…Теплый майский день 1987 г. Воздух наполнен запахом сирени, настроение праздничное, приподнятое. Одноклассники с тюльпанами встречают дорогих гостей – почтенных ветеранов – в военной форме, с боевыми орденами и наградами. Во время таких уроков рука не поднимется рисовать паучков на промокашке или играть на галерке в морской бой – они никогда не бывают скучными, потому что это уроки мужества, и все в них – правда.

Хлепень

С IХ в. на Смоленщине, в живописном месте слияния двух рек, Вазузы и Городни, есть древнерусское поселение, со временем обустроенное в укрепленное городище. Однажды произошло здесь чудесное событие, вследствие которого в Хлепень начал стекаться народ со всей округи. Согласно преданию, на левом берегу реки Городни находился святой источник. Принем была обретена Страстная икона Пресвятой Богородицы в окладе, украшенном драгоценными камнями и золотом. Страждущие получали от иконы исцеление, и в 1910-х гг. вместо ветхой деревянной Покровской (1809) церкви на средства почетного гражданина из Зубцова была возведена трехпрестольная каменная церковь Страстной иконы Богоматери.

«Церковь большая стояла, с колокольней, – вспоминает жительница с. Хлепень К.Н. Воробьева. – Звон колокольный из Хлепня далеко был слышен. Два священника в церкви служили. В 1936 г. храм закрыли, колокола сбросили, на переплавку отвезли. Мой отец потом 10 лет отсидел из-за этого. Случилось это уже во время войны, на фронте. Политрук как-то рассказывал солдатам о том, что фашисты церкви разрушают. Отец слушал его, а потом не вытерпел и сказал, что у нас в селе церковь не немцы, а наши, русские, разломали. Отец 10 лет получил за это… Отбывал срок в Архангельской области».

В настоящее время на месте древней церкви построен небольшой каменный храм Преображения Господня. По воспоминаниям жителя Хлепня А.А. Шарыгина, в августе 1942 г. с противоположного берега реки Вазузы доносился страшный скрежет – столкнулись советские и немецкие танковые части. После проигранного сражения враг нашел прибежище в Хлепне, оставив на восточном берегу множество тяжелой техники. Немцы форсировали Вазузу с помощью понтонного моста, который после переправы сразу же уничтожили. Заняв Хлепень, фашисты основательно укрепились на крутых берегах. Колокольню хлепенской церкви немцы использовали для артразведки. Окна храмового здания заложили кирпичом, оставив лишь узкие амбразуры. Стены храма были настолько толстые, что почти не повреждались от снарядов. Вновь Хлепень представлял собой цитадель, но только вражескую. Трое суток 148-я и 150-я стрелковые бригады пытались безрезультатно взять Хлепень, неся серьезные потери. Тогда боевую тактику решили изменить.

Битва за церковь

Командир 150-й стрелковой бригады Илья Михайлович Подберезин предложил использовать отвлекающий маневр. В ночь на 29 ноября 1942 г. одна из групп бойцов атаковала дзот немцев с востока, из оврага, по которому протекает река Городня, и отвлекла огонь на себя. Другие участники штурма действовали с запада. В центральную группу захвата церкви входили 47 бойцов, включая взвод младшего лейтенанта Иннокентия Ивановича Дорофеенко и 12 добровольцев во главе с помощником командира Яковом Никитичем Габовым. Поднялась метель, что помогло основному отряду добраться до церкви под покровом темноты.

Вот как описывал захват церкви лейтенант Дорофеенко в статье от 5 января 1943 г. для газеты 20-й армии «За честь Родины»: «Скрытно мы стали продвигаться вперед. Когда до церкви осталось не более 150 м, по вспышкам выстрелов нам удалось установить, что справа от церкви расположен дзот с тремя огневыми точками. Покавнимание противника было отвлечено действиями наших соседних подразделений, всему взводу удалось продвинуться вперед. Церковь была занята».

Фашисты бежали из церкви, побросав пулеметы и боеприпасы. В составе нашего отряда находился связист старший сержант Натан Яковлевич Белкин. О его мужестве впоследствии ходили легенды. Белкин и его помощник боец Акулов несли за штурмовиками телефонный аппарат и катушку с кабелем. Но дотянуть кабель до церкви не получилось – не хватило 80 м провода. На рассвете Белкину пришлось вернуться на восточный берег Вазузы за кабелем. Связист хотел сразу отправиться обратно, поскольку у церкви его ждал боец Акулов, державший другой конец кабеля. Но командование остановило Белкина, опасаясь, что днем его заметит враг. Опасения оказались не напрасными: когда уже в сумерках Натан начал пересекать Вазузу, фашисты накрыли его огнем. Только после полуночи связист сумел доползти до бойца Акулова, удерживавшего провод уже зубами, поскольку его руки были обморожены.

Победа

Оборонявшиеся бойцы под командованием Якова Габова завалили кирпичами вход в церковь и удерживали ее в течение 36 часов. Немцы прекрасно понимали, что с захватом их ключевой позиции – церкви – русскими они потеряют и весь Хлепень. Фашисты забросали защитников церкви дымовыми шашками, и отравляющие вещества расползлись по церковному зданию. Поднявшись на колокольню, наши бойцы сбросили вниз на подступы к церкви противотанковую гранату. Взрывная волна значительно вытеснила дым из здания церкви, но фашисты в это время повредили кабель, и связь прервалась. Тогда Натан Белкин опять добровольно отправился на восточный берег. Перед командованием он предстал, еле держась на ногах.

Габов Яков Никитович

Габов Яков Никитович

От ядовитого дыма у него начались слезотечение, кашель и рвота. То же состояние испытывали и остальные осажденные в храме. Настала пора действовать нашей армии. На рассвете 1 декабря началась массированная атака. Бои были жестокими и кровопролитными, немцы с помощью танков пытались вернуть утраченный опорный пункт в Хлепне, но все их контратаки были успешно отражены нашими бойцами. 12 декабря 1942 г. в газете «Известия» была опубликована статья Бориса Ямпольского «Люди стальной воли», в которой упоминались имена некоторых героев битвы за Хлепенскую церковь. Среди них названы русский Яков Габов, еврей Натан Белкин, грузин Леон Папиашвили, украинец Дмитрий Шевченко, татарин Гибаш Шигабудинов… За оборону церкви в Хлепне лейтенант Дорофеенко и автоматчик Иван Портнов получили медали «За отвагу». В звании старшего лейтенанта Дорофеенко скончался от ран 22 мая 1944 г.
Связист Натан Белкин был удостоен ордена Красной Звезды. Яков Никитич Габов был на гражден 14 февраля 1943 г. орденом Отечественной войны I степени. А орден Красной Звезды он получил 10 октября 1943 г. за подготовку 594-го полка 207-й стрелковой дивизии к форсированию Днепра…

Дедушка и бабушка

Яков Никитич Габов – мой дедушка по материнской линии. На фронте, несмотря на зарево пожарищ и отзвуки канонады, произошло одно радостное событие – встретились герой Хлепня Яков Габов и 19-летняя красивая и смелая машинистка 150-й дивизии Нина Даниловна Писачкина. В феврале молодую пару отпустили на несколько дней в Москву, где они расписались.
Нина поехала на фронт 15 июня 1942 г., уже после разгрома фашистских полчищ под Москвой. Ее приняли машинисткой в штаб той самой 150-й стрелковой дивизии, которая вела бои на Ржевско-Вяземском направлении в районе Хлепня, Сычевки и Карманова. Работа машинистки заключалась в том, чтобы быстро печатать приказы командира и штабные сводки. Адъютант Николай Андреевич Малюгин, впоследствии дослужившийся до генерала, доставлял приказы по назначению. После войны Малюгин пришлет Нине Даниловне трогательное стихотворение:
Война с тобой нас не убила,
Но сократила жизни срок.
А память сердца не забыла
С боями пройденных дорог…
Тебе пишу я, встречи ради,
Порывы слез с трудом тая.
Прими, мой друг, за подвиг ратный
Поклон нижайший от меня!

Нине Даниловне приходилось печатать и под обстрелом, прячась в стог сена, а зимой усаживаясь прямо в сугроб. Порой шинель была прострелена во многих местах, но Господь берег ее от ранений. Вероятно, ей помогали материнские молитвы: ее мама Анастасия Платоновна часто ходила в Елоховский собор в Москве и молилась, чтобы на войне никого не убили.

К сожалению, фронтовую любовь Нины Даниловны и Якова Никитича не удалось пронести через всю жизнь, и на момент упомянутой встречи с ветеранами дедушка уже переселился в Ригу, где стал директором школы и преподавал историю. Когда Яков Никитич приезжал в Москву, мы с ним затевали замечательные шахматные турниры. А бабушка много лет прожила одна, работая ответственным секретарем у высокого начальства в Минобороны ВМФ. Всегда стремилась поддержать морально и материально как нашу семью, так и всех родных. Особой радостью для нее были встречи с ветеранами, на которые приезжал и дедушка Яков Никитич из Латвии. Они собирались в Хлепне, Карманове и там встречались с родителями Юрия Гагарина.
Ветераны уходят… Если живет еще где-то в Прибалтике мой дедушка, герой Хлепня Яков Никитич, то ему уже 102 года. А бабушка Нина Даниловна отошла в мир иной 23 августа 2007 г. на 85-м годужизни.

Три Нины

Прошли годы, и дочь Нины Даниловны и Якова Никитича, тоже Нина, моя мама, вышла замуж за своего одноклассника, прекрасного человека, моего отца Игоря Раулевича Шарипова. У Нины Даниловны сложились хорошие отношения с его мамой, Ниной Васильевной, другой моей бабушкой. В нашей семье особо почитается святая равноапостольная Нина, поскольку три женщины носят имя просветительницы Грузии. Нина Васильевна не была на фронте, но тяжелого ранения, сделавшего ее на всю жизнь инвалидом, не избежала: поезд, в котором она ехала, разбомбила вражеская авиация. Супруг Нины Васильевны, мой дедушка по отцовской линии – Рауль Сабирович, сын казахского писателя Сабира Шарипова, – также отличился мужеством в годы войны.

Сабир Шарипов с сыно- вьями Раулем (слева) и Эдгардом

Сабир Шарипов с сыновьями Раулем (слева) и Эдгардом

4 ноября 1944 г. он получил орден Отечественной войны II степени за смелость и прекрасные организационные способности в период весеннего наступления в Румынии: Рауль Сабирович обеспечивал связь на участке фронта в 180 км. Ордена Красной Звезды дедушка удостоился еще раньше, 27 февраля 1944 г., за участие в форсировании Днепра и освобождении Киева. Он являлся командиром штабной батареи командующего артиллерией, и со дня формирования 50-го стрелкового корпуса четко обеспечивал работу штаба. В приказе о награждении за подписью командира 50-го стрелкового корпуса Героя Советского Союза генерал-майора Серафима Петровича Меркулова сказано:
«Под ураганным огнем противника Шарипов сумел своевременно установить связь с нижестоящими штабами через Днепр. От осколков снарядов связь периодически выходила из строя, но благодаря личному участию Шарипова она поддерживалась». Несмотря на тяготы войны, Рауль Сабирович оставался жизнерадостным, вселяя в бойцов оптимизм. Его любимой песней была «Смуглянка», которую хорошо было попеть вместе с бойцами, греясь у костра в часы отдыха.

Говорят, на войне неверующих не бывает. Известно письмо солдата Александра Зайцева. Бог открылся ему накануне его последнего, смертного боя с фашистами в 1944 г. Он написал берущие за сердце строки:
И вот, хоть до сих пор Тебе я не был другом,
Позволишь ли к Тебе войти, когда приду?
И кажется, я плачу. Боже мой, Ты видишь,
Со мной случилось то, что нынче я молюсь.
Прощай, мой Бог! И вряд ли я вернусь.
Как странно, но теперь я смерти не боюсь!

Ко Дню Победы пусть каждый вспомнит подвиг своих родных, сражавшихся за Родину, и помолится об упокоении усопших воинов. А Российская армия – защитница наших рубежей – пусть всегда остается «несокрушимой и легендарной».

Воспоминаниями о своих родных – участниках Великой Отечественной войны – с журналом «Покров» поделилась выпускница ВБК Валерия Святкина. Валерия Святкина

Комментарии закрыты