О том, как жить христианину в современном мире, размышляет духовник Донской обители иеросхимонах Валентин (Гуревич).

 

Господь пришел всех спасти. Всех. И преступников, и убийц – из истории нам известно и разбойничье покаяние, оно самое горячее. И мытарей – этих бессердечных людей, которые обирали собственный народ, – Господь чудесным образом делал святыми и превращал в апостолов; это – история евангелиста Матфея и начальника мытарей Закхея.Все их презирали, а Господь вдруг говорит одному из них: «Я у тебя дома сегодня должен быть». И когда такой почитаемый всем народом великий Чудотворец и Целитель вдруг обращал внимание на человека, которого все презирают, или на какую-нибудь презираемую всеми блудницу, сразу у такого человека сердце оттаивало, он бросал все свои греховные дела и шел за Христом.

Отец Валериан Кречетов говорит, что преступники особенно нуждаются в молитве, потому что они приготовили себя для геенского огня. Поэтому никого нельзя ни осуждать, ни проклинать, но надо молиться.

Вообще христианин является по большому счету гражданином Небесного Отечества. Он ни с каким земным отечеством себя полностью отождествлять не должен. Но он болеет за свое земное отечество. Как Господь Иисус Христос говорил: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и вы не захотели!» (Мф. 23:37). Так и Преподобный Сергий называется печальником земли Русской. Пророк Моисей готов был умереть ради спасения соплеменников, а апостол Павел – даже быть отлученным от Христа, лишь бы спаслись единокровные братья. Так и мы должны жалеть всех и желать всем спасения.

Согласно с менталитетом и патриотизм может быть разным. У дореволюционной интеллигенции в нашей стране патриотизм состоял в том, что она хотела, чтобы Россия уподобилась Европе во всем. Прежде всего, в материальном благополучии, но также и в усвоении либеральных, передовых, как говорили тогда, идей женской эмансипации, например. В итоге – разрушенные семьи, страдания детей, пошатнувшиеся устои государства. И все это результаты, казалось бы, патриотизма…

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)

Другой патриотизм, христианский – это когда человек хочет именно спасения своему народу, чтобы души человеческие спасались. То есть одни ратуют за сытость и могущество, но это часто оборачивается духовной катастрофой, в согласии со словами Писания: «…и разжирел Иаков, и очерствело сердце Израиля». Зачастую продовольственное довольство приводит к тому, что люди могут проспать Царство Небесное. У Господа Свои пути и Свое попечение о том, как спасать для вечности. Потому что все эти избыточные материальные блага – мнимые и тленные.

***

Нет ни одного человека без греха. Все человеки, собственно, – преступники Божиих законов, и они не сами по себе, но составляют, вместе с невидимым миром демонов, огромную криминальную группировку во главе с главным криминальным авторитетом – сатаной… Преступник, который пытается прекратить преступную деятельность, «завязать», подвергается крупным неприятностям со стороны своей группировки. У сатаны всегда все были на учете, и каждый грешник, пытавшийся высвободиться из сетей этой дьявольской системы, неизменно подвергался сокрушительным ударам – скорбям и болезням. Этот духовный закон выражен словами Писания: «Вси благочестно жить хотящии гоними будут». Иными словами, для хотящих спастися всегда существовала неизбежность креста. Но только в наши последние времена это становится все более явным и ощутимым. И мы, как христиане, должны понимать, что для нас здесь нет ничего нового, ибо мы всегда должны быть готовы к скорбям и даже к смерти за Христа. Для христиан всегда последние времена: мы не знаем, когда нас Господь призовет из этой жизни. 

Если мы действительно осуществим в нашей жизни в какой-то степени христианский идеал, основы которого любовь и смирение, если мы противопоставим этот идеал захлестывающей нас цивилизации мегаполиса-вавилона, то души будут спасаться. В этой цивилизации все устроено с той целью, чтобы они погибали. С одной стороны, здесь усугубляется разврат, с другой – ожесточение. Люди становятся чужими друг другу и агрессивными. А отсюда, из-за этой эгоистичной самозамкнутости растет гордыня. Все это отталкивает Благодать Святаго Духа. 

А если мы будем по-другому строить свою жизнь, так, чтобы достигать именно христианских целей, чтобы души людей спасались, то тогда это и будет искомая альтернатива вавилонскому царству вседозволенности и идеала содомского. 

***

Очень важно – не обижаться и не раздражаться. Это, собственно, одна из целей нашей жизни: стяжать не ненависть, а любовь даже к врагам, не безразличие и равнодушие, а любовь даже к досаждающим. 

Когда Господь отступает от человека, то нам остается биологическая природа, которая имеет инстинкты, в частности самозащиты: нас кусают – мы кусаемся. А для того, чтобы вести себя по-Божьи, по заповедям–любить врагов и отвечать добром на зло,–необходимо иметь Благодать Духа Святаго в сердце. А обитает Дух Божий только в чистых сердцах. Для этого надо каяться. Иначе без Бога мы не можем осуществлять эту заповедь любви к врагам. Потому что это не наша любовь, а Божия. Если Господь будет в нашем сердце, то мы будем поступать так, как Он поступал на Кресте. Он не проклял тех, кто Его распинал, не озлобился, не прислал 12 легионов Ангелов для их уничтожения, а Он за них молился, чтобы они исправились, чтобы они восстановили в себе образ Божий, первозданную доброту, первоначальную красоту. Чтобы они спаслись. Потому что Он и за них тоже распинался. 

Прежде всего мы должны исполнить первую заповедь, главную: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душою твоею, всею крепостию твоею, всем помышлением твоим, всеми силами души, чтобы Он пришел в наше сердце.И тогда мы будем поступать так, как Он поступал на Кресте. Тогда мы не будем ни раздражаться, ни гневаться, ни сердиться, ни злиться. Потому что наши гнев и злоба уничтожают прежде всего нас. Это – яд змеиный, который нас отравляет и умерщвляет. Нашу душу, наше сердце. 

А любовь, наоборот, воскрешает нас. И Господь показал это на Кресте. Он воскрес. Так же и мы воскреснем для Царства Небесного, если будем иметь любовь Божию.

Мы не должны никого осуждать. Потому что мы должны жалеть людей. И преступников. Чтобы они покаялись и восстановили в себе образ Божий. Чтобы они спаслись. Мы не должны никому желать, чтобы они горели в вечном геенском огне. Это не христианская позиция. Об этом говорил и батюшка Иоанн (Крестьянкин): ни в коем случае нельзя никому желать зла. Потому что, осуждая, мы как бы человека уже отождествляем с грехом, в котором он на самом деле может покаяться. Покаяние – это метанойя, это изменение ума, когда человек уже не тот, который был до покаяния. Он другой человек. Иной. А как же мы его осуждали? 

Мы должны людям, в том числе преступникам самым страшным, желать только спасения, а не вечно гореть в огне. Потому что если мы будем желать им зла и ожесточаться на них, то своим ожесточением мы сами себя будем убивать, лишая себя спасительной Благодати Божией. А это дьявольская уловка: мы, таким образом, и сами не спасемся, и их тоже можем своим ожесточенным отношением окончательно погубить; позиционируя себя верующими, оттолкнуть их своим ожесточенным обликом от спасительной веры. Когда Господь сказал жестокому, бессердечному сребролюбцу-мытарю Закхею, что Он должен быть ныне у него дома, то этот, казалось бы, безнадежный в глазах многих людей человек оттаял. И изменился! Так же должны и христиане своим отношением преображать людей. Мы должны помогать Господу – Он пришел спасти грешников, спасти погибшее. А мы что же будем осуждать и препятствовать осуществлению воли Его?

Наоборот, Господь попускает иногда страшное падение человека. Даже уродливое падение, чтобы человек понял, что он ничтожество. Тогда он сможет смириться так, как «порядочный человек» не смирится никогда, потому что он думает, что он не хуже других, а многих и превосходит… Это фарисейское высокомерие отталкивает спасительную благодать, и человек погибает. А спасти его может, как это ни парадоксально, именно падение, когда он поймет, что без Бога он ничто. Именно потому и стремились к Богу блудницы, мытари, разбойники. Он им был по-настоящему нужен! Тогда, когда человек вдруг понимает, что он вообще не имеет права даже дышать воздухом, пить воду, есть пищу, тогда из глубины такого падения он взывает ко Господу, и Господь посылает ему благодать, спасающую уже для жизни вечной. 

Об этом фильм «Остров». Человек считал, что он не имеет права даже жить в человеческих условиях, – он спал в кочегарке на груде угля. И когда он взывал ко Господу из такой глубины своего смирения, то Господь, к его удивлению, слышал его и творил чудеса по его молитве. Это – духовная реальность. На самом деле так и происходит. Существует разбойничье покаяние – «вдруг у разбойника лютого совесть Господь пробудил». Есть такие примеры и в наше время. 

Поэтому никого мы не должны осуждать. Господь попускает иногда падение для того, чтобы человек покаялся. Чтобы человек пришел в себя, чтобы он понял, что он «слеп, и нищ, и наг». А он думает, что имеет какие-то достижения, какие-то дипломы, какие-то привилегии… Открытия научные… Богословские достижения…

***

Господь видит наше сердце. О состоянии нашего сердца мы прежде всего должны заботиться, а не о том, как мы выглядим в глазах людей. 

Самый трудный христианский подвиг – это подвиг Христа ради юродивых, которые вели такую жизнь, что в глазах людей выглядели дурачками. А наше тщеславие толкает нас на то, чтобы стараться выглядеть привлекательно и хорошо с точки зрения мира. Так, чтобы все нас уважали. Мы иногда даже можем позволить себе какую-то безнравственность, но только, чтобы нам не выглядеть дурачками, иными, не стать изгоями. 

А юродивые наоборот. Они знали главное – Бога, хотели быть с Богом и не заботились о том, что и как о них скажут. Они провоцировали на гнев и клевету по отношению к себе. Чтобы преодолевать гордость и тщеславие. Они подвергали себя постоянным гонениям, а мы заботимся о пище, о крове над головой, об одежде, о том, как мы выглядим в глазах окружающих. Ради этого всегда готовы на лицемерие, лишь бы не понести в чем-нибудь житейском какой-нибудь урон… А они все это отринули. Они хотели знать только Господа Иисуса. Блаженная Ксения, например, не имела ни крова, ни пропитания, ничего. И дурочкой выглядела. Но была со Христом! 

И блаженные всегда упражнялись в незлобии Христовом; навлекая на себя различные поношения, оскорбления, оплевания, они молились за людей, которые их обижали. И упражнялись в том, чтобы не быть тщеславными, ибо мудрость мира сего есть безумие перед Господом. А они всегда перед Ним ходили. Вот нужно с юродивых и брать пример: заботиться о внутреннем, а не жить напоказ.

Лицемерие очень глубоко въелось в наши сердца: нам всегда хочется показать себя в глазах собеседника с лучшей стороны. Иногда при этом даже скрыть свое происхождение, национальность, какие-то отрицательные черты характера. Это все – ложь и несвобода тщеславия.

Мы должны везде исполнять свою апостольскую миссию. Везде должны быть христианами. А это значит–ни на кого не злиться, никого не осуждать, ко всем быть доброжелательными. И к своим единоверцам, и к иноверцам, и к атеистам. Чтобы явить благой лик православия, а не злобный, не ожесточенный, не презрительный.

***

Покаяние – этотруд, который не сразу изменяет человека, а постепенно. При помощи Благодати Божией и личного подвига человека преображается его душа. При этом необходимо воздержание от греха. Потому что грех – это упражнение страсти. Как мышцы упражняются, например гантелями, так и грех (или целый их комплекс) упражняет наши страсти, наши дурные привычки. Нужно воздерживаться от грехов, при Божием содействии, с помощью молитвы, с помощью поста. Оступились – каяться. Это труд, который труднее всего на свете. Самый трудный вид из всех видов человеческой деятельности – покаяние, очищение собственного сердца и возвращение его Христу.

Иеросхимонах Валентин (Гуревич)
Публикуется с сокращениями

 

Комментарии закрыты