Михаил Петрович Лобанов (1925–2016) и его учебник «Тысячелетнее русское слово»

Все, кто знаком с преподаванием словесности, и даже сами старшеклассники сегодня признают, что система ЕГЭ и реформирование образования последней четверти века, в том числе сокращение часов литературы и истории в школах и вузах, разрушают филологическую школу и гуманитарное образование в целом.

Поэтому главная задача для современной России – восстановить целостное представление о русском языке, об отечественной истории и литературе, из которых складывается национальное самосознание, а также о зарубежной литературе, должным образом формирующей кругозор человека. Работая в начале нынешнего года по просьбе Союза писателей России над списком книг для школьников (https://denliteraturi.ru/article/5733), я не могла не обратиться к огромному литературоведческому багажу, накопленному, осмысленному и оставленному нам Михаилом Петровичем Лобановым, которого по праву признают патриархом отечественной патриотической мысли 1960–1980-х гг. 

Михаил Лобанов в госпитале после ранения. 1943 г.

Михаил Лобанов в госпитале после ранения. 1943 г.

Михаил Лобанов – из поколения 1920-х гг., которое вынесло на своих плечах, добыло Победу в самой страшной войне в истории человечества. Окончив десятилетку, он в начале января 1943 г. в 17 лет поступил в военное училище под Уфой. Участвовал стрелком в боях на Курской дуге, был тяжело ранен осколком мины, награжден боевыми орденами Красной Звезды и Отечественной войны I степени. 

После Победы многие фронтовики стали учителями и врачами, рабочими заводов, руководителями предприятий и колхозов. И все, что вызывает у нас ностальгию по советскому прошлому, связано с Победой, с тем временем победителей.

Михаил Петрович Лобанов

Михаил Петрович Лобанов

Во многих своих статьях, письмах Михаил Петрович вспоминает о матери, которая воспитала шестерых детей своих и пятерых детей покойной подруги. Все они получили образование, достойно вошли в жизнь. В самые голодные годы его матери предложили из барачной комнаты в общежитии переехать в большой дом раскулаченной семьи. И она отказалась, сказав, что на чужой беде счастью не бывать. Таков был ее характер. Любовь к правде, обостренную совестливость Михаил Петрович вынес из семьи. 

Михаил Лобанов поступает в МГУ, в 1949 г. оканчивает филологический факультет, а в 1959 г. защищает кандидатскую диссертацию по своей книге «Роман Л. Леонова «Русский лес» и затем более полувека преподает в Литературном институте им. А.М. Горького.

С 1960-х гг. М.П. Лобанов становится одним из ведущих литературных критиков. Особо ценен был его самостоятельный взгляд. Известные статьи М.П. Лобанова в журнале «Молодая гвардия», особенно в эпоху хрущевской оттепели, когда под предлогом интернационализма снова поднялась волна борьбы с русской национальной культурой и православными традициями народа, вызывали негодование партийных прихлебателей и либеральной прессы за свою приверженность русскому духу, русской почве, русской традиции. Так, широкий общественный резонанс получила не только в нашей стране, но и за рубежом его статья «Просвещенное мещанство», опубликованная в 1968 г. 

Михаил Петрович Лобанов, писатель, литературовед, критик и общественный деятель, лауреат Большой литературной премии России

Михаил Петрович Лобанов, писатель, литературовед, критик и общественный деятель, лауреат Большой литературной премии России

Широко известные книги М.П. Лобанова «А.Н. Островский» (1979, 1989) и «С.Т. Аксаков» (1987, 2008), вышедшие в серии «ЖЗЛ», раскрывали духовный смысл творчества этих писателей и вызвали острую реакцию, идеологические обвинения с ортодоксально-марксистских позиций в идеализации прошлого России, «славянофильстве» и «антипартийности». Партийным критикам было чуждо заложенное в этих книгах реальное отражение действительности царской России, а также православное сознание самого автора, его глубокая связь с отечественным прошлым. 

И в своем учебнике на примерах древнерусской литературы, а также на примере «Войны и мира» Л.Н. Толстого Михаил Лобанов старается показать суть русского характера: жертвенность, желание послужить Богу и Отечеству, кротость, смирение, терпение. По этому ли пути идет современная русская литература? Говоря в начале учебника о «Слове о полку Игореве», Лобанов представляет это произведение как изначально обозначившее судьбу Русского государства, которое «куют беды», как отметил духовный подвижник уже нашего времени. 

Михаил Петрович через свое целостное восприятие русской культуры смог воспитать несколько поколений мыслителей, редакторов журналов и даже священников (архимандрит Дамаскин (Орловский), протоиерей Геннадий Рязанов, протоиерей Евгений Булин до своего церковного служения были слушателями его семинаров). Вот как говорит М.П. Лобанов в своем учебнике «Тысячелетнее русское слово, духовное и светское» о ключевом для русской истории и культуры периоде: «Русский и православный – синонимы (так же, как, по словам Ф.М. Достоевского, синонимы – язык и народ). Церковь учит свою паству бдительности в распознавании врагов внешних и внутренних. Внешним врагом, грозившим с помощью военной силы уничтожить Православную Русь, окатоличить ее, были псы рыцари-иезуиты, разгромленные Александром Невским. В конце XV века появился еще более опасный для Православия враг – враг внутренний, грозивший изнутри разложить Православие, заменить его человеконенавистнической талмудистской верой».

Учебник М.П. Лобанова и все его труды призваны помочь юному поколению литераторов подготовиться к вызовам времени. Неслучайно известный критик Ю.М. Павлов называет Лобанова «одним из самых последовательных и стойких бойцов за Православие, за «твердыню духа».

В короткой статье нет возможности рассмотреть каждый параграф учебника. Обозначу лишь некоторые важные мысли. Со школьной скамьи мы привыкли воспринимать Д.И. Фонвизина в рамках вульгарно-классового анализа его комедии «Недоросль». М.П. Лобанов знакомит нас ближе с этим писателем XVIII века, говоря, что из своего путешествия во Францию Фонвизин вынес мысль о самобытности русского исторического пути, что роднит его со славянофилами. «В лице Фонвизина русская мысль перестает быть ученицей Запада», – заключает автор учебника.

Говоря о А.Н. Радищеве, Михаил Петрович доказательно подходит к мысли, что «революционизм его был революционизмом религиозного человека». А Н.М. Карамзина он возвращает в круг сегодняшних наших соратников, утверждая, что «русская литература XVIII века, начавшаяся с подражания западному рационалистическому просвещению, завершилась отвержением его, возвращением в лице Фонвизина и Карамзина к древнерусским духовным истокам». Пример тому – разрыв Карамзина с масонством, написанная им «Записка о древней и новой России» и величайший его труд, столь высоко оцененный А.С. Пушкиным, – «История государства Российского».

В своем учебном пособии М.П. Лобанов говорит, казалось бы, очевидное, что А.С. Пушкин «открыл в явлениях жизни, в самой ее прозе, в людях, их мыслях и чувствах такие залежи красоты, что кажется это непостижимым в условиях действительности». Но тут же мысль педагога идет дальше, он желает помочь студентам увидеть высший смысл этой красоты, то есть заложенный в ней Божественный смысл. 

Ценны для осмысления литературы XIX века размышления М.П. Лобанова над лермонтовским «Демоном». Ценны и актуальны, потому что мотивы этого произведения находят отражение в сегодняшней культуре, в том числе религиозной, и трактуются зачастую неверно. Мне доводилось писать об одном документальном фильме, снятом к 200-летию М.Ю. Лермонтова. В нем по замыслу его создателей был выведен абсолютно демонический образ поэта. М.П. Лобанов встает на защиту русского поэта. В своем учебном пособии он приводит строки Лермонтова из написанной им «Сказки для детей»: «…И этот дикий бред преследовал мой разум много лет. Но я, расставшись с прочими мечтами, и от него отделался стихами!» Но главным подтверждением того, что Лермонтов не был носителем демонического образа, Лобанов видит в том, что в момент роковой дуэли поэт не стал убийцей. 

Учебное пособие по истории русской литературы XI–XX вв. М.П. Лобанова

Учебное пособие по истории русской литературы XI–XX вв. М.П. Лобанова

М.П. Лобанов отмечает в своем учебнике по литературе, что в «Бесах» Ф.М. Достоевского показано, «как либерализм, западнический космополитизм, взращивал радикалов – «бесов», разрушителей России – типа маниакального революционера, убийцы Петра Верховенского, талмудического кощунника, запускающего мышь в киот иконы – Лямшина, этого предшественника емельянов ярославских».

Вспомним, как первый вице-премьер правительства РФ Чубайс заявил, говоря о Достоевском: «Я испытываю почти физическую ненависть к этому человеку… Его представления о русских, как о богоизбранном, святом народе, его культ страдания и тот ложный выбор, который он предлагает, вызывает у меня желание разорвать его на части». Лобанов поясняет, что этот «ложный выбор» (с точки зрения «реформаторов») связан со Христом, с Православием, ставшим «сердцевиной духовной и исторической жизни русского народа, залогом его силы».

Как о наступающей эпохе дельцов пишет М.П. Лобанов о конце XIX века, отсылая читателя к роману Лескова «Некуда», который напрасно выведен из поля зрения старшеклассников. Разве не эти дельцы подвели на край гибели Россию – как в начале прошлого века, так и в конце его?

Ценность учебника М.П. Лобанова «Тысячелетнее русское слово, духовное и светское» в том, что автор смог предельно глубоко и простым языком объяснить сложные явления русской литературы. Такое, например, как Лев Николаевич Толстой. Лобанов ценит Толстого как гениального художника, но, чтобы нам разобраться в его опасных духовных исканиях, он приводит, к примеру, слова А.Н. Островского, который просил Толстого оставить «философию» и сомнительные писания вроде своего «евангелия»: «Ты романами и повестями велик, оставался бы романистом, а если утомился – отдохнул бы, но что взялся умы мутить, это к хорошему не поведет».

О драматурге Александре Николаевиче Островском М.П. Лобановым, как уже говорилось, написана книга, вышедшая в серии «ЖЗЛ» в 1979 г. Этим трудом автор изменил представление об Островском как обличителе «темного царства», «самодуров». В произведениях выдающегося драматурга с его «кровным родством с Православной верой народа» Лобанов видит отражение натиска все того же дикого капитализма, засилье делячества и бешеных денег, новой «буржуазной морали». Сегодня, в XXI веке, многие критики отмечают цельность христианского мировоззрения А.Н. Островского и И.А. Гончарова, о чем Михаил Петрович писал еще в 1970-х. 

М.П. Лобанов доброжелательно вглядывается в фигуру Антона Павловича Чехова, завершающего XIX век русской литературы: «В чеховской объективности таится поистине христианское сочувствие к человеку, в суетности своего существования теряющему связь с высшим смыслом бытия. С мудрой грустью смотрит он на своих героев. Это несчастные люди – не в бытовом смысле, а как у апостола Павла – «тварь стенящая». По словам святителя Игнатия (Брянчанинова), «в познании и сознании немощи зиждется все здание спасения». Путь к осознанию этого становится определяющей проблемой для «тоскующих» чеховских героев». 

Завершается учебник «Тысячелетнее русское слово» размышлениями о литературе рубежа XIX–XX веков, когда произошел отход от традиционного реализма к модернизму и декадансу, духовному «релятивизму», которые не могли не повлиять на состояние части тогдашнего общества. Для сравнения, говоря о поэзии Серебряного века, М.П. Лобанов приводит имена Чернышевского, Белинского и Добролюбова, которые отошли от Церкви, но «мораль у них оставалась евангельская» (они были взращены на этой морали»). Здесь представляют огромный интерес суждения М.П. Лобанова о таких умозрительных проектах, как «воскрешение» Н.Ф. Федорова, «ноосфера» В.И. Вернадского, «Роза мира» Л.Н. Андреева. В своих выступлениях, статьях с начала 1990-х гг. Лобанов не раз писал о том, «сколько духовной смуты внесла в прошлом, да вносит и теперь, философствующая интеллигенция, как боролись с этим лучшие наши русские мыслители и иерархи Церкви, что в нынешнее катастрофическое для России время испытывается наша тысячелетняя вера, и единственной «твердыней духа» для сближения всех здоровых творческих сил может быть только Православие».

И о том, как позже, уже в творчестве Булгакова отразился духовный декаданс, отравивший воздух эпохи в начале XX века, мы найдем в учебнике М.П. Лобанова. Автор считал неприемлемым то, что антихристианский роман «Мастер и Маргарита» пропагандируется в школьной программе.

Осмыслению литературы XX века посвящены многие книги Михаила Петровича (к примеру, «В сражении и любви», 2003), без которых невозможно понять, что происходило с культурой нашей страны в недавнем прошлом. Итоговой для писателя стала книга «Твердыня духа» (2010), изданная в Институте русской цивилизации в серии самых выдающихся книг великих русских мыслителей, отражающих главные вехи в развитии русского национального мировоззрения в истории тысячелетней России.

«Прошлое России, нашего народа так безгранично богато содержанием, что можно говорить только о крайне малой соотнесенности этому в литературе, – писал М.П. Лобанов. – И здесь для познания России дороги свидетельства писателей, книги которых расширяют, обогащают наше представление о великой стране, о народной жизни». К таким книгам по праву можно причислить и книги самого автора этих слов – писателя и общественного деятеля, заслуженного работника Высшей школы России, почетного работника культуры Москвы.

Учебник «Тысячелетнее русское слово: духовное и светское» М.П. Лобанова можно рекомендовать не только студентам гуманитарных вузов, но и учащимся старших классов школ, поскольку только с помощью такого учебного материала и возможно сегодня формировать личность, мировоззренческий багаж, с которым юное поколение сможет полноценно овладевать профессией, творить, созидать и защищать интересы своего Отечества.
Ирина Ушакова

Комментарии закрыты