26 мая/6 июня 1799 г. родился величайший русский поэт Александр Сергеевич Пушкин. Сохранился удивительный документ – старая запись в церковной метрической книге о рождении и крещении Александра Сергеевича Пушкина.

До сих пор тайна: где стоял дом, в коем появился на свет Александр Пушкин? Дом принадлежал Ивану Васильевичу Скворцову, сослуживцу Сергея Львовича Пушкина по Московскому комиссариату, – именно у него и снимали флигель родители поэта. Но титулярный советник Скворцов в 1799 г. владел несколькими домами в Немецкой слободе, поэтому назвать точный адрес, где именно родился Пушкин, невозможно…

Путаница началась еще в XIX в., в преддверии столетнего юбилея поэта, когда срочно нужно было отыскать памятный московский дом. Поиски продолжились и в XX столетии, и даже в новом, XXI-м. Хотя самого дома, стены которого помнили первый крик новорожденного младенца Александра, давным-давно нет…
Но ведь по Высшему Промыслу не утеряно знание, где была святая купель русского гения!

От купели

На исходе XVIII столетия, в светлый день Вознесения Господня, 26 мая 1799 г., под колокольный перезвон всех московских «сорока сороков» появился на свет младенец Александр, коему суждено было стать славой и гордостью России.

Вероятней всего, знаменательное это событие свершилось вечером, так как дети, родившиеся «после захода солнца», согласно старому церковному правилу, записывались следующим днем, и в метрической книге дата его рождения означена как «мая 27».

На 13-й после рождения день Александр Пушкин был крещен в храме Богоявления, что в Елохове (по названию сельца Елох, впервые упомянутого в духовной грамоте князя Димитрия Донского).

Богоявленский собор в Москве, где крестили Пушкина

Богоявленский собор в Москве, где крестили Пушкина

Считается, что имя свое будущий поэт получил в честь одного из родственников со стороны матери. Точнее – в честь Александра Юрьевича Пушкина, двоюродного брата Надежды Осиповны, оставившего свои записки: «Сергей Львович нанял в Москве дом… близ Немецкой слободы, где в 1799 г. родился у них сын Александр. Наш полк был в то время в походе, где я и получил от сестры письмо, что на память мою он назван Александром, а я заочно был его восприемником».

Александр – имя наследственное для рода Пушкиных: носили его предки Александра Сергеевича, наречен был Александром старший сын поэта, имя это было дано многим внукам и праправнукам поэта. «Буду ежегодно праздновать родины и крестины, сверх положенных именин», – написал как-то Пушкин жене.

Но кто из святых с именем Александр был небесным покровителем великого поэта? Вопрос не покажется праздным, если вспомнить, сколь важным было это знание для самого Пушкина: «Есть люди, не имеющие никакого понятия о житии того св. угодника, чье имя носят от купели до могилы и чью память празднуют ежегодно. Не дозволяя себе никакой укоризны, не можем, по крайней мере, не дивиться крайнему их нелюбопытству». Строки взяты из рецензии Пушкина на изданный в 1836 г. «Словарь исторический о святых, прославленных в российской Церкви, и о некоторых подвижниках благочестия, местночтимых».

Открываю этот старинный «Словарь…», удостоившийся похвалы поэта, – что же мог прочитать в нем Александр Сергеевич о житии своего святого заступника? Как в пушкинские времена, так и поныне именины празднуют в честь того святого, память которого чтят в ближайший после рождения день. Смотрю предваряющий старую книгу указатель, где по месяцам и числам расписаны имена славных подвижников: в конце мая нет святых угодников с именем Александр, нет сведений о них и в первых числах июня. И лишь 9 июня поминается преподобный Александр, игумен Куштский.

Запись в метрической книге церкви Богоявления о рождении Александра Пушкина.

Запись в метрической книге церкви Богоявления о рождении Александра Пушкина.

Но ведь Пушкины-родители отмечали именины старшего сына 2 июня, это известно доподлинно! Сохранилось и письмо Василия Жуковского от 1 июня 1824 г. к самому имениннику. Удивительное это послание – письмо-напутствие, письмо-пророчество: «Ты создан попасть в боги – вперед. Крылья у души есть! Вышины она не побоится… дай свободу этим крыльям, и небо твое… Завтра же твой Ангел. Твои звали меня к себе, но я быть у них не могу: пошлю только им полномочие выпить за меня заздравный кубок…»

А вот и князь Петр Вяземский записывает в своем дневнике о проведенном им дне – 2 июня 1830 г. Не забывает помянуть и обед у некоего знакомца, где встретил он отца поэта Сергея Львовича: «Был день именин Александра, и чадолюбивый отец разделил человек на семь свою радость и свою бутылку шампанского».

Но почему тогда друзья поэта поздравляют его с днем Ангела в августе? Петр Плетнев пишет из Петербурга Пушкину 29 августа 1825 г.: «Не именинник ли ты завтра? Поздравляю тебя и целую». А 30 августа 1833 г. Вильгельм Кюхельбекер, вспоминая о своих друзьях, записывает в дневнике: «Что делают мои именинники: Одоевский, Бестужев, Плещеев и Пушкин? Дай Боже им – если не счастья (оно на земле не бывает), по крайней мере – спокойствия сердечного…»

Именно 30 августа/12 сентября Церковь совершает память благоверного князя Александра Невского. В тот день в 1724 г. мощи святого князя по велению Петра I были перевезены из Рождественского собора во Владимире в Санкт-Петербург – в возведенный на берегах Невы новый Троицкий Александро-Невский монастырь. Государь сам вывел в устье Ижоры императорскую галеру, на борт которой с величайшими почестями были перенесены святые мощи великого князя.

30 августа отмечалась и память преподобного Александра Свирского, основателя в Олонецком крае Александро-Свирского монастыря, угодника, которому было даровано явление Пресвятой Троицы. В тот же день чтилась и память Патриарха Константинопольского Александра.

Мемориальная доска

Мемориальная доска

Но у первого биографа поэта Петра Ивановича Бартенева есть ссылка, что 2 июня, в день именин А.С. Пушкина, – «память Александра, архиепископа Константинопольского». Почему же тогда имени святого Патриарха нет ныне в православных календарях в этом месяце?

Кто же ты – мой Ангел ли хранитель…

Раскрыть загадку помог случай. Позвонила моя давнишняя приятельница Надежда Геннадиевна Бекенева, в недавнем прошлом хранительница иконы Владимирской Богоматери, а ныне – заведующая отделом древнерусского искусства Государственной Третьяковской галереи. Оказалось, что и Надежда Геннадиевна тоже давно и безуспешно пытается выяснить, кто же был святым покровителем Александра Пушкина.

В конце концов мы пришли к обоюдному решению: прочитать жития всех православных святых с именем Александр. Где-то ведь должна быть какая-то ссылка, зацепка! И верно, в одном старинном богословском словаре искомый ответ был найден. Приведу его полностью: «Александр, св. Патриарх Цареградский. Св. Александр во время Первого Вселенского Собора был уже епископом и занимал на Соборе место св. Митрофана, не присутствовавшего по старости. По смерти св. Митрофана занял его кафедру, святительствовал 13 лет и скончался в 340 г. в глубокой старости. Память его – 30 августа и в сырную субботу. По Прологу память его вторично 2 июня».

Вот почему имени Патриарха Константинопольского в православных святцах и не значится ныне в июне. Ведь Пролог – это старославянский свод житий святых, и самый первый его список восходит к XII в.!

Итак, память Александра, Патриарха Константинопольского (Цареградского), Церковь праздновала в начале июня лишь вторично. И днем именин поэта можно с полным на то правом считать 30 августа, а ныне – 12 сентября.

Знаменательно, что Александр Сергеевич находился под покровительством сразу трех святых Православной Церкви: благоверного князя Александра Невского (с ним поэт связан и дальними кровными узами!), преподобного Александра Свирского и Патриарха Константинопольского Александра!

В городе святого покровителя поэта – Царьграде – приняла крещение княгиня Ольга, первая русская христианка, соединенная с Пушкиным 30-ю коленами родства. Из Царьграда же, а тогда Константинополя, волею Петра Великого был доставлен в северную страну маленький арапчонок Абрам Ганнибал, в будущем – прадед поэта.

Царь-город… Царь-поэт… Так и при жизни, шутливо порой, величали Александра Пушкина его друзья. Вот такие открылись вдруг неожиданные пушкинские «сближения»…

Патриарх Константинопольский

Но у этого краткого рассказа есть и свое продолжение. Ранее мне посчастливилось встретиться с насельницей богадельни при московском храме Всех Святых монахиней Серафимой (в миру Розовой).

Матушка Серафима, несмотря на свои почтенные годы (ей было в ту пору 99 лет!), сохранила ясный разум и великолепную память. В 20-х гг. прошлого столетия она занималась на высших литературных курсах, слушала лекции известных пушкинистов. Затем окончила медицинский институт, защитила диссертацию по истории отечественной медицины, работала в различных издательствах, а в 1956 г. стала тайной монахиней. Матушка Серафима убеждена, что отроком Александр Пушкин уже прекрасно знал жития святых и свидетельство тому – его ранняя неоконченная поэма «Монах», написанная по канве жития Иоанна Новгородского.

Около трех часов провела я в ее келье, а на прощанье матушка Серафима подарила мне свою последнюю работу – только что увидевшую свет «Настольную книгу мирянина», где на каждый день года приводятся краткие жития святых и стихиры. Уже дома я раскрыла книгу и нашла заветный для Александра Сергеевича день – 30 августа.

Вот и стихира в память святителя Александра Константинопольского: «Всеблаженне Александре, пастырь Церкви был еси, Православия поборник, Ариеву ересь низложив мудре, молитвами твоими…»

Александр, Патриарх Константинопольский, прославился своей борьбой с язычниками-философами. Известен случай, когда во время спора с неким мудрецом, проповедником ереси, святой Александр, не стерпев его оскорбительных для христианина доводов, обратился к нему со словами: «Именем Господа моего Иисуса Христа повелеваю тебе замолчать», – и тот враз онемел. Тогда испуганный мудрец-еретик пал к ногам Александра и знаками объявил о своем глубоком раскаянии. И тотчас великий дар речи вернулся к нему. Древний философ уверовал во Христа и принял крещение.

…И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный, и лукавый…

Гениальный пушкинский «Пророк»… Как знать, не отсюда ли – из жития Патриарха Константинопольского Александра, святого покровителя поэта, – родились эти вдохновенные строки?

Лариса Черкашина

Комментарии закрыты