Как правильно исповедоваться, можно ли подавать священнику записки с перечнем грехов, не называя их вслух? Что делать, если служитель Церкви подает дурной пример? Если труд человека недооценивают? На эти и другие вопросы прихожан отвечает протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в селе Акулово Московской области.

– Вопрос о покаянии: как правильно исповедоваться?

– Как правильно исповедоваться – это самый сложный вопрос. Потому что исповедоваться – это значит видеть свои грехи и соответственно их называть. Но если, согласно святым отцам, видеть свои грехи – выше, чем видеть Ангелов, то кто из нас может их во всей полноте увидеть? Больше того, Господь иногда и сокрывает часть грехов, потому что не всякий выдержит полной картины.

Кстати, состояние духовников – очень сложное. Нужно выслушать откровенное признание и остаться к этому человеку в правильном устроении. То есть не смотреть на него как на негодяя, а как на человека, в духовном смысле больного.

Поэтому покаяние – один их сложнейших вопросов духовной жизни. И исповедь, это знают священники, которые соприкасаются, – самое сложное делание. Потому что здесь имеешь дело часто не с самим человеком, а в значительной мере с духовным миром, который действует на каждого из нас. А вот в этой области, как говорится, за хвост или за копыто ухватить не так легко. Больше того, даже человек сам часто не может в себе самом разобраться – что есть его, что не его.

Есть такое выражение: привычка – вторая натура. А какая первая? Первая – это та, которая дается младенцу, когда он рождается на свет. Дальше человек, к несчастью, постепенно набирается от окружающей его среды – неправдоглаголания, курения, пьянства и пр. И тогда появляется эта вторая натура. И если он при этом делал выбор, то это – его вина. Но причина не только в самом человеке, но и в окружении. Ибо, если бы он не видел чего-то, не знал, он, может, и понятия бы не имел об этом. А когда он видит что-то, то начинает подражать.

Протоиерей Валериан Кречетов

Протоиерей Валериан Кречетов

Человек создан по образу и подобию Божиему. Поэтому он должен иметь перед собой тот образ, которому уподобляется. Видимые образы – родители, окружающие люди, в высшем смысле – это Бог. Слово «образование» имеет корень «образ». Это образ Божий, который человек должен в себе воссоздать. Поэтому образование состоит из трех элементов. Первое – воспитание нравственности, чувств. Второе – умение правильно мыслить, рассуждать. И на третьем месте – знание. Без первых двух знание, в общем-то, человеку может и навредить: как он его употребит?

От исповеди до исповеди человек все время проходит какую-то школу, какой-то процесс. Священномученик отец Сергий Мечев особенно отмечал это. Он говорил, что, когда читается разрешительная молитва (человек исповедовался, уже назвал вроде бы все), вдруг звучат слова: «Подаждь ему образ покаяния». И он спрашивает: что же тогда было, если «подаждь ему образ покаяния»? А дело все в том, что каждая исповедь есть некая ступень для следующего этапа. Господь потом еще открывает, еще, по частям. Сначала – самое главное, заметное, потом меньше, меньше, меньше, даже до слов иногда вспоминается то, как человек согрешал. И это как раз и есть тот труд покаянный, который совершает человек, старающийся избавиться от грехов. Некоторые записывают, это очень хорошо, потому что потом забывается. Больше того, иногда приходит человек, что-то хотел сказать и забыл.

Так называемая забывчивость в значительной мере связана с духовным миром. Иногда человек говорит, говорит, и вдруг – как обрезало – потерял мысль, и никак не может вспомнить, ухватить. Враг смущает.

Есть потрясающий пример из серии чудес Святителя Николая, когда человек, будучи приказчиком у богатого купца, ехал с обозом. И вдруг спохватился: а где же деньги? Оказалось, что денег нет. И товара (он посмотрел на обоз) на 10 тыс. тоже нет. В те-то времена 10 тыс. – это было целое состояние. И он в ужасе: потерял! Но кто ж поверит? Позор какой! Вор. Думает: «Вот сейчас река будет, брошусь в полынью, от позора». У него возникли мысли о самоубийстве. В это время проезжали мимо обители Святителя Николая. Вдруг перед ним встал Святитель Николай и сказал: «Ты что задумал? По действию дьявольскому ты забыл, что дал товар под слово». Раньше было так – слово дал, и этого было достаточно. И человек все вспомнил. То есть враг настолько помутил рассудок, что он все забыл.

Это как раз часто происходит, когда вопрос касается покаяния, – человек забывает. Поэтому многие записывают, и священник читает, а то, что вслух этого не произносит, то для Бога-то ведь вслух – не вслух, мысли даже – все это ведомо. Другое дело, что состояние человека – насколько он раскаивается – тоже знает один Бог. Но, конечно, грех прощается, читается разрешительная молитва, человек разрешается от греха.

При современной жизни, если все будут священнику рассказывать (а иногда человек не может просто назвать грехи, а начинает – вот, я пошел туда-то, сделал то-то; получается целая история). Если каждого выслушать, возьмите на человека 5 минут: 100 человек – это 500 минут. Восемь часов священник будет выслушивать? Поэтому, когда пишут, ну что ж, в этом нет ничего плохого, это даже хорошо.

– Как найти духовного отца и правильно с ним общаться?

– Вообще-то духовный отец – это очень высокое звание и очень большая ответственность. И как мне сказал ученик святого Паисия Святогорца на Афоне, духовным отцом может быть только тот священник, который готов за своих духовных чад пойти в ад. Ну а как такому человеку не верить, как его не слушаться? Но послушание в миру должно заключаться, прежде всего, в совете по основным вопросам. А не так, как когда-то очень хорошо сказал отец Всеволод Шпиллер: благословите открыть форточку, благословите закрыть форточку.

Больше того, это известно, отец Алексий Мечев, когда его о чем-то спрашивали, интересовался: а ты как думаешь? Потом подправлял это мнение, но заставлял человека размышлять.

Ну а самое главное, нужно помнить, что помощь – от Бога. Не всегда возможно спросить что-то у духовного отца, но всегда можно просить помощи Божией. В свое время я был на работе, далеко от этих мест, и у меня возникла некая проблема. Я по привычке стал молиться, привычка эта была с детства, я воспитывался в церкви, и вот стал читать акафисты Святителю Николаю и преподобному Серафиму – по очереди. И мне начали приходить мысли: вот так следует сделать. Я так и сделал. Потом принесли письмо, в котором было написано, что именно так и нужно было поступить. То есть Господь уже упредил – и тут подсказал, и там. Есть присутствие и совет Ангела Хранителя, которого Господь к нам приставляет, он совершенно реально существует, но мы об этом забываем.

Мы очень часто как-то отвлеченно относимся к тому, что есть святые, которые за нас заступаются, Святитель Николай – вот скорый помощник. Сам Господь через них действует, и Матерь Божия, это живая жизнь.

– Если мы видим, что священник не соответствует требованиям Церкви – наши действия?

– Ну, видите, в чем дело, Ветхий Завет говорит: «Начальствующего в народе твоем не злословь» (Исх. 22:28). Он поставлен на это, и даст перед Богом ответ. А от нас зло не должно исходить. В Евангелии сказано: «Все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте» (Мф. 23:3). Поэтому если что-то священник делает не так – ты этого не делай. А если же он и тебя учит тому, чтобы не так делать, то тогда нужно все-таки удалиться. Потому что, в конце концов, были послушными и те, которые, как их научили, кричали: «Распни, распни Его!»

А учитель апостола Павла Гамалиил, когда иудеи хотели запретить говорить о Христе, приказал вывести апостолов на короткое время и сказал: «…оставьте их; ибо если это предприятие и это дело от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5:38–39).

– Отец Валериан, как относится Церковь к психологии?

– Во-первых, «психея» по-гречески означает душа. Поэтому и психиатрия, и психология без духовной основы – это надводная часть айсберга. Например, говорят: «Мне пришла мысль». Мысль приходит. Если пришла, получается, она уже была. И откуда она пришла? Кто – источник?

Многие открытия были сделаны не в момент напряжения мысли, а оттого, что человека осенило. Вы знаете знаменитую менделеевскую таблицу, которую ученый увидел во сне. Так же осенило Архимеда, когда тот купался в ванной.

Иногда говорят – человек не в духе – когда ему все не так. А когда все так, это в духе, значит? Получается, есть не в духе, есть в духе. То есть существует Дух Истинный.

Понятие «вдохновение» знакомо людям творческого труда, музыкантам, художникам. Вдохновение себе не создашь – оно дается. Больше того, мы часто говорим о дарованиях – например, человек одаренный. Но дар – это то, что также дается. Откуда, кем? Еще одно понятие – «призвание». Если призвание, то кто зовет?
На эти вопросы ответы есть только в Церкви. Преподобный Силуан Афонский говорит прямо, что главное в жизни – знать волю Божию о себе – чем нужно заниматься, на что употреблять силы, куда направлять свои усилия.

В свое время на Афоне в Ватопедском монастыре жил отец Иосиф, который сказал интересную вещь: самое главное в жизни – это цель. Ради чего человек живет? Эта цель должна быть не только здесь, на Земле. Цель выше. Потому что, когда речь идет о «психее», то есть о душе, значит, должно быть что-то, что существует всегда.
Вот поэтому к психологии и психиатрии Церковь относится как к науке, которая пытается объяснить то немногое, что происходит на Земле, отвергая духовную сторону. Но корни событий уходят глубже, как говорят, в подсознание. В поисках первоисточника некоторые обращаются к так называемым гороскопам. Да, человек рождается с определенными дарованиями, характером. Но характер дан для того, чтобы над ним трудиться, а не оправдывать свое поведение.

Один из психиатров как-то сказал на профессиональном собрании: мы – священники XX в. Неплохо, претензии такие… Но священство предполагает Бога и благодать Божию, благодать священства. Иногда священник говорит, сам не очень понимая сказанного, потому что Господь полагает ему что-то на сердце, и он высказывается, причем правильно. Это опять же потому, что мир духовный существует, и без понимания его воздействия на человека не обойтись. Об этом повествуют многие книги духовного содержания: «Невидимая брань», «Добротолюбие» и др. Это как раз литература, которой не хватает тем, кто уповает на психиатрию или на психологию.
Но это, как говорится, изъяны науки, которая не обращается к Богу. Мы знаем, что М.В. Ломоносов, многие другие ученые были верующими людьми, и они понимали это совершенно четко. Блез Паскаль сказал в свое время: «Случай – это псевдоним, под которым Бог действует в мире». Так что великие ученые очень серьезно говорили на эту тему.

– Как распознать, ведь это не всегда очевидно, что человек совершил смертный грех?

– Есть довольно четкое описание смертных грехов: убийство, прелюбодеяния, преступления против веры, всевозможные ереси… Больше человек делает бытовых, обыденных грехов, хотя некоторые в смертном грехе находятся. Это – сожительства незаконные, при которых пренебрегают не только Церковью, но даже и уставами гражданской жизни. Это так называемый гражданский брак – открытый блуд. Это настоящий смертный грех, в котором человек находится. Конечно, есть прелюбодеяние, есть блуд, это вещи разные. Но какая причина в том, что не только церковный, а даже гражданский закон люди нарушают? Это относится к той области, когда исключения иногда становятся правилом. Человек грешит и душой не болеет, а когда появляются дети, он уже связан. А дети не понимают, что это такое – по закону, не по закону. У них есть отец, мать, но у человека существуют обязанности и перед Богом, да и друг перед другом какие-то обязанности все-таки должны быть.

Современные психологи, кстати, спрашивают мужчин: «Вы что хотите: иметь жену, иметь детей, иметь хозяйство, дом, квартиру? Или быть мужем, быть отцом, быть хозяином?» Женщину спрашивают: «Вы что хотите: иметь мужа, детей, хозяйство, благополучие? Или же быть женой, быть матерью, быть хозяйкой?»

Вот это как раз та самая разница, которая в таких отношениях присутствует. Потому что, как говорится, иногда есть, увы, права без обязанностей.

– Если у человека, наоборот, очень много обязанностей и нет прав, достойной оплаты труда, например…

– Вышесказанное распространяется и на другие положения, когда человек хочет занимать какое-то место, получать зарплату. Но быть начальником – это не занимать место начальника. И получать действительно за труд – это не просто соответственно своему положению или званию. Это некая ценность труда. Но тут разобраться очень сложно, потому что человек, когда трудится, использует по возможности свои силы, способности. Одному дано, а другому не дано. Которому дано, тот делает все легко, его ценят, ему платят. Тот, кому не дано, старается, пыхтит, но ничего у него не получается. Его не ценят, заработок иногда урезают. Но кто больше трудится? Пожалуй, тот, кому не дано.

Храм в селе Акулово

Храм в селе Акулово

Но нужно помнить, что все, что человек делает, у Бога взвешено и сочтено. Поэтому, если человек в земном смысле здесь не получает достатка по своему труду, какого-то воздаяния, заслуженного отношения, то он получит это у Бога. Для верующего человека и здесь все равно полнота.

Почему и простые люди раньше, если чувствовали, что им что-то дано, и кому-то помогали, считали это обычным делом.

В.А. Соллогуб (1813–1867) в своем произведении «Тарантас» описывает жизнь поместья. Начинается общий покос, крестьяне сначала спорят, кому какой участок взять. Одному, самому захудалому, достаются наиболее сложные условия покоса. А человеку, который делает все это шутя, – хорошие условия. Все начинают косить. И тот, кто удобную полосу получил (да плюс навык), заканчивает первым, поворачивается и начинает работать на соседней полосе. Потом и другой, кто раньше закончил, помогает соседу, и наконец все вместе – последнему горемыке, заканчивают и потом с песней идут домой. Помещик спрашивает: «Вы этому человеку помогали?» – «Да нет, что там, обычное дело».

То есть свои возможности этими людьми расцениваются так: Бог дал, жалко, что ли? Каждый что-то получал, а общее воздаяние было уже в той жизни. Вот это правильный подход ко всему, что происходит. То, что положено, – положено, а сверх того, что получается (или не получается), Господь урегулирует.

У нас часто переживают: вот налоги такие-то. На что налоги? На здравоохранение, допустим. Так что тебе: шикарную больницу или просто здоровье? Я бы выбрал здоровье, например. А оно – в руках Господа.

Такое отношение к жизни дает человеку спокойное внутреннее устроение, которое позволяет не завидовать, не раздражаться, не считать себя несчастным, – потому что это жизнь.

Один современный верующий поэт Анатолий Владимирович Жигулин замечательно сказал:
«Жизнь! Нечаянная радость.
Счастье, выпавшее мне.
Зорь вечерняя прохладность,
Белый иней на стерне.
И война, и лютый голод.
И тайга – сибирский бор.
И колючий, жгучий холод
Ледяных гранитных гор.
Всяко было, трудно было
На земле твоих дорог.
Было так, что уходила
И сама ты из-под ног.
Как бы ни было тревожно,
Говорил себе: держись!
Ведь иначе невозможно,
Потому что это – жизнь.
Всё приму, что мчится мимо
По дорогам бытия…
Жаль, что ты неповторима,
Жизнь прекрасная моя».

Это значит: за все, что Господь устраивает, – слава Богу! А если в чем грешен человек, тогда кается, старается исправляться.

– Происходят ли чудеса в селе Акулово, где вы служите?

– Под Новый год, на Введение Богородицы во храм, распускается верба, даже в морозы. Я слышал от одного академика: в их среде был на эту тему разговор – что это феномен, который нельзя объяснить. У дерева должно быть течение соков. Причем сначала верба распускается, а потом собирается. И каждый раз на праздник Введения в храм приносят вербу. Если сломаешь, она, распустившаяся, так и остается.

По телевидению передавали о случае, который произошел у нас в Ракетном госпитале. Там лежало четверо солдат, которых меня попросили причастить, – у них было сильнейшее отравление этиленгликолем, это антифриз такой, страшный яд. И доза была в 4–5 раз выше смертельной. Они жили на искусственных почках, их рвало – при мне даже. И я их всех причастил вечером. Заместитель начальника госпиталя тогда сказал: «Ну за трех мы еще будем бороться, а один уже потенциальный покойник». А у них у всех четверых утром заработали почки – одновременно. Через три недели они все без ограничений вернулись в часть. Это факт, которому я сам свидетель. Вот что значит Таинство Причащения, сила Божия.

У нас часто путают две вещи – жизнь и существование. Не все, что существует, живет. Жизнь – как раз и есть то, что в нас остается как истинное состояние. А все остальное как тень – пролетело, и его нет.

Комментарии закрыты