Псалтирь в жизни православных христиан

При чтении Божественного Писания душа человека очищается от извращений и пороков, и очень важно питать ум словами и мыслями, почерпнутыми из Священного Писания. Поэтому-то древние иноческие уставы и предписывали, особенно начинающим, учить Псалтирь наизусть и иметь псалмы всегда на устах своих.

Среди ветхозаветных книг Священного Писания особое место занимает книга Псалтирь, заключающая в себе собрание богодухновенных песен. Такое название, по свидетельству святителя Василия Великого, она получила от часто упоминаемого в ней музыкального инструмента, к которому пророк Давид приспособил пение своих псалмов.

Мы можем только смиренно размышлять о том, где берет начало божественное псалмопение. Несомненно одно: всякое новое откровение свойств и совершенств Божиих, всякое новое познание красоты и гармонии в новозданной природе, возвещающих славу Творца, в раю служили для человека обильным источником молитв и духовных песен. Но недолго он наслаждался райским блаженством, вскоре он потерял его через преступление заповеди Божией. Грехопадение и последовавшее за ним наказание Божие вместе с первообетованием о семени жены вызвали в его душе глубокие чувства раскаяния и радостной надежды на будущее избавление. Эти чувства нашли соответственное себе выражение в словах молитв и песен. Первые люди хорошо осознали, что они потеряли через свое грехопадение, и стали призывать имя Божие с покаянием и плачем, моля о помиловании (Быт. 4, 1, 4, 26).

Однако не все человечество пожелало путем покаяния возвращаться в рай. Каин и его потомки начали искать средства, которые позволили бы обрести райское блаженство без Бога. Одним из таких средств явились изобретенные сыном Ламеха Иувалом музыкальные инструменты (Быт. 4, 21). Музыка оказалась чудесным подспорьем в попытке вернуть утраченное райское состояние, заменить его наслаждением, полученным от игры на музыкальных инструментах. Музыкальная культура стала быстро развиваться и настолько укоренилась в сознании древних людей, что пение и славословие Богу тоже начало сопровождаться инструментальной музыкой. Вот почему царственный псалмопевец Давид призывал петь Богу на тимпанах и гуслях, хвалить Его со звуком трубным, на псалтири, струнах, органе и на кимвалах доброгласных (Пс. 149, 3; 150, 3–5). И Бог позволял это, снисходя к немощи человека, до тех пор, пока святые апостолы, наученные Господом Иисусом Христом и просвещенные благодатью Духа Святого, полностью не исключили музыкальные инструменты из богослужения и соответственно из псалмопения.

Псалтирь

Псалтирь

Псалтирь имела громадное значение для богослужений в Ветхозаветной Церкви. В первый раз Давид дал псалом для славословия Господу по принесени ковчега Завета в Иерусалим (1 Пар. 16:7). И Сам Божественный Основатель Христианской Церкви Господь Иисус Христос, признавая Давида богодухновенным мужем (Мк. 12:36; Пс. 109:1), молился его псалмами и нередко прилагал к Себе псаломские пророчества (Пс. 8, 3; Мф. 21, 16; Пс. 117, 22, 23; Мф. 21, 42; Пс. 109, 1; Мк. 12, 36; Пс. 81, 6; Ин. 10, 34; Пс. 40, 10; Ин. 13, 18; Пс. 108, 8; Ин. 17, 12). Следуя обычаю, Он пел псалмы со Своими учениками при совершении пасхальной вечери (Мф. 26, 30; Мк. 14, 26). Апостолы употребляли псалмы во время молитвенных собраний первых христиан и призывали верующих назидать себя псалмами и славословиями, и песнопениями духовными (Еф. 5, 19; Кол. 3, 16; Иак. 5, 13; 1 Кор. 14, 26), включать псалмы в каждое молитвенное собрание, как важнейшую и значительную часть богослужения.

Многие святые отцы (в их числе и преподобный Ефрем Сирин, блаженный Феодорит, святитель Амвросий Медиоланский, святитель Григорий Нисский), увещевая христиан проводить ночь и утро в молитвах и псалмах, заповедуют непрестанно иметь псалом в устах своих, чтобы вместе с Давидом сказать: Предваристе очи мои ко утру, поучитися словесем Твоим (Пс. 118, 148). В IV веке «духовное Давидово песнопение просвещает души верных во всех церквах по Вселенной», получив настолько всеобщее распространение, что «и путешествующие, и плывущие морем, и занятые сидячими работами, и мужчины, и женщины, здоровые и больные почитали для себя утратою не иметь сего высокого псаломского учения. Даже пиры и свадебные торжества заимствуют себе здесь увеселение».

Наиболее же часто употреблялась Псалтирь в монастырях и в собраниях лиц, посвятивших себя служению Богу. Так, устав преподобного Пахомия Великого, вменявшего в обязанность всем инокам, чем бы они ни были заняты, «ум свой постоянно занимать богомыслием посредством чтения на память Псалтири или других мест Писания», в правилах 139 и 140 предписывает вступающим в обитель выучить наизусть несколько псалмов, а в дальнейшем – «по крайней мере Псалтирь и весь Новый Завет».

Псалмопевец Давид

Псалмопевец Давид

По постановлению святых отцов VII Вселенского Собора, «непременно надлежит знать Псалтирь всякому, возводимому в степень епископа, да так и весь клир вразумляет научиться из нея».

Многие монахи на Руси знали наизусть Псалтирь. Родоначальник русского иноческого общежития преподобный Феодосий говорил своей братии: «Наипаче же имети в устех Псалтырь Давидов подобает черноризцем, сим бо прогонити бесовское унынье». Сам он, по сказанию жизнеописателя, «пел усты тихо Псалтирь», в то время как руками прял волну или делал что-нибудь другое.

Употребление псалмов при богослужении наша Русская Церковь переняла от Православной Восточной Церкви. Они вошли как важнейшая и значительная часть в повседеневные, воскресные, праздничные и во все частные службы (духовные требы). Псалтирь становится главной учебной книгой и в древнем нашем образовании. Это произошло по той причине, что, во-первых, образование совершалось под непосредственным руководством Церкви и преимущественно лицами духовными, а во-вторых, оно имело целью восстановление каждым человеком в себе искаженного грехом образа Божия, и отчего и называлось образованием.

Научившись читать по Псалтири, и к тому же выучив ее наизусть, русский человек уже никогда не расставался с ней. На основании своего глубоко религиозного чувства обращался он к Псалтири для решения своих недоумений, особенно в трудных обстоятельствах жизни. Для исцеления и облегчения страданий тяжело больных над ними читали псалмы. Но особенно часто это делали над теми, кого считали одержимыми нечистыми духами. У нас в России строго соблюдается даже до настоящего времени и другой обычай, ведущий свое начало от первых времен Церкви Христовой, – читать Псалтирь по умершим.

Итак, мы видим, что Псалтирь всегда была и доныне остается в частном употреблении у христиан как при богослужении, так и в обыденной жизни. Воспевание псалмов и хвалы Богу одновременно являются и побуждением к благочестию, и прославлением Бога, и вразумлением для поющих, и руководством к правому вероучению. Слова их очищают душу, и Дух Святой скоро нисходит в душу, поющую эти песни.

Чтение псалмов нараспев способствует более глубокому пониманию их смысла. «Пророк Давид, придавая Божественным словам безыскусственное сладкогласие, хочет сладкопением при известном течении речи истолковать смысл сказуемого, – пишет святитель Григорий Нисский, – когда самый такт голоса открывает, сколько возможно, мысль, заключающуюся в речениях». При таком исполнении псалмов «и без толкования всякому, сколько-нибудь желающему быть внимательным, может даже один стих внушить великое любомудрие, побудить к решению и принести великую пользу в жизни», – указывает святитель Иоанн Златоуст. Он утверждает, что «можно петь и без голоса, только бы внутри звучала мысль. Ведь мы поем не человеку, но Богу, а Он слышит и голос сердца и проникает в сокровеннейшие наши мысли».

Игумен Петр (Пиголь)

Игумен Петр (Пиголь)

Псалмы есть не что иное, как глаголы Духа Святого для всех времен и народов. Давид составил книгу 150 псалмов по Его внушении. Святой Дух, глаголавший в пророках, явил Себя и в Давидовой Псалтири. В богодухновенности и каноничности этой книги ни в ком и никогда не возникало сомнений. Божественные Писания все святы, но особенно, по мнению святителя Иоанна Златоуста, «святостью проникнуты псалмы, это сокровищница спасения рода человеческого». Псалмы не обобщают Священного Писания, но помогают понять его через молитву и сделать действенным в жизни молящегося. Это и является главным достоинством Псалтири, определившим ее употребление в Христианской Церкви.

По своему содержанию эта книга наиболее соответствует основной идее богослужения нашей Церкви, которое во всей полноте выражает ее веру. Она раскрывает Божественное домостроительство нашего спасения, преподает правила веры, уроки и примеры нравственности. «Книга псалмов объемлет все, что представляют все другие Священные книги. Она пророчествует о будущем, и приводит на память бывшее, и дает законы для жизни и правила для деятельности», – писал святитель Василий Великий. Из нее можно узнать о всех догматах Церкви: «о Христе, о воскресении, о будущей жизни, о загробном блаженстве, о воздаянии, об учении нравственности и все, относящееся к догматам». И тысячами других наставлений переполнена эта книга. В каждом слове псалма заключается беспредельное море мыслей, имеющих огромную силу. Это великое богатство, содержащееся в словах псалмов и других богодухновенных писаний, может увидеть всякий, кто захочет тщательно исследовать сказанное в них.

«Я думаю, – размышляет святитель Афанасий, – что в словах этой книги измерена и объята вся жизнь человеческая, все состояния души, все движения мысли, так что в человеке ничего нельзя найти более».

В бесконечном разнообразии мысленных и созерцательных картин, находящихся в сообразности с неисчерпаемым обилием богодухновенного псаломского слова и с различными потребностями души, воспринимающей его, по мнению митрополита Филарета (Дроздова), заключается и тайна последовательности псалмов в Псалтири.

Несомненное влияние на душу человека оказывает непосредственно и сам дух Псалтири, имеющий, как и дух всего Священного Писания, великую очищающую силу. Не случайно ее называют иногда «малой Библией». «Во всем Священном Писании дышит благодать Божия, но в сладкой Книге псалмов она дышит преимущественно», – считает святитель Амвросий Медиоланский. Действие и сила этой Божественной благодати распространяется на всех читающих, поющих и слушающих псалмы и очищает их души.

Слова или мысли, воспринимаемые человеком или творимые в нем самом, заключают в себе образ. Этот образ несет в себе мысленную силу и оказывает на человека определенное воздействие. Какое влияние претерпевает человек, положительное или отрицательное, зависит от того, откуда исходят эти образы. Бог по снисхождению и благоволению Своему дает ведение о Себе в образах, доступных человеку. И если человек воспринимает эти Божественные образы, то они пожигают в нем страсти и освящают его. Они тогда противостоят образам, творимым самим человеком и внушаемым демонами. Последние, в случаях их принятия душою, будут извращать духовный образ человека, созданного по образу и подобию Божию.

Игумен Петр (Пиголь)

Комментарии закрыты