27 сентября Православная Церковь вспоминает обретение Креста Господня.

В 326 году мать византийского императора, равноапостольного Константина Великого, царица Елена по поручению своего сына отправилась в Иерусалим, чтобы найти Крест, на котором был распят Иисус Христос. Долгое время поиски оставались безуспешными. Наконец, от одного старца узнали, что Крест находится под языческим капищем Венеры. После раскопок обнаружили три креста. Чудо Воскресения указало на Крест Господень. Празднование Воздвижения было установлено Собором епископов. В этот день вспоминается также возвращение Креста Господня из Персии в Иерусалим. В празднике этого дня соединились два воспоминания – об обретении и возвращении Креста Господня из плена.

Крест и распятие Спасителя

Археологический очерк

Христианин, с благодарностью и любовью взирая на знамение Креста Христова, благоговейно поклоняясь ему, должен знать и помнить, что это была за казнь и сколь великие страдания претерпел Спаситель на Кресте для спасения людей. Все подробности крестной казни дышат жестокостью и направлены к опозорению распинаемого. Обычно у римлян смертная казнь приводилась в исполнение непосредственно после произнесения приговора. Поэтому и к приготовлениям к крестной казни Христа было приступлено тотчас по произнесении Пилатом приговора. У римлян различалось главным образом три вида, или формы креста; на одном из этих видов креста и мог быть распят Христос.

Древнейшая и простейшая форма креста, известная у многих древних народов (у египтян, карфагенян, финикиян и древних евреев), получалась чрез наложение горизонтальной линии на вертикальную в виде буквы «Т». При совершении казни на этом кресте к концам поперечного бруса прикрепляли руки осужденного на смерть. Тело распинаемого при этом висело вдоль вертикального столба; для большей устойчивости тела прикрепляли к этому столбу и ноги распятого. Эта форма креста у римлян получила название crux comissa – крест связанный.

Второй вид креста, так называемый crus decussata – крест сбитый, образовался из двух одинаковой длины брусьев, соединявшихся вместе на средине своей под прямым углом. В начертании своем он похож на букву «Х». На месте казни вкапывали в землю два конца такого креста настолько, чтобы он мог прочно стоять; затем руки и ноги осужденного протягивали и прикрепляли на всех четырех концах его. Этот вид креста у нас известен под именем Андреевского креста, так как, по преданию, на таком кресте был распят святой апостол Андрей Первозванный.

Третий вид креста был известен у римлян под названием – crux immissa – крест вбитый. Этот крест составлялся из двух брусьев неравной длины – одного длинней, другого короче. К вертикальному, более длинному брусу поперечно прикреплялся на некотором расстоянии от верхнего его конца брус более короткий, горизонтальный. В начертании он имеет форму †. При распятии руки осужденного прикреплялись к концам горизонтальной перекладины, а ноги, соединенные вместе, прикреплялись к нижнему концу вертикального длинного бруса.

Именно на таком кресте – четырехконечном (cruce immissa) – был распят наш Спаситель. Это – общецерковное верование, перешедшее в богослужебные книги. Отцы и учители Церкви (Иустин Мученик, блаженный Иероним, блаженный Августин, святой Иоанн Дамаскин и др.) употребляют такие сравнения Креста Христова, которые не оставляют никакого сомнения в этом. Четыре стороны неба, летающая птица, плавающий или с распростертыми руками молящийся человек, весельное судно, пашущий земледелец и т.п. – обычные употребляемые ими сравнения для креста, и все эти сравнения приложимы только к четырехконечному кресту – кресту вбитому. Блаженный же Августин дает об этом и вполне определенное свидетельство, когда говорит о Кресте Христовом: «Была широта, на которой простирались руки, длина, поднимающаяся от земли, на которой было пригвождено тело, высота, выдававшаяся вверх над поперечною балкою». Последние слова приложимы исключительно к четырехконечному кресту. Это же, наконец, подтверждается одним небольшим, но весьма ценным, решающего значения замечанием евангелиста Матфея: «И поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский» (27:37). Для того, чтобы поместить над головою Христа такую надпись, необходимо, чтобы основной вертикальный столб имел продолжение вверху, над поперечным брусом, то есть необходимо, чтобы крест был четырехконечный, а не трехконечный – и также не сбитый.

Паспятие Андрея Первозванного Палех

Паспятие Андрея Первозванного Палех

Приготовление такого креста не требовало много времени и было просто: нужно было надлежащим образом лишь скрепить два бруса – и крест был готов. Сам осужденный должен был нести крест на место казни. Это было великим издевательством над чувствами распинаемого: над его естественной любовью к жизни и ненавистью к орудию своей смерти. Не говоря уже о том, что самое несение креста, часто на далекое расстояние (обыкновенно за городом), было тяжелым трудом и новым мучением. И Спаситель, истерзанный бичеванием, грубыми издевательствами римских солдат и самым судом, понес свой Крест за город на Голгофу, место Своих последних мучений и смерти. По римским законам здесь, на месте казни, истязания осужденного не ограничивались только распятием, а предварительно его еще подвергали мучениям. Но так как Христос подвергся бичеванию во дворе претории Пилата, то здесь, на Голгофе, Он был предан лишь распятию.

Обычно уже готовый крест вкапывали нижним концом в землю настолько, чтобы он прочно стоял. Самый крест не делался высоким, и ступни распятого находились недалеко от земли. Осужденных распинали на крестах уже поставленных, и, следовательно, прежде крест нужно было укрепить в вертикальном положении.

Хотя Крест Спасителя и не был так высок, как обычно изображают художники, однако поднять на него тело живого человека и прибить его гвоздями ко кресту – требовало некоторых приспособлений. К перекладине креста приставляют лестницы. На них всходили двое из исполнителей казни и при помощи веревок поднимали осужденного, а остававшиеся внизу помогали им. Поднятый до надлежащей высоты за руки привязывался веревками к перекладине. Теперь, когда он мог держаться на высоте креста без посторонней помощи, наступал самый страшный момент: посредине открытых ладоней ставили два огромных железных гвоздя и сильным ударом молота вгоняли их в дерево. Стоявшие же внизу другие распинатели в это время прибивали к вертикальному столбу ноги осужденного. Для этой цели ноги или складывали внизу одна на другую и чрез обе разом вбивали один огромный гвоздь, или употребляли два гвоздя, прибивая ими каждую ногу отдельно.

Распятие Спасителя закончилось прибитием над главою Его дощечки. Это была та белая дощечка (titulus), которую обыкновенно несли к месту казни пред осужденным или вешали ему на шею. На той дощечке над Спасителем было написано римским (латинским) языком суда, общеупотребительным тогда греческим и местным еврейским языками: «Иисус Назорей, Царь Иудейский». Так, оставаясь верным римскому закону, Пилат обозначил вину Спасителя как мятежника.

Николай Макковейский

Николай Макковейский

С окончанием распятия Спасителя начались Его величайшие, неописуемые страдания на кресте. Об этих страданиях, с их физической стороны, дает некоторое представление описание мук распинаемых одним врачом (Рихтером). Неестественное, насильственное положение тела, говорит он, с постоянно вытянутыми руками в продолжение долгого времени должно быть такою пыткою, которую не описать словами. Нельзя сделать малейшего движения без того, чтобы не причинить всему телу, а особенно частям, прибитым и истерзанным бичеванием, невыносимой боли. Гвозди вбиваются в такие места, где соединяются многие очень чувствительные нервы и сухожилия.

И теперь, частью поврежденные, а частью сильно сжатые, они вызывают особые, очень чувствительные боли. Раненые части, постоянно открытые для воздуха, должны воспаляться и постепенно становиться синими, потом черными. То же делается и в других частях тела, где задержанная чрезмерным растяжением тела кровь приходит в застой. Воспаление этих частей и происходящие отсюда мучения увеличиваются с каждым мгновением… Кровь не имеет свободного доступа и в легкие. Все это, сжимая сердце и напрягая жилы, производит страшное, как бы тревожное состояние в организме… А смерть приближается медленно, путем постепенного оцепенения нервов, жил и мускулов, которое начинается на оконечностях и постепенно направляется внутрь. К более благородным и чувствительным частям. И вот, пока настанет желанная для распятых смерть, они, несмотря на потерю крови при бичевании и на кресте, несмотря на причиняемое жаром солнца воспаление ран, на мучительнейшую жажду, обыкновенно более 12 часов, а иногда до следующего дня и даже вечера, находятся между жизнью и смертью. Бывали же случаи, что распятые оставались живыми до третьего дня, когда только мучительная голодная смерть полагала конец их страданиям.

Такой ужаснейшей из казней – изобретению высшей человеческой жестокости – был предан наш Спаситель.

Профессор Николай Корнильевич Маккавейский («Археология истории страданий
Господа Иисуса Христа», 1891)

Комментарии закрыты