Московский театр «Недослов» – необычный театр, и актеры в нем особенные. В прямом смысле этого слова – люди с особенностями развития, неслышащие. Но отсутствие речи не мешает пониманию: язык, на котором они говорят, – язык чувств.

Небольшой зал заполнен до отказа. Публика по большей части молодая, живо реагирует на происходящее на сцене. История неудачной женитьбы разворачивается своим чередом. Как и положено по сюжету, Подколесин разглагольствует, Яичница по буквам проговаривает свою фамилию, Агафья Тихоновна рассуждает, который из них ей люб, – но всё в полной тишине. Её нарушает лишь топот артистов, стремительно перемещающихся по сцене, да эмоциональные выкрики, – когда чувства захлестывают и держать их в себе нет сил… Действие сопровождает перевод диктора, хотя все ясно и так. Язык пластики для артистов родной.

Театр «Недослов» не похож на другие московские сцены. Это не просто театр пантомимы, в основе которого лежит жест. Его артисты – неслышащие люди, для которых движение – единственный способ общения с окружающим. Причем по сравнению с обычными мимами у них фора: их мастерство оттачивалось годами, их учила сама жизнь. Невозможность выразить себя посредством речи усиливает желание «высказаться» через жест. Оттого эмоции, мимика артистов преувеличены – как будто наблюдаешь за ними через увеличительное стекло. Но им веришь. Они не «высказывают», а «выкрикивают» себя со всей искренностью проживаемых чувств, и эта искренность дорогого стоит. Такой подлинности эмоций не встретишь в рядовом театре. Так искренни бывают дети, упоенно играющие в свою игру. И публика с первого слова-жеста входит в эту игру и остается в ней до финального поклона. О том, что артисты «Недослова» иные, чем ты, начисто забываешь. На спектаклях театра много обычных людей, и среди московских театралов он известен.

Театр «Недослов» – уникальный в России, подобных ему нет. Он основан в 2003 г. на базе Государственной специализированной академии искусств (ГСАИ) – тоже единственного заведения такого рода, но уже не только в России, но и в мире. Его артисты – выпускники театрального факультета этого вуза, неслышащие и слабослышащие люди. Спектакли играются на учебной сцене, зал едва вмещает желающих их посмотреть. Труппа работает на нескольких московских сценах, гастролирует по России, участвует в театральных фестивалях – как отечественных, так и зарубежных. И если в Лос-Анджелесе и Торонто это специализированные форумы, вроде Международного фестиваля языка жестов или Фестиваля людей с особенностями развития, то на родине это «Протеатр», «Золотой витязь», «Музыкальное сердце театра», то есть обычные смотры, на которых «недословцы» конкурируют с лучшими артистами России.

Труппа театра Недослов

Труппа театра Недослов

Наступившая гласность «эстетически» не совпала с нуждами глухих. Перестройка разрушила систему государственной поддержки людей с особенностями развития, предоставив им свободу выживать самостоятельно, кто как может. «Недослов» основали энтузиасты, и благодаря им он существует до сих пор. За исключением одного-двух спонсоров, приносящих самые скромные пожертвования, ему не помогает никто, и он выживает за счет кассовых сборов. Зал невелик, и гонорары артистов незавидные. Оттого для многих работа в театре не единственный источник дохода. Так, актер и режиссер «Недослова» и по совместительству педагог ГСАИ Алексей Раев много лет подрабатывает в «Ашане». Актер Алексей Знаменский помимо ГСАИ окончил режиссерский факультет ВГИКа, играет и ставит спектакли в «Недослове», снимается в кино. В числе последних работ – одна из главных ролей в нашумевшей картине «Шапито-шоу» Сергея Лобана. В этом же фильме снялись и другие актеры «Недослова» – Евгений Еровенков, Валерий Завадовский, Максим Тиунов. В 2006 г. Анастасия Несчастнова, Алексей Знаменский и Максим Тиунов создали еще одну труппу слабослышащих артистов – театральное объединение «Синематографъ». У него нет своего помещения, оно действует как антреприза, но среди московской публики уже известно.

Авторы постановок «Недослова» не только неслышащие люди. Анна Башенкова – выпускница Щукинского училища, играет в Театре Армена Джигарханяна, снимается в кино. Но у нее слабослышащие родители, и языком жеста она владеет с детства. Любовь к близким и видение проблем людей с особенностями развития привели ее на театральный факультет ГСАИ, где она преподает мимику и жест. Факультет основан в 1999 г. Первый же его выпуск составил труппу театра «Недослов», и Анна продолжила работу с учениками в уже новом качестве – режиссера. На ее счету три спектакля – «Прикосновение» Маркеса, Handmaid Злотникова и «Крылья даны всем» по Ричарду Баху.

Юлия Авшарова также окончила «Щуку». Ее актерская карьера началась в 1995 г. в Театре на Таганке, где она, еще будучи студенткой IV курса, сыграла Медею в одноименном спектакле Юрия Любимова. Потом были театры Рубена Симонова и Джигарханяна, Классный театр, Театр Гоголя, Театр Наций, съемки в кино и сериалах и, наконец, театр «Недослов», где Юлия поставила «Утиную охоту» Вампилова.

Сцены из спектакля Женитьба режиссера Юрия Анпилогова

Сцены из спектакля Женитьба режиссера Юрия Анпилогова

В числе недавних приобретений театра – режиссер и педагог Юрий Анпилогов. Выпускник МХАТа, театральный и киноактер, до последнего времени он работал в Театре Джигарханяна. В «Недослов» его пригласила бывшая сокурсница Анна Башенкова, и теперь он преподает на театральном факультете ГСАИ. Гоголевская «Женитьба» – его первый режиссерский опыт на сцене «Недослова», и, можно сказать, удачный. Постановка классическая. Ее автор не ищет в гоголевском сюжете второго дна. В основе трактовки – доверие автору, любовь к артистам и стремление помочь им вместе найти путь к сердцу зрителя. Действие строится как череда сценок, разных по настроению и темпу, что задает общий оживленный ритм спектаклю. К беззвучному языку жеста привыкаешь моментально, и даже как будто его понимаешь. Следишь за точными движениями пластичных рук, которые формируют слова из воздуха и ловко посылают их собеседнику.

Сегодня в афише «Недослова» несколько названий. В числе их как пластические композиции, вроде спектаклей «Крылья даны всем» по повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон» и «Другая земля» по повести Зальтена «Бемби», так и драматические, вроде вампиловской «Утиной охоты» и «Женитьбы» Гоголя. Билеты по московским меркам недорогие. У театра есть свой сайт, где размещены зрительские отзывы и расписание спектаклей.

В очередной раз прошел ежегодный Парамузыкальный фестиваль на лучших площадках Москвы – на Поклонной горе, в театрах Российской Армии и Эстрады. Смотр проходил в форме концертов (их ставит Юрий Анпилогов), любимые шлягеры исполнялись при помощи жестов. И в этом нет ничего удивительного: ведь песню можно не только спеть, но и прожить!

Саша Канноне

Комментарии закрыты