздник выпадает на Страстную седмицу – рыба не полагается.  

Это как одного Оптинского старца спрашивают: кофе можно пить? Он говорит: нет. «Ну ладно уж, будем немножечко его пить. Иногда», – имея в виду, что это – некая привязанность, и от нее нужно освобождаться постепенно.

Я вспоминаю своего старшего сына, когда он был маленький. Приходит – что-то ему хочется, его прабабушка говорит: спроси у мамы. Он пошел, возвращается. «Ну что мама сказала?» – «Мама сказала – ни в коем случае. Это значит – можно». Она же не сказала, что именно «ни в коем случае». Это как слово «ликбез». А что «без»? Ребенок понял по-своему. В этом отношении дети иногда прямо умиляют простотой своей. Я помню раньше радикулит меня прихватывал, сейчас – милостив Бог, только иногда чуть-чуть… Одним словом, сын вбегает, а я лежу (я тогда в Переделкине служил). «Папа, ты чего лежишь?» Я говорю: «Да папа заболел». Он посмотрел на меня: «Ты хоть и батюшка, но раз ты заболел, тебе надо причаститься». Наставление такое дал ребенок. Поэтому причащаться-то нужно, исповедоваться нужно, венчаться – обязательно. Если жить, значит, как полагается. Так положено. 

– Как детям, подросткам, молодежи проповедовать о Боге, о Церкви? Тем более что женщинам проповедовать не положено? 

– Во-первых, говоря, что«жены ваши в церквах да молчат» (1 Кор. 14:34), апостол имеет в виду женщин в храме. Женщинам не принято говорить проповеди в церкви. Все-таки священство издревле установлено только для мужского пола. Видимо, есть некие свойства, не говоря о естественных, когда женщины не всегда могут быть в храме. Поэтому Господь положил какие-то пределы. Женщина должна прежде всего заниматься воспитанием детей, в этом ее главная миссия. А семья – это малая церковь. И сказанное апостолом не значит, что женщине нужно молчать в воспитании. 

Как детям проповедовать? Очень просто: прежде всего, своей жизнью. В храм Божий стараться их водить. Нужно, чтобы обязательно кто-то еще участвовал в этом процессе. Потому что – это опять Евангелие: «…не бывает пророк без чести, разве только в отечестве своем и в доме своем»(Мф. 13:57). Для своих домашних быть пророком труднее всего. Я знаю это по себе. Помню, пришла какая-то подружка моей внучки. Внучка: «Пойдем побегаем!» Та говорит: «Да ты что!» Вроде ей интересно с батюшкой поговорить. А внучка – дедушка, что там. 

С детьми, подростками нужно говорить, когда они могут слушать. Прежде всего, конечно, молиться, просить помощи Божией, вразумления и искать момент, ловить его. Слово нельзя бросать когда попало. А Господь подскажет, поможет. Но есть возраст, в котором проступает некая поперечность. Тут приходится набраться терпения. Важно единодушие и одной и второй половины. А когда этого нет – бывает сложно. 

– Как вы относитесь к усыновлению детей? Некоторые старцы говорят, что не каждый может понести этот подвиг, не дают благословения. 

– Да… Своих-то воспитать очень непросто. А тем более, если ребенок чужой. Все-таки наследственность есть, и с ней очень сложно. Своего уже как-то узнаешь, догадываешься, а другой человек – загадка… 

При выборе жизненного пути, спутника жизни, принимая какие-то важные решения, нужно прежде всего молиться, просить, чтобы Господь указал. И пока не получишь удостоверения внутреннего («пока небо молчит») – ничего не предпринимать. Конечно, есть вещи внешние – чтобы человек был верующим, нравственным. Это все хорошо, но есть еще и воля Божия. 

Я всегда вспоминаю моего отца, который рассказывал, что, когда ему понравилась девушка, он пришел к отцу Владимиру Воробьеву, своему духовнику, и попросил: «Благословите ухаживать за этой девушкой». Потому что ему было сказано так отцом: не ходи в тот дом, в котором есть девушка, на которой ты не собираешься жениться. 

А отец Владимир сказал: «Выкинь ее из головы, она тебе не пара. Она хорошая девушка! Кристальной души человек, но тебе она не пара». Она через три года умерла. То есть мы не знаем, что будет с человеком. С собой-то не знаешь, что случится, а тем более с другим. То же самое касается усыновления детей. Есть такие примеры: люди брали, а потом несло детей, тем более враг старается как-то подчеркнуть, что неродной ребенок, а сейчас вокруг соблазнов много. «Вы мне не родители! А вы мне кто?» К несчастью, люди часто забывают добро и хотят жить как все. Поэтому нужно молиться. Дело, конечно, святое, великое, но очень непростое, действительно. 

Но необязательно называться отцом, воздействовать как родитель, имеющий юридические права. Можно иметь духовное родство – не называться, а быть. Это как современного мужчину спрашивают: «Ты хочешь иметь, жену, детей, какое-то хозяйство? Или хочешь быть мужем, отцом, хозяином?» Или девушку: «Ты хочешь иметь мужа, детей, хозяйство? Или быть женой, матерью, хозяйкой?» 

Вот как понимали – быть, а не иметь. Быть – это ответственность…

– О молитве матери. Можно ли молиться своими словами или правильнее читать церковные молитвы? 

– Своими словами молиться, конечно, можно. Но осторожно. Я знаю такой пример: одна мать молилась за своего ребенка. Ее саму раньше носило по восточным религиям, и она хотела, чтобы ее сын этим не увлекся. Она взмолилась: «Господи, приведи его к Себе коротким путем». Мальчик дожил до 11 лет, заболел и во время операции умер. Господь привел его коротким путем к Себе. Думаю, что нужно молиться, чтобы Господь спас, а уж каким путем, как – Он лучше знает. Своими словами мы, конечно, молимся, но должна быть внутренняя преданность и готовность принять волю Божию: даст ли Господь жизнь, заберет ли – лишь бы спас. А не так, чтобы по-нашему было.

– Можно ли молиться о насущных проблемах – о здоровье, работе, семье? Или молитва должна быть только покаянной? 

– Почему ж нет: можно молиться и о здоровье, и о работе, и о семье. Просто должно быть покаянное чувство. Помните евангельского прокаженного? «И вот подошел прокаженный и, кланяясь Ему, сказал: Господи! Если хочешь, можешь меня очистить»(Мф. 8:1). «Я прошу исцелить, если хочешь – исцели меня». Святой Исаак Сирин учит: «Иже не помышляет себя быти грешным, молитва его несть благоприятна пред Богом». То есть к Богу нужно обращаться с чувством своего недостоинства. Я недостоин, чтобы Ты исполнил мою молитву, но если есть на то Твоя святая воля, исполни ее. Говорят: если просишь с надеждой на то, что Господь исполнит, то Он будет тебя носить на руках. А станешь выпрашивать – Господь, может, и исполнит, но на руках носить не будет. Господь – куда же выше-то – как молился в Гефсиманском саду, помните? «Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем, не как Я хочу, но как Ты»(Мф. 26:39). Молиться-то можно и нужно, но оставляя все на волю Божию.

 

Комментарии закрыты