Развитие народного хозяйства невозможно без градостроительства, возрождения больших, средних и малых поселений, а также объединения всех территорий России в единое целое. 

 

Культура – самый верный и тончайший барометр состояния человека и общества: какова культура, таков и человек, таково общество и государство. 

Разговор о культуре следует начать с той ситуации, которая сложилась вокруг исторических мест, природы, ставшей средой обитания, – деревень, сел, городков и городов и всего того, что с этим связано и что некоторые мыслители издавна называли «гением места». Это то, что является для человека родным, близким, неотъемлемым, без чего он не мыслит себя и свою жизнь и что считает священным и неприкосновенным. Во все времена высоко ценились родные места во всей их самобытности и разнообразии, во всей их неброской красоте и неувядаемой прелести. 

В Российской империи охране среды обитания, памятников придавалось огромное значение. Неофициально простые люди – крестьяне, мещане, горожане – в случаях обветшания того или иного строения (дома, храма), как правило, возводили на этом же месте новые, только еще более ладные, красивые здания, которые, с одной стороны, сохраняли все то, что было у прежних, и добавляли к этому нечто новое, но более возвышенное, одухотворенное и прекрасное. То же самое относилось к садам, лесам, дорогам и другим личным и общественным владениям. Здесь действовал древний неписаный закон: не навреди тому месту, где живешь, больше того, стремись его улучшить и украсить. 

Фото А.Д. Заболоцкого

Фото А.Д. Заболоцкого

Существовала целая сеть общественных организаций, которые занимались изучением и охраной памятников: Одесское общество истории древностей (основано в 1839 г.), Археологическая комиссия (с 1859 г.), Московское археологическое общество (с 1864 г.), Общество защиты и сохранения в России памятников искусства и старины (создано в 1909 г. в Санкт-Петербурге), председателем которого был великий князь Николай Михайлович, членами – В. Верещагин, Н. Рерих, А. Щусев, Н. Врангель. Особой активностью отличалось Московское археологическое общество, проводившее ежегодные съезды (с 1869 г.), на которых разрабатывались различные проекты по изучению, охране, классификации исторических памятников на всей территории России. Именно благодаря деятельности этой организации различными ведомствами империи были изданы постановления, запрещавшие самовольные реставрации, раскопки.

Небоскребы Москва-Сити. Фото Ольги Егоровой

Небоскребы Москва-Сити. Фото Ольги Егоровой

Революционные события 1905–1907 гг., 1917 г., Первая мировая, Гражданская войны, события 1920–1930-х гг., Великая Отечественная война привели к катастрофическому уничтожению исторических памятников. По приблизительным данным, за прошлый век погибло и превращено в руины 25–30 тыс. церквей и соборов, 500 монастырей, 50 тыс. ценных городских зданий, около 2 тыс. усадеб, 20 млн икон. Из 130 выдающихся памятников деревянного зодчества (на 1930 г.) к 1986 г. осталось 38. По материалам совещания по вопросам охраны памятников (1988 г.) ежегодно в РСФСР разрушалось до 250 памятников, около 5 тыс. находилось в аварийном состоянии. 

В то же время уже в 1918–1920 гг. под эгидой Народного комиссариата просвещения (нарком А.В. Луначарский) была создана государственная система охраны памятников во главе с Отделом по делам музеев и охраны памятников искусства и старины (Музейный отдел). При губернских и некоторых уездных отделах народного образования возникали подотделы или комиссии по делам музеев и охране памятников искусства и старины. В 1918 г. сформирована реставрационная комиссия под руководством И.Э. Грабаря, известная позднее как Центральные государственные реставрационные мастерские, имевшая филиалы в Петрограде и Ярославле. 

Усадьба Архангельское – уникальный дворцово-парковый ансамбль конца XVIII в.

Усадьба Архангельское – уникальный дворцово-парковый ансамбль конца XVIII в.

Открытие музеев в усадьбах (Архангельское, Кусково, Останкино, Астафьево), монастырях (Донском, Новодевичьем, Воскресенском, Новоиерусалимском) способствовало их сохранению. Парадоксально, что некоторые монастыри и заповедные места сохранились лишь потому, что в них были размещены различного рода исправительные учреждения, тюрьмы, а также психиатрические больницы.  

В конце 1920-х – 1930-е гг. и эта отлаженная система была по существу ликвидирована. Были упразднены музейный отдел Наркомпроса, местные губернские и уездные органы охраны памятников, прекратилась деятельность Центральных государственных реставрационных мастерских, краеведческих обществ, закрылись многие музеи в усадьбах и монастырях. Прокатилась новая волна уничтожения исторических памятников, массовый характер приобрела продажа музейных художественных ценностей за рубеж.

В первые послевоенные годы вновь создается система охраны памятников. Этими вопросами занимались различные комитеты управления, при Министерстве культуры было образовано Управление музеев и охраны памятников, на местах охрана памятников возлагалась на отделы культуры местных Советов. В 1965 г. образовалось Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры – общественная организация, объединившая многочисленных подвижников на местах. Было отреставрировано огромное количество выдающихся исторических памятников древнего зодчества в Кижах, Суздале, Владимире, Ростове Великом, Новгороде, воссозданы Троице-Сергиева Лавра, Новоиерусалимский монастырь, целый ряд других обителей и храмов. Буквально из руин встали дворцы в Павловске, Петродворце, Пушкине под Санкт-Петербургом.

Возврат России к капитализму в его самой неприглядной – «ковбойской», бандитской – форме отодвинул вопросы культуры на одно из последних мест. В городах на месте исторических строений (домов, храмов, усадеб) стали возводить жилые дома, офисы, не имеющие никакой архитектурной ценности и преследующие исключительно коммерческие интересы и цели, нарушающие исторически сложившуюся природную и социальную среду, искажающие и извращающие самую сущность веками складывавшейся среды обитания. 

В период 1991–1997 гг. Комиссия по вопросам сохранения зданий в исторических районах Москвы рассмотрела дела 1616 зданий и разрешила снести 1300. По сообщениям газеты «Век», за этот период уничтожено 55 ценных исторических зданий, искажено 11. А в 1990–2006 гг. только в Москве уничтожено около 700 ценных исторических зданий. 

В 2007 г. из реестра культурного наследия Москвы без соответствующей историко-культурной экспертизы были выведены или понижены в статусе исторические здания Москвы, список которых засекречен до сих пор. Известно, что среди них знаменитая гостиница «Центральная» на Тверской, трамвайное депо им. Апакова на Шаболовке. В результате деятельности этой комиссии из числа памятников был выведен знаменитый дом князя Волконского – усадьба деда Л.Н. Толстого и старого князя Болконского в романе «Война и мир», по адресу Воздвиженка, 9. Дом утратил статус памятника регионального значения, чем воспользовались собственники в 2012–2014 гг. и фактически перестроили здание, исказив дворянский особняк и уничтожив еще одно историческое здание. И это несмотря на официальные заявления о том, что здания, имеющие отношение или упоминающиеся в связи с войной 1812 г., будут сохранены. Помимо этого, на главной правительственной магистрали уничтожен Военторг, построенный в 1912 г. в память войны 1812 г. Можно вспомнить так называемую «реконструкцию» (читай: снесение) гостиницы «Москва».

Константин Михайлович Долгов

Константин Михайлович Долгов

В сентябре 2013 г. в Москве на Винзаводе прошла выставка «Градостроительная контрреволюция». На ней были представлены материалы по разрушению и реконструкции целого ряда памятников Москвы в 2010–2013 гг. Среди них усадьбы Шаховских, Глебовых, Стрешневых на Большой Никитской, флигели Новоекатерининской больницы, палаты Гурьевых, Московская соборная мечеть, дом Мельгунова на Арбате, дом Кольбе на Большой Якиманке, Можайские бани, дом Яковлевых на Пятницкой, дом Мануйлова на ул. Достоевского и многие-многие другие. 

Напротив, города, оказавшиеся в стороне от индустриализации, во многом сохранили свое наследие и не подверглись столь варварскому разрушению исторической застройки в результате нового строительства. В качестве примера можно назвать Торопец, Великий Устюг, Каргополь. Однако им угрожает иная опасность – стагнация и деградация, поскольку нет соответствующих финансовых вложений, и дома постепенно ветшают и разрушаются, а на их месте образуются пустыри, которые впоследствии застраиваются чужеродными диссонансными строениями. 

По мнению специалистов Научно-проектного института реконструкции исторических городов (ИНРЕКОН), если не принять срочные меры, то в ближайшие 10–15 лет погибнет большая часть сохранившейся ценнейшей исторической среды и безвозвратно исчезнет традиционный облик большинства российских городов. 

Между тем еще в советское время (в 1970 г.) было введено понятие «историческое поселение», такой статус могли получить населенные пункты или их части федерального или регионального значения, в чьих границах расположены объекты культурного наследия, включенные в реестр. На 1990 г. список включал более 500 пунктов (городов, поселков городского типа, сел). В 2010 г. министр культуры РФ А. Авдеев подписал приказ №418/339, согласно которому перечень исторических городов России был сокращен более чем в 10 раз – с 478 до 41. В частности, в федеральный перечень не вошли такие значимые в плане истории города, как Москва, Великий Новгород, Псков, Углич, Переславль Залесский. Между тем ряд ученых предполагает сегодня перейти от охраны отдельных памятников именно к сохранению всей совокупности историко-культурного наследия, включающему историческую городскую и этнокультурную среду, традиционные черты образа жизни, ремесла и промыслы, природное окружение и традиционные формы городского землепользования. Тем более что нынешнее состояние многих исторических поселений специалисты оценивают как близкое к критическому. Особенно заметно это проявляется в отношении деревянных строений. 

Разрушение исторических городов, поселков, деревень означает одновременно разрушение всех человеческих ценностей, значительное ухудшение демографической ситуации и демографической структуры страны. 

Конкретный глубокий анализ этой ситуации дал известный российский ученый, действительный член Российской Академии архитектуры и строительных наук В.Я. Любовный (1931–2019). Прежде всего, он обратил внимание на значительное уменьшение народонаселения России по сравнению с другими странами. Внутри страны наблюдается процесс оттока населения с Дальнего Востока и Сибири, что объясняется неудовлетворительными условиями жизни и работы в этих регионах. При этом растет число жителей Москвы и Московской области. Каждый восьмой житель страны живет в столичном регионе. 

Огромный вред принесли и приносят кампании по уничтожению так называемых бесперспективных поселков городского типа и других небольших поселений в северной части Сибири и Дальнего Востока, значительная часть которых может быть приспособлена для выполнения важных народнохозяйственных функций, в том числе стратегической, геополитической значимости. 

Стоит ли говорить, что человек, лишенный своей малой родины, родного дома, той местности, где он родился и вырос, превращается в Ивана, не помнящего родства. Он лишается исторической памяти, которую хранит окружающая его природа, включая архитектурные постройки, игровые площадки, кладбища, ему чуждо чувство связи поколений, которые жили в этой местности задолго до него и будут жить после его ухода, – ему абсолютно чужда «любовь к родному пепелищу, любовь к отеческим гробам». Естественно, в этом случае трудно говорить о глубоком чувстве патриотизма, о любви к своей малой и великой родине. Нам следует выработать государственное отношение к нашей среде обитания, государственное настроение и мышление, чтобы совершенно исключить случаи дикости и варварства, воспитывая чувство любви к родным местам и трепетного благоговения перед ними. Это отношение должно быть одной из основных и главных забот государства, поскольку для России малые и средние города, поселки являются своеобразными центрами, скрепляющими, связующими огромные территории страны, обеспечивающими ее единство и целостность. В большинстве своем это есть исторические корни российской государственности, национальной культуры и народных традиций. 

Следует по-иному решать и проблемы моногородов уже хотя бы потому, что, по оценкам экспертов, к ним относятся до половины городов России и две трети поселков городского типа. 

Размышляя о путях возрождения и развития современных больших и малых городов, различных поселений, их плодотворной роли в жизни каждого человека и всего общества, нелишне вспомнить то, о чем мечтали выдающиеся архитекторы XX столетия. Например, Ле Корбюзье, О. Нимейер, закладывая основы новой архитектуры, мечтали о том, чтобы построить «лучезарный город», в котором житель чувствовал бы себя настоящим человеком, в органическом единстве со всей природой: «Мои города – это зеленые города, – писал Ле Корбюзье. – Мои дома дают человеку солнце, пространство, зелень… личную свободу, тишину, уединение и одновременно возможность пользоваться всеми преимуществами коллективной жизни…»

Возвращаясь к понятию «гения места», скажем и о гении времени – духовной сущности, которая не просто определяет внутреннюю суть композиции ландшафта, но придает ему ореол вечности, исключительную прочность, стойкость и способность противостоять любым искажениям и разрушениям. Гений места и гений времени рассматриваются в самой тесной взаимосвязи. Больше того, оба эти понятия предполагают еще одно – гений личности. Сократ понимал под ним тот внутренний голос, который направлял действия человека на добрые дела. Для Платона гений – это божественное существо, являющееся направляющим принципом для человека, стремящегося к справедливости и к Богу. В христианском вероучении гений личности – скорее Ангел Хранитель, охраняющий и защищающий человека от зла, различных бед и опасностей. В немецкой философии под гением понималось, с одной стороны, нечто божественное в человеке, выражавшееся в бессознательном творчестве, с другой стороны, высшая творческая способность, которой наделены некоторые люди, создающие свой особый мир, живущий по создаваемым гением законам. Так, согласно Гегелю, «гений есть всеобщая способность к созданию подлинных художественных произведений, равно как и энергия, благодаря которой он развивает и упражняет эту способность». 

Можно сказать, что гений личности – это человек, наделенный исключительными творческими способностями, приложимыми в равной степени как к явлениям живой и неживой природы, так и к явлениям духа. В этом случае гений человека как исключительная творческая личность связывает природные, исторические и духовные ландшафты в единое целое, единый мир, развивающийся по определенным универсальным законам, которым необходимо следовать.

Здесь не может быть избранных, главных и не главных народов и наций, культур, здесь человеческий род представляет свое творчество в полном объеме, и каждый народ, и каждый человек находит в гении личности свое место. Как сказано в Евангелии, в доме Господа каждому народу найдется место.

Константин Долгов

(Публикуется с сокращениями)

Справка
Константин Михайлович Долгов, доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник Института философии РАН

 

Комментарии закрыты