«Князь стал на поле боя под черным знаменем. Страшно, братья, зреть тогда, и жалостно видеть и горько взглянуть на человеческое кровопролитие: как морское пространство, а трупов человеческих – как сенные стога: быстрый конь не может скакать, и в крови по колено брели, а реки три дня кровью текли».
«Сказание о Мамаевом побоище» XV век

«Символы», «архетипы», «историческая память» – эти категории давно вошли в нашу жизнь и с тем или иным наполнением используются в разных ситуациях. Порой ряд символов, уйдя глубоко, в «подвал» народного самосознания, долгое время считается исчезнувшим, пропавшим и остающимся известным лишь узкому кругу специалистов. Время от времени символы возвращаются, иногда в измененном виде, однако, при внимательном рассмотрении в них можно заметить общие родовые черты. Интересно рассмотреть ряд символов, находящихся в русской традиции, которые сегодня периодически оказываются, если не на политической авансцене, то где-то недалеко от нее.

Слово «символ» происходит от греческого глагола, означающего «соединяю», «содержу вместе». После грехопадения нам сложно познавать окружающий мир непосредственно, и тут на помощь приходят символы – концентрированное и удобное для запоминания выражение и отражение тех или иных вещей и предметов. Любое общественное и, особенно, политическое объединение нуждается не только в мифологии, но и в символах. Богоборческий период в истории нашей страны не смог стереть из памяти народа символику русской державности, с неразрывно связанными с ней христианскими символами, к рассмотрению некоторых из них мы и переходим.

О символах Православия.

Символом может быть песня, изображение, довольно часто символ. Это концентрация слов, как, например, православный «Символ веры», в 12 частях выражающий, в чем состоит вера христианина, а также начало Евангелия от Иоанна.

«В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него нáчало быть, и без Него ничто не нáчало быть, что нáчало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков; и свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1:1–5).

В Евангелии от Иоанна говорится о втором лице Святой Троицы, Господе Боге и Спасителе Иисусе Христе, о Его творении мира, человека, времени, веков. В Иисусовой молитве: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешнаго» – фактически содержится вся Благая весть.

Символом является изображение Святого и Животворящего Креста. Одним из древнейших христианских символов на пути в вечность, является череп (глава Адама). Несмотря на многовековую традицию символического изображения праотца человечества – Адама на иконах, хоругвях, монашеских облачениях, и сегодня в обиходе образованного человека нашего времени, распространены неверные представления о христианских символах. Например, о главе Адама можно услышать такие высказывания, как «зловещий символ» или «веселый Роджер». И если первое определение, по-видимому, можно объяснить невежеством в религиозной сфере (70 лет богоборческой власти не прошли даром), то аналогии с символами антикультуры морских убийц и грабителей, очевидно, преследуют банальную хулиганскую цель. Чтобы понять, что этот символ, глава Адама, представляет собой большое значение в христианстве, достаточно посмотреть практически на любой православный нательный крест.

Также зачастую негативную реакцию вызывает черный цвет. Хотя при этом забывается, что монахи, уйдя из мира, чтобы стяжать благодать Духа Святого и спасающие мир своей непрестанной молитвой, в русской традиции звались «чернецами». И в наши дни употребляется словосочетание «черное духовенство» – то есть монашество.

Что означает черный цвет в православии? Афанасий Гумеров, насельник Сретенского монастыря говорит: «В православном богослужении черные облачения применяются Великим постом – в период, определенный Церковью для сугубого покаяния и оплакивания своих грехов». Опять-таки, нужно обратить внимание на современное восприятие и использование цвета. Молитвенники за мир – монахи, фактически должны умереть для мира и потому добровольно облачаются в черные одежды – символ отказа от прежних удовольствий и привычек, своего рода смерть при жизни. А содомиты монополизировали право не только на голубой и розовый цвета, но практически на весь спектр радуги. В качестве еще одного примера, сегодня вряд ли кого-то смутит черная майка юноши с надписью Jack Daniel’s – рекламой продукции винокурен Линчбурга (США), другая же, черная, с христианской символикой, особенно с изображением главы Адама, может вызвать недоумение и негативные эмоции. Хотя, казалось бы, мода на рекламу алкоголя, несущего вред здоровью, по идее должна осуждаться.

Историческая реконструкция одного символа.

Размышление о времени появления черного знамени в военно-политических организационных порядках России, сначала привычно вызывало ассоциации с одними из наиболее ярких кадров мирового кинематографа – эпизодом Гражданской войны, психической атакой «белых» в кинофильме «Чапаев», потом обнаружилось упоминание о черном знамени в забытой битве при Молодях 1572 г. и вот теперь, в «Сказании о Мамаевом побоище» (XV век).

Это сказание описывает очень значимое событие русской истории – Куликовскую битву. Русская нация родилась не 4 ноября в Смутное время XVII столетия, а на поле Куликовом в 1380 г. с помощью молитвенного подвига Преподобного Сергия Радонежского и труда тысяч и тысяч русских людей того времени. Единение граждан Русского мира, заложенное в XIV веке и скрепленное православной верой, позволило сохранять народное единство вплоть до начала петровских реформ XVIII века.

В русском литературном памятнике княжеское знамя описывается как знамя черного цвета, с вышитым на нем изображением Господа Бога и Спасителя Иисуса Христа. Причем на протяжении повествования это знамя упоминается несколько раз. Обращает на себя внимание следующее, в оригинале текста, на протяжении всего произведения, говорится именно о черном знамени, а в современном переводе, «черное», по непонятным причинам, превращается в «багряное».

«Князь же великий, видѣвъ плъци свои достойно уряжены, и сшед с коня своего и паде на колѣни свои прямо великому плъку чернаго знамениа (выделено мной. – С.А.), на немъ же въображенъ образ Владыкы Господа нашего Исуса Христа, из глубины душа нача звати велегласно: «О Владыко Вседръжителю! Виждь смотреливым оком на люди сия, иже твоею десницею сътворени суть и твоею кровию искуплени работы вражиа. Внуши, Господи, гласъ молитвъ нашихъ, обрати лице свое на нечестивых, иже творять злаа рабом твоим. И нынѣ, Господи Исусе Христе, молю и покланяюся образу твоему святому и пречистѣй твоей Матери и всѣм святым, угодившим тебѣ, и твръдому и необоримому заступьнику нашему и молебнику иже о насъ, к тебѣ, русскому святителю, новому чюдотворцу Петру, на его же милость надѣемся, дръзаем призывати и славити святое и великолѣпое имя твое, Отца и Сына и святого Духа, нынѣ и присно и въ вѣкы вѣкомъ! Аминь».

(Перевод: «Князь же великий, увидев свои полки достойно устроенными, сошел с коня своего и пал на колени свои прямо перед большого полка багряным знаменем, на котором вышит образ владыки Господа нашего Иисуса Христа, и из глубины души стал взывать громогласно: «О Владыка Вседержитель! Взгляни проницательным оком на этих людей, что твоею десницею созданы и твоею кровью искуплены от служения дьяволу. Вслушайся, Господи, в звучание молитв наших, обрати лицо на нечестивых, которые творят зло рабам твоим. И ныне, Господи Иисусе Христе, молюсь и поклоняюсь образу твоему святому, и пречистой твоей Матери, и всем святым, угодившим тебе, и крепкому и необоримому заступнику нашему и молебнику за нас, тебе, русский святитель, новый чудотворец Петр! На милость твою надеясь, дерзаем взывать и славить святое и прекрасное имя твое, и Отца и Сына и Святого Духа, ныне и присно и во веки веков! Аминь).

Исследователи отмечают, что «Сказание ο Мамаевом побоище» сообщает значительно больше всевозможных подробностей как ο подготовке к битве, так и ο самом сражении, чем пространная летописная повесть. Многие из этих подробностей являются отражением действительных исторических фактов, более нигде не зафиксированных. Так, например, только в «Сказании…» обстоятельно рассказано ο действиях засадного полка Владимира Андреевича, решившего исход боя в пользу великого князя московского, только в «Сказании…» перечисляются купцы-сурожане, отправившиеся на Куликово поле, только в «Сказании…» приводятся подробные данные об «уряжении» (расстаковке) полков во время подготовки к сражению и в ходе битвы и т.д.». О черном знамени Куликова поля написал в своей думе «Димитрий Донской» и декабрист Кондратий Рылеев: «Уж многие из храбрых пали, / Великодушный сонм редел; / Уже враги одолевали, / Татарин дикий свирепел. / К концу клонился бой кровавый, / И черный стяг был пасть готов, / Как вдруг орлом из-за дубравы / Волынский грянул на врагов»

В «Сказании о Мамаевом побоище» впервые отмечается государственное знамя Руси черного цвета. Мифология русского политического пространства до сих пор является ареной активного противоборства различных смыслов и создание собственно национальной идеологии – задача не из легких. В то же время ответ на многие вопросы обозначенной темы может дать добросовестное и неконъюнктурное изучение отечественной истории, такой, по словам А. Пушкина, «какой, нам Бог ее дал».

Александр Студеникин

 

Комментарии закрыты