23 сентября исполнилось 390 лет со дня кончины Авраамия Палицына, келаря Троице-Сергиева монастыря, знаменитого писателя и историка, автор повести об осаде Троицкого монастыря поляками «История в память предыдущим родом», известное как «Сказание».

Небезынтересным для читателя покажется свидетельство русского историка В.О. Ключевского о Смутном времени: «Страна представляла собой зрелище полного видимого разрушения. Поляки взяли Смоленск; польский отряд сжег Москву и укрепился за уцелевшими стенами Кремля и Китай-города, шведы заняли Новгород и выставили одного из своих королевичей кандидатом на московский престол… первое дворянское ополчение под Москвой со смертью Ляпунова расстроилось. Государство, потеряв свой центр, стало распадаться на составные части, чуть не каждый город действовал особняком, только пересылаясь друг с другом».

Авраамий (до пострижения – Аверкий Иванович) происходил из старинной служилой дворянской семьи. Большинство представителей рода Палицыных прославились на ратном поприще, служили стряпчими, подьячими, писцами при дворцовом хозяйстве, в приказах или местных учреждениях, несли службу при князьях и царях.
Как выяснилось, Аверкий был не единственным писателем в своем роду. Как летописец и составитель списка митрополитов прославился и другой Палицын, по имени Варлаам (вторая половина XVI в.), – келарь московского Чудова монастыря.

Сказание Авраамия Палицына

Сказание Авраамия Палицына

По преданию, родоначальником Палицыных был выходец из Литвы – Иван Микулаевич. В 1373 г. он перебрался в Москву и служил воеводой у великого князя Димитрия Донского. Прозвище «Палица» доблестный воин Иван получил на Куликовом поле, потому что «был весьма силен, храбр и славен» и действовал в бою железной палицей весом в полтора пуда (около 25 кг).

Аверкий Палицын был сыном дворянина Ивана Федоровича Палицына и его жены Матрены, проживавших в селе Протасьеве близ Ростова Великого. Предположительно, он родился в середине 1550-х гг. и уже в 80-х гг. XVI столетия служил воеводой в городе Коле неподалеку от современного Мурманска.

В 1588 г., во время правления царя Федора Иоанновича, Аверкий Палицын подвергся опале (причина которой не установлена) и постригся в монахи Соловецкого монастыря (одного из крупнейших центров отечественной книжности) с именем Авраамий.

Авраамий Палицын на памятнике 1000-летие России

Авраамий Палицын на памятнике 1000-летие России

После возвращения из ссылки некоторое время он пребывал в Троице-Сергиевом монастыре, а затем был назначен на административную должность в Богородицко-Свияжский монастырь. При царе Василии Шуйском Авраамий был назначен келарем Троице-Сергиева монастыря. Келарь был значимым лицом в монастыре и играл огромную роль в его хозяйственной деятельности.

Во время правления Василия Шуйского келарь Троице-Сергиева монастыря проявил себя как талантливый государственный деятель, в частности, добившись понижения цены на хлеб в фактически осажденной столице. В 1610 г. в составе русского посольства Авраамий был отправлен к польскому королю Сигизмунду III. С помощью щедрых даров (в числе которых 40 соболей и серебряный кубок) Авраамий добился от польского короля подтверждения различных льгот монастырю. Однако, не веря в успех посольства, Авраамий самовольно вышел из его состава. Патриарх же с посольством провели в польском плену почти девять лет.

Все это время Авраамий активно участвовал в политических событиях, развертывающихся в стране. Вместе с архимандритом Троице-Сергиева монастыря Дионисием он рассылал грамоты по городам, призывающие русских людей на защиту родной земли, содействовал победе ополчения под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, был активным участником Земского собора 1613 г., избравшего русским царем Михаила Романова.

Список Сказания Авраамия Палицына

Список Сказания Авраамия Палицына

После возвращения в Россию из Польши Патриарха Филарета Авраамий удалился в Соловецкий монастырь, где и скончался в 1626 г. 23 сентября (н. ст.). Здесь, в Соловецком монастыре с его богатыми литературными традициями, Авраамий Палицын много работал над своим главным произведением – знаменитым «Сказанием», завершенным в 1620 г.

«Сказание» – своего рода исторический сборник, основу которого составляет рассказ об осаде Троице-Сергиева монастыря польскими войсками, которая длилась 16 месяцев. Окончательная версия «Сказания» состоит из 77 глав. Первые шесть охватывают период конца XVI–XVII вв. Название этой части говорит само за себя: «Сказание коих ради грех попусти Господь Бог наш праведное Свое наказание и от конец и до конец всея России и како весь славе некий язык возмутися и все места по России огнем и мечом поедены быша». С каждой строчкой проясняется позиция автора, считавшего, что причина Смуты – грехи людей.

Вторая часть «Сказания» – самая большая (главы 7–52). В переводе на современный русский язык она называется: «Сказание о том, что произошло в доме Пресвятой и Живоначальной Троицы и как заступничеством Пресвятой Богородицы и по молитвам великих чудотворцев Сергия и Никона избавлена была эта обитель от польских и литовских людей и русских изменников».

Оборона Троице-Сергиева монастыря

Оборона Троице-Сергиева монастыря

Далее следует «Сказание о разорении и освобождении Москвы», рассказ об избрании на царство Михаила Романова и «Сказание о приходе из Польши королева сына Жигимонтова Владислава».

Десять лет трудился Авраамий над «Сказанием», стремясь к максимальной достоверности описываемых событий. В рассказ о героической обороне Троице-Сергиева монастыря вошли записки участников осады, свидетельства оставшихся в живых иноков, «святых по облику и здраво рассуждающих», «благоразумных воинов» и прочих христиан. Многие из них были свидетелями «великих чудес, совершенных преподобными отцами Сергием и Никоном Радонежскими», помощи святых в борьбе с врагами.

Таким образом, соответствующий материал был собран. Теперь предстояла не менее простая задача – отобрать среди великого множества источников – наиболее важные, достойные стать частью сего исторического повествования. Сам автор об этом пишет в предисловии так: «И из заслуживающего славы великого я выбрал малое – как бы зачерпнул горсть воды из морской пучины, чтобы хоть немного напоить божественным словом жаждущую душу». Автор снова повторяет, что создал свое «Сказание» «на память нам и последующим за нами родам».

Авраамий Палицын рисунок 17 века

Авраамий Палицын рисунок 17 века

Перед тем как приступить к его написанию, Авраамий долго сомневался в своих силах и способностях. Однако подобные опасения были напрасны, и Авраамию удалось полностью реализовать свое литературное призвание, впервые заявив о себе как о даровитом писателе. В «Сказании» на авансцену исторических событий выходит уже отдельная человеческая личность, большое внимание уделяется изображению подвигов простых людей, их роли в деле спасения родины. Профессор Н.К. Гудзий отмечал значительный вклад Авраамия Палицына, отличавшегося незаурядным умом и острой наблюдательностью, в историю Смуты. Трудно переоценить и литературные достоинства произведения. Палицын «прекрасно владел литературной речью, умел дать порой яркий художественный образ и поднимался до высокого публицистического пафоса и подлинного красноречия».

Большое литературное дарование автора проявилось в ярком художественном описании героической обороны Троице-Сергиева монастыря от интервентов. Вражеские отряды, осаждавшие монастырь в течение 16 месяцев, насчитывали от 20 до 30 тыс. человек, тогда как защитников было не более 2,5 тыс. Подлинными героями и патриотами у него выступают люди из народа: простые воины, крестьяне, чернецы. Один красочный эпизод сменяется другим, череда подвигов, совершаемых местным населением, создает впечатляющую картину русской народной доблести. При этом автор приводит имена конкретных людей. Так, крестьяне Никон Шилов и Слота подожгли и взорвали подкоп ценою собственной жизни. Сильный и ловкий Данило Селевин саблей посек многих литовских людей, а сверх того и трех вооруженных конников погубил. Подлинным былинным богатырем показан Ананий Селевин, который один бился против множества неприятелей, «и никто из сильных поляков и русских изменников не смел к нему приближаться, только ловили они случай убить его из ружей издалека. Ведь все его знали». Даже конь у Селевина особенный, богатырский, «и по коню его многие узнавали, ибо столь быстрым был тот конь, что из гущи литовских полков убегал, и не могли его догнать».

Могила Авраамия Палицына в Соловецком монастыре Фото 1916 г

Могила Авраамия Палицына в Соловецком монастыре Фото 1916 г

Из текста произведения можно составить довольно полное представление и о его авторе – человеке начитанном и литературно одаренном. Обширная осведомленность Авраамия в разных областях знания вызывает тем большее восхищение, если учесть, что в молодости он не получил систематического образования: «училища николиже видех». Однако это не помешало ему прекрасно изучить Святое Писание. Проштудировал он и творения отцов Церкви– Афанасия Александрийского, Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста. Хорошо разбирался Авраамий и в трудах по церковной и всеобщей истории, географии и философии. При написании «Сказания» Авраамий опирался на такие литературные источники, как «Житие Преподобного святого Сергия Радонежского», «Троянская история» Гвидо де Колумна, «Повесть о взятии Царьграда турками» Нестора Искандера, «Казанская история», сочинения Максима Грека. В «Сказании» встречаются прямые заимствования из послесловия к Острожской Библии; знаком был автор также и с публицистическими сочинениями своего времени, такими как «Сказание и повесть о Гришке Отрепьеве и о похождении его», обращался он к документам Посольского и Разрядного приказов, к летописным источникам, в частности к Хронографу 1616 г.

В Троице-Сергиевом и Соловецком монастырях в распоряжении будущего писателя находились крупнейшие монастырские библиотеки России, что давало ему уникальную возможность постоянно самообразовываться. Как свидетельствует современник Авраамия Палицына – Арсений Глухой, это был обычный тогда путь для тех, кто хотел получить серьезное образование.

Любопытным документом является «Жалованная грамота Палицына Троице-Сергиеву монастырю на вотчину села Лазарева… на книги – всего на вклад во сто рублев». Из нее интересно узнать, какие книги были у келаря в личном пользовании: «Се аз Живоначальные Троицы Сергиева монастыря келарь старец Авраамий Палицын дал книг новых: Евангелие письменное, да печатных два Евангелия, напрестольное, листы по краям золочены, два Апостола, две Триоди постных, две Триоди цветных, Минея общая, да письменных уставов неведомых все в Шесть. Псалтырь со следованием в четверть, Шестподневец на всю седьмицу, а в нем Апостол, Евангелие, Псалтырь, Часовник сполна в полдесть немного подержан, ценою архимандрита Дионисия, и казначея, и уставщика, и старцев соборных за сорок два рубля… И всего много вкладу сто рублев по своих родителей и по себе».

Известно также, что Авраамий Палицын следил за тем, как велась перепись книг в Троице-Сергиевом монастыре. Так, по его повелению инок Иона переписывал беседы Иоанна Златоуста на евангельские темы. В XIX в. была найдена оставшаяся после смерти старца «Псалтырь старца Авраамия Палицына, пожившего здесь в обители на Соловках на своем обещании, идеже пострижен». В библиотеку монастыря поступило и рукописное «Житие Преподобного святого Сергия Радонежского», переданное в дар Палицыным.

Сразу после выхода в свет «Сказание» завоевало большую популярность. Одних лишь рукописных копий «Сказания» насчитывается более 200. Записи, оставленные на полях этих рукописей, показывают, что оно было широко распространено среди всех слоев населения: книговеды обнаружили несколько десятков автографов бояр, дворян, представителей духовенства, купцов, посадских людей, мещан, а также крестьян.

О том, что память об Авраамии жива в веках, наглядно свидетельствует знаменитый памятник «Тысячелетие России» в Новгороде Великом, созданный по проекту скульптора М.О. Микешина. Скульптура была торжественно открыта в 1862 г. на территории Новгородского кремля, напротив Софийского собора. На ее барельефе изображены государственные деятели и полководцы, выдающиеся ученые, писатели, просветители и подвижники Русской Православной Церкви. Среди них Авраамий Палицын занимает почетное место – в группе «военных людей и героев», после Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского – руководителей Второго земского ополчения, освободившего Москву от польско-литовской интервенции в октябре 1612 г., и рядом с Иваном Сусаниным.

Алексей Глухов

Комментарии закрыты