Материалы к уроку для воскресных школ.

Рождество Христово – рождение на земле, во плоти Царя Небесного, Предвечного Бога. Мысль человеческая не в силах постигнуть всю глубину величайшей тайны, охватить беспредельность этого события. Однако оно совершилось в нашей земной истории, происходящее было зримо телесными очами, у события были свидетели, и можно говорить об обстоятельствах, предшествовавших событию и сопровождавших его.

О Рождестве Спасителя нам рассказывает Священное Писание. О самом событии – Писание Нового Завета, два евангелиста, святые Матфей и Лука. Но и Писание Ветхого Завета говорит о том, что Бог готовил избранный израильский народ, а через него и все народы древнего мира к пришествию на землю Спасителя человечества – Того, Кто избавил бы людей от падшего состояния, в которое они были ввержены грехопадением Адама и Евы. После грехопадения человек отошел от Бога, благодатное райское состояние прародителей сменилось безрадостным, греховным. Все человеческое существо – дух, душа, тело – было покорено власти диавола и греха, болезни и смерть укорачивали человеческий век. Грех стал царствовать на земле: неправда, насилие, убийства – начиная с первого братоубийцы Каина, – война стали уделом рода человеческого и через него – всего мира.

Однако чем больше рос грех, тем напряженнее становилось ожидание избавления, спасения. Это спасение было обещано падшему Адаму Самим Богом. И если все народы сохраняли лишь смутное воспоминание об ожидаемом Избавителе (упоминание об этом присутствует в мифах и легендах практически всех народов мира), то народ избранный твердо знал о грядущем Мессии – Помазаннике, Царе Израиля и Спасителе – из Божиего Откровения, даваемого на протяжении тысяч лет через пророков. Мессианские пророчества были, как казалось, точны и ясны. Предвещенный и ожидаемый Мессия Господь должен был произойти из потомства Иакова (обетование Иакову, известное из Моисеевой книги Бытия), из рода Давидова (об этом говорили многие пророки, например, Исаия), родиться Ему было предвещено от Девы (пророк Исаия), необычайным образом, в Вифлееме (пророк Михей). Многие благочестивые еврейские семьи хранили благоговейную надежду быть причастными к рождению Мессии, лучшие девы Израиля во все века втайне мечтали послужить Желаемому всеми народами (Агг. 2 гл.).

Служба в храме в праздник Рождества Христова

Служба в храме в праздник Рождества Христова

Тем не менее само великое событие совершилось для многих незаметно и неведомо, хотя для внимательного наблюдателя могло быть понятным и даже явным его приближение из того, что предшествовало ему: истечение 70 седмин, предсказанное пророком Даниилом, необычайные обстоятельства рождения Пресвятой Богородицы, Ее введения во святой храм, чудесные события, сопровождавшие зачатие и рождение Иоанна Крестителя и многое другое явно свидетельствовало о скором наступлении чего-то еще более необычайного, великого, чудесного. Непосредственные же участники – Пресвятая Дева Мария, от Которой было уготовано родиться Спасителю, и Ее обручник Иосиф (муж, которому была обручена юная Дева) даже точно знали об этом из благовестия Божия, сообщенного через Ангела. Евангелист Лука повествует, что в это время Пресвятая Дева Мария жила с Иосифом в маленьком галилейском городке Назарете. Жили они в трепетном ожидании исполнения необычайных пророчеств ангельских – одному, что от его обрученицы Девы родится Сын – Утеха Израиля, а другой – что от Нее родится Спаситель мира.

В это время римский император, которому была подчинена и Иудея, приказал сделать всенародную перепись в империи. Было издано повеление, чтобы каждый иудей отправился в свой родной город, где жили его предки, и там был записан. Иосиф как потомок Давида должен был отправиться в город Давида – Вифлеем, взяв с собой Пресвятую Деву Марию. Таким образом сбывалось предсказание пророка Михея о месте Рождества Спасителя.

Фреска в катакомбе святой Прискиллы

Фреска в катакомбе святой Прискиллы

Маленький городок Вифлеем был наполнен людьми, прибывшими на перепись, и пришельцам из далекой Галилеи не нашлось другого места, как в вертепе – хлеву, где помещался скот. И вот в это время наступило время родить Пресвятой Деве, «и родила Сына Своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли» (Лк. 2:6, 7). Беспримерно величественный и отраднейший для мира момент Рождения на земле Сына Божия, Спасителя мира наступил; Творец и Господь неба и земли родился в скотном вертепе; Он, имея Своим престолом небо и подножием землю, лишь ясли нашел для Своих пелен. «Что хуже вертепа? Что же смиреннее пелен? В них же просияло Божества Твоего богатство», – воспевается в церковной службе этого дня (ипакои, служба Рождества). Однако простая обстановка не могла скрыть величия произошедшего: «Таинство странное вижду и преславное: Небо – вертеп, Престол Херувимский – Деву, ясли – вместилище, в них же возлеже невместимый Христос Бог» (ирмос 9-й песни канона). Это, казалось бы, неразрешимое противоречие: «вместилище Невместимого», детские пелены Того, Кто «повивает землю в облаки», девичьи руки, держащие Того, Кто Сам держит мир Своею дланию, – было разрешено. Несовместимое совместилось – и Ангелы, явившиеся на землю, воспели об этом: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение» (Лк. 2:14). И Ангелы призвали на поклонение родившемуся Спасителю мира людей самого земного мирного дела – пастухов, бывших на ночной страже у своего стада. В том, что смиренные пастыри первые удостоились поклониться Богомладенцу, святые отцы и толкователи видят и особое значение: пастыри земные предстоят пред Пастырем, пришедшим для спасения Своего стада – грешного человечества.

Кроме ангельского благовестия вифлеемским пастырям, Рождество Христово было возвещено явлением чудесной звезды волхвам – восточным мудрецам. И они поспешили вслед за звездою в далекую Иудею из своей страны (Персии или Вавилонии по Преданию). В лице этих мудрейших людей древности весь языческий мир незримо для него самого преклонил свои колена перед истинным Владыкой мира и его Спасителем, Богочеловеком, и «принесли Ему дары: золото, ладан и смирну» (Мф. 2:11). По-разному истолковывали смысл этих даров отцы и учители Церкви; в приношении видят указание, что Родившийся есть и Царь, и Бог, и Человек: золото приносится как дань Царю, ладан – почитание Богу (ибо употребляется в богослужении), смирна – Человеку, Который должен умереть за других (ибо это благовоние, которым натирали умерших при погребении). Предание сохранило имена волхвов – Мельхиор, Гаспар, Валтасар – и даже указание, что они стали потом христианами.

Поклонение волхвов, мозаика

Поклонение волхвов, мозаика

Различное толкование имело и явление звезды, указавшей на Рождество Христово. В ней видели и естественное небесное явление, и сверхъестественный феномен; и комету, и вспышку новой, необычайно яркой звезды, и редкое соединение (приближенное нахождение) двух планет – Юпитера и Сатурна, и Ангела в виде звезды, и явление Святого Духа. Но в любом случае это было Божественное указание, и поэтому часто на иконах Рождества звезда изображается с тремя исходящими, указующими на Богомладенца, лучами, означающими действие Триипостасного Бога.

Так в лице простых вифлеемских пастырей и мудрых восточных волхвов предстояло у яслей Христа лучшее из того, что мог принести Ему мир: простота, чистота сердца и благочестие избранного народа; и мудрость, высокое знание земной науки. А нам этим внушается, что Господь приемлет всех и каждого, никакое звание и состояние не препятствует приближаться к Богу и что пред очами Божиими драгоценны не внешние преимущества, земное богатство и власть, но чистое сердце и совесть, кротость и смирение, покорность и послушание Закону Божию и воле Божией.

Но не все были рады пришествию в мир его истинного Царя. Земные владыки в лице Ирода – царя Иудейского, опасаясь за свою земную власть, пытались бороться с волей Божией и изменить ход событий страшным человеческим вмешательством – убить Богомладенца. Выпытав у восточных мудрецов время рождения Спасителя, Ирод приказал уничтожить всех младенцев от двух лет и младше в Вифлееме и его окрестностях. С великою скорбью повествует евангелист Матфей о невиданном злодействе: убиении тысяч невинных детей – первых мучеников за Христа: «Плач и рыдание и вопль великий..». (Мф. 2:18; Иерем. 31:15). В Вифлееме в храме Рождества Христова есть придел (капелла) «Невинных младенцев», посвященный этим первым жертвам – в длинной череде «пострадавших во имя Христово», где по Церковному преданию (правда, довольно позднему) хранятся их останки. Но тщетны были злодейства Иродовы – старец Иосиф по указанию ангела бежал с семейством в Египет, спасая Богомладенца Христа.

Царь Ирод и волхвы

Царь Ирод и волхвы

Так, согласно Священному Писанию, происходило Рождество по плоти явившегося в мир Предвечного Бога. Это то, что можно было увидеть и услышать. Но сама тайна Рождества неизреченна, более того – непостижима человеческому уму. Нетварное Божество сочеталось Своему творению; бесконечный и вечный Бог вошел в ограниченное земное пространство и время; Творец неба и земли умалил, истощил Себя, приняв зрак раба (Флп. 2). Невидимое стало зримым, Божественное и человеческое соединились, освящая человеческую природу. «О неисповедимое милосердие Божие! – воспевает с благодарностью Церковь, – О глубина богатства, и премудрости и разума Божия!» (Служба Рождества, стихиры на стиховне).

Христиане с самых первых веков пытались как-то изобразить событие Рождества Христова. Самые ранние изображения Рождества встречаются в катакомбах и на саркофагах христиан; древнейшее из них – в римской катакомбе святой Прискиллы – относится к концу I столетия. На ранних изображениях используются уже сложившиеся в античном искусстве типы изображения Богоматери в образе Девы в тунике и со свободно падающими на плечи волосами, а также пастухов, вола и осла, яслей; иногда сцена Рождества соединяется с композицией поклонения волхвов, с указывающей звездой и принесенными дарами. Постепенно вырабатывается определенная иконография; появляются и различные толкования изображаемого: например, ясли новорожденного Христа уподобляются Престолу Небесному или церковному престолу в алтаре, вол и осел – символы подзаконного (то есть иудейского) народа и язычников, пещера, где все происходит, – тьма падшего мира, в которой воссияло Солнце Правды – Христос. На иконах Рождества встречаются и подробности, не упоминаемые в евангельском повествовании (например, пещера). Откуда они известны? Из апокрифов, то есть книг, не вошедших в канон Священного Писания, но и не отвергаемых Церковью как ложные, еретические. О подробностях Рождества Христова рассказывают апокрифические Евангелия: Псевдоматфея, Протоевангелие Иакова, так называемое Евангелие Детства, История Иосифа Плотника. Но главное в иконе Рождества – это то, что она имеет и совершенно особый смысл: именно благодаря изображаемому на ней событию стало вообще возможно существование икон; то, что Бог принял видимый человеческий образ, отменило ветхозаветное запрещение изображать Неизобразимого Бога (2-я заповедь Десятисловия). Теперь – по Рождестве Христову – мы можем изображать и поклоняться Ему – совершенному Богу и совершенному человеку.

Фрагмент фрески Рождества Христова

Фрагмент фрески Рождества Христова

Рождество Христово – великий двунадесятый праздник. Следуя за Пасхой своей торжественностью, он дает основание ожидать древнейшее его происхождение: трудно представить, чтобы христиане когда-либо «не освящали» дня рождения Своего Спасителя. Однако и ныне христиане с особой торжественностью празднуют обычно именины или день своего крещения – как день духовного рождения наследника Царства Небесного, жизни вечной. А для умерших днем рождения называют день смерти человека – как рождение в жизнь вечную; и ныне дни памяти святых мы празднуем в дни их упокоения. Видимо, этим и объясняется то, что в первые три века Рождество Христово не имело устойчивого дня празднования. Восточные Церкви воспоминали это событие в день празднования Крещения Господня 6/19 января – и совмещенные два важнейших события называли Теофания – Богоявление или Епифания – Явление. Однако уже к началу II века возникает интерес ко дню рождения Спасителя; Климент Александрийский указывает в III веке на 25 декабря (ст. ст.) как день Рождества. Впервые Рождество 25 декабря (ст. ст.) праздновали, очевидно, в Риме во второй четверти IV века, а с последней четверти IV века оно получает отдельное празднование и на Востоке. Суть праздника с самого начала воспринимается как истинность воплощения Бога Слова, пришедшего на землю во плоти ради спасения человечества от рабства греха. Особую важность приобрело празднование Рождества (и именно отдельно от Крещения) в эпоху догматических христологических споров IV–V веков о соединении двух природ во Христе.

Христиане всего мира с величайшей радостью и благоговением ждут каждый год дня Рождества Христова. Православная Церковь приуготовляет своих чад к этому событию длительным 40-дневным постом, равным по длительности Великому, хотя и менее строгому по степени воздержания. Это показывает, как важен этот день и как важно к нему серьезно подготовиться: постом, молитвой, размышлением. Недаром упоминания о Рождественском посте, или Филипповом (ибо начинается он после дня памяти святого апостола Филиппа), встречаются уже в христианских документах (служебные книги, письма, отчеты христианских общин, труды святых отцов) с V века (на Западе, и несколько позже – с VI века – на Востоке).

И церковное богослужение старается своими песнопениями и молитвами помочь верующим настроиться всем существом на ожидание пришествия в мир Спасителя: все ближе Рождество, и все настойчивее и яснее возвещают церковные службы о предстоящем. Уже начиная с праздника Введения во храм Пресвятой Богородицы 20 ноября/4 декабря появляются в службе рождественские песнопения; два последних воскресенья перед Рождеством посвящаются памяти святых праотцев и святых отцев – то есть и предков Спасителя по плоти, и вообще всех ветхозаветных праведников, ожидавших Его пришествия. Цепь этих святых, хранивших верность Богу и любивших Его всем смиренным сердцем, завершается Той, Которая являет «славный плод… от семени их» – Пресвятой Девой.

Эта непрерывная цепь, связующая Господа Иисуса Христа, рожденного во плоти, со всем человеческим родом очень важна. Недаром оба евангелиста, повествующие о Рождестве, приводят родословие Господа, прослеживая происхождение Сына Человеческого Иисуса: Матфей – от Авраама, а Лука – до Адама. Этим еще раз доказуется реальность рождения во плоти Господа Иисуса Христа и нашей неразрывной связи с Ним. На этом зиждется наше упование на спасение.

Служба кануна Рождества – сочельника (название дано по особому кушанию – сочиву (пшеница, вареная с медом), которое только и можно вкушать в этот день особо строгого поста). В храмах служится в сочельник литургия святителя Василия Великого, бываемая лишь десять раз в году: «Ликуй, Вселенная!» (из кондака предпразднства) – ведь уже совсем скоро рухнет средостение неба и земли. Но в радостных песнопениях – и тень скорби: Христос рождается на спасение миру, но мы знаем, что спасение будет через муки и скорби, Крест, Голгофу и смерть. Мало того, и само воплощение Слова Божия, будучи Его «истощанием», умалением, явилось для Него своего рода крестом. И потому о крестной цене нашего спасения Церковь напоминает в последний день Рождественского поста.

Но праздник настает – и ликует мир, и поет Святая Церковь Христова: «Христос рождается – славьте! Христос с небес – встречайте! Христос на земле – возноситесь! Пой Господу вся земля и с веселием воспойте люди, ибо Он прославился!» (ирмос Рождественского канона).

Наталия Сухова

Комментарии закрыты