31 марта исполняется 40 дней со дня преставления ко Господу архимандрита Кирилла (Павлова). Представляем архивную публикацию из еженедельной газеты «Воскресная школа» (с 2009 г. – журнал «Покров») о беседе старца с учащимися Московской духовной академии и семинарии, которая состоялась в конце 1990-х гг.

– Прежде всего хочу сказать вам, что для меня такие встречи – дело новое. Я впервые нахожусь в такой обстановке, встречаюсь с такими людьми, как вы. Когда я сюда шел, то сам себя спрашивал: куда я иду и что буду делать? Я, собственно, и не знаю, чем я могу быть вам полезным. Если это касается знаний, образования, то вы сами – люди образованные, академики. Мы, монастырские люди, по отношению к вам, конечно, невежды, занимаемся только с простыми людьми, людьми простого сословия. Сейчас жизнь сложная и тяжелая, люди испытывают большие переживания, неприятности как в семейной, так и в духовной жизни. Поэтому приходится утешать людей, как-то их увещевать, чтобы они уповали на милость Божию… Вот, собственно, и все, чем мы занимаемся. Так чем же я могу быть вам полезен?

– Расскажите, пожалуйста, о себе, о родителях, о том, как вы учились в Семинарии, в академии, как решили стать монахом, о вашем участии в Сталинградской битве…

– Это же все лишнее, это не относится к душевному спасению…

– Тогда духовный вопрос: каково ваше отношение к экуменизму?

– К экуменизму я отношусь, конечно, отрицательно, негативно отношусь…

– Что делать, если чувствуешь, что во всем повинуешься греху?

– Подчас мы повинуемся греху, раболепствуем ему: не хотим делать, а тем не менее грех, страсти, худые наклонности, они сами по себе уже влекут на худое дело. Это объясняется растлением нашей природы. Греховность глубоко пустила в нас корни. Что делать? Только один путь – работать над собой, бороться со своими худыми наклонностями и пороками и стараться встать на путь добродетельной христианской жизни. Это должна быть борьба… Не знаю, правильно ли я изъясняюсь…

– Нас часто смущают помыслы тщеславия, превозношения над другими, убеждение, что ты лучше и достойнее ближних, особенно когда видишь серьезные недостатки в ком-то и какие-то добрые дела у себя. Объясните, пожалуйста, как избавиться от подобной прелести, как при усиленной работе по стяжанию добродетелей оставаться уверенным в своей греховности.

– То, о чем говорит этот брат, присуще каждому из нас. Каждый о себе думает высоко, каждый хочет считать, что он не хуже другого. Все мы заражены тщеславием и самовозношением. А этот недостаток очень опасный. Апостол Павел заповедал: каждый из нас должен стремиться испытывать такие же чувствования, какие были во Христе Иисусе. Он, будучи Богом, умалил, уничижил Себя, приняв образ раба. Каждый в своем сердце должен ближнего своего считать лучше себя, а себя худшим, смиренно о себе помышлять, не превозноситься – вот чувство христианина, каким оно должно быть. Тогда уже не будет ни ревности, ни жадности, ни соперничества. Но эти чувства надо воспитывать трудом, наживать.

– Как найти себе духовного отца?

– Духовного отца нужно искать по расположению своей души, когда вы доверяете своему духовному отцу все тайны своей души, когда сердце ваше раскрывается перед ним. И вы чувствуете, что получаете от этого духовную пользу, что он руководит вами, утешает, помогает вам, дает наставления, поучения. Если духовник в каком-то отношении не отвечает своим требованиям, то вы можете, не смущаясь, оставить его, перейти к другому духовнику, который больше доставляет вам душевной пользы, отвечает вашим нуждам. Здесь такого закона, который бы обязывал, прикреплял к одному духовнику нет… Избирайте все расположением своей души. От кого получаете больше душевной пользы, к тому прибегайте и держитесь.

Поучение старца Кирилла

Поучение старца Кирилла

– Известно, что в современных монастырях жизнь протекает совсем иначе, нежели в древних, особенно в женских. Возможно ли сейчас в здоровой духовной обстановке подвизаться в монастыре? Знаете ли вы женские обители, в которые можно безбоязненно вступить человеку, имеющему благословение на монашество?

– К сожалению, я этого не знаю. Надо ведь поездить, побывать лично в женских обителях и посмотреть на их внутреннюю духовную жизнь и тогда делать заключение для суда. Мы дальше обители Преподобного Сергия никуда не выезжаем. Конечно, этот вопрос сейчас очень актуальный и важный, серьезный вопрос. Беда в том, что у нас мало опытных духовных лиц в мужских монастырях, а для женских монастырей нет опытных духовных стариц, которые бы окормляли молодых, новоначальных. И это, конечно, очень большой пробел, что же делать. Но говорить о том, что монастыри совсем не надобны, поскольку там нет улучшения духовной жизни, тоже будет не совсем правильным. Тем, которых Господь призывает к монашеской жизни, Он дает силы и разум, дает терпение. И пусть в монастыре жизнь бывает скудна в духовном, нравственном смысле, но община собрана там во имя Христово. И если человек пришел туда с целью спасения своей души, я думаю, что Господь будет подавать человеку и утешение, и подкрепление, и совершенствование в своей духовной жизни. Хотя ему придется столкнуться и с большими неприятностями, и с переживаниями, и с неудобствами, но тем не менее спасение совершаться будет.

– Если в семье нет детей, можно ли взять ребенка на воспитание?

– Ребенка взять? Взять, конечно, можно, но и осторожно. Я знаю, что некоторые брали, а дети вырастали потом такие непокорные, непослушные, что родители просто отчаивались. Для детей все-таки большое влияние имеет наследственность…

– Для желающих идти в жизни путем монашеского подвига какой путь избрать в современном мире? Первый – служение, спасение ближних, не знающих Христа, наших современников; или второй – уединенное делание в тихой пристани?

– Куда кого Господь призывает. У каждого человека есть призвание Божие. Прислушайтесь, к какому образу жизни Господь призывает: если к уединенному – идите, если на поприще служения ближнему – следуйте этому призванию.

– Есть ли в наше время сейчас старцы?

– Старцы – не знаю, а старики есть.

– Говорят, что духовником может быть просто верующий духовный человек, но не священник. Возможно ли это?
– Мой ответ – да. Были духовные старцы, которые не имели сана.

– Вопрос о счастье в браке. Знакомы ли вам случаи многолетнего счастливого брака?

– Если взять сейчас в пример семьи духовных лиц, священников, то там, я думаю, все семьи образцовые. В обычных семьях брак сейчас разрушается, наблюдается развал семьи…

– Батюшка, очень желаю научиться настоящему покаянию, пожалуйста, расскажите, как строить свою исповедь, как вести себя на исповеди, проще говоря, как исповедоваться?

– Раньше в обителях духовная жизнь была поставлена в закон, послушники имели обычай ежедневного исповедания себя и на исповеди полностью раскрывали себя. Это давало возможность следить им за своими помыслами. Старцы, если были какие-то отклонения, давали правильное направление, и таким образом человек шел правильным путем в духовной жизни. В настоящее время у нас завести такой обычай, к сожалению, возможности не представляется, в монастырях нет духовников. Большое количество новоустрояющихся монастырей, братия и сестры бывают много заняты работой по восстановлению обителей, у них не хватает времени, и ни одна игумения на даст благословения на введение такого порядка. Поэтому если кто печется о спасении своей души, то записывайте свои грехи, это дело похвальное, это делать можно и нужно. И на исповеди старайтесь договориться с духовником, чтобы он выслушивал вас и давал вам больше времени открыть свои грехи, исповедоваться. Наплыв греховных мыслей надо обязательно на исповеди открывать духовнику. Бодрствовать, трезвиться над своими помыслами – это вменяется в обязанность каждому, это заповедано святыми отцами.

– Можно ли идти в монастырь и принимать монашество, когда родители считают, что и в миру можно достичь добродетелей?

– В монастырь нужно идти по призванию. В монастыре человек отмирает, отсекает свою волю, приобретает там послушание и смирение. А когда человек сам по себе, один – он в своей воле живет, и об отсечении воли, о духовном совершенстве уже речи быть не может. Монастыри – отречение от своей воли, через это достигаются основные добродетели монашеские – смирение и послушание. Человек через эти добродетели очищается, убеляется, ведь в монастыре он проходит разные испытания. Один, сам по себе, человек не сможет этого достичь.

– Если здоровье требует, можно ли принимать молочную пищу?

– Считаю, что можно. Если у человека, например, язва… Мне кажется, можно – как лекарство.

– Что делать, если душа очерствела, нет страха Божия? Умом все понимаешь, а душа не откликается…

– Душу все-таки, наверное, обуяла гордость. Надо прибегнуть к смирению, самоукорению.

– Мирской вопрос. Если искренно любил девушку, а она не ответила взаимностью, что делать, чтобы поскорее ее забыть?

– К этому вопросу надо подойти трезво, разумно: Господь не благословил, отводит его от этого лица для его же пользы. Надо положиться на волю Божию, Господь желает ему пользы, поэтому скорбеть не должно.

– Как избавиться от лености и нерадения и стяжать истину?

– Всякий порок врачуется противоположными добродетелями, и надо себя нудить. Царство Божие нудится, и употребляющий усилия восхищает его. Условие нашего совершенствования, спасения – обязательно надо употреблять усилия. Без наших усилий приобрести добродетели мы не сможем. Если порок борет, значит, надо употреблять силы, делать противоположные пороку дела, трудом врачевать все наши немощи и страсти, а если опустить руки в лености, пустить на самотек наши немощи, страсти будут умножаться.

Еженедельная газета «Воскресная школа»

Комментарии закрыты