Опрос журнала «Покров» на тему «Что наше государство утратило и что приобрело за прошедшие 100 лет?»

Валентин Курбатов

Валентин Курбатов

Валентин Курбатов, литературный критик

С утратой Советского Союза мы сами еще не поняли, что произошло. Мне кажется, что в Советском Союзе мы были больше татары, больше украинцы, больше туркмены, больше узбеки, чем теперь, отделившись. Мы тогда были более национально ориентированы и точны в этой культуре, в которой мы жили, а выйдя из Союза, начали терять последние остатки того, чем мы были, и собственно национальное.

То, что происходит сегодня на Украине, – это борьба именно с русским языком. Ему бросается вызов даже в военном противостоянии, государственном противостоянии, как способу существования, способу мышления, мешающим европейским прорывам. Русское сознание со своими Достоевским и Толстым гирей висит у них. И эта братоубийственная война на Донбассе дана нам в наказание за наше беспечное проживание на пространстве русской культуры. И горький урок того, до какой агрессии может дойти народ, который два десятилетия отлучали от русской культуры.

(Из выступления Валентина Курбатова в пушкинском Михайловском)

Михаил Кильдяшов

Михаил Кильдяшов

Михаил Кильдяшов, председатель Оренбургского отделения Союза писателей России, председатель Оренбургского регионального отделения Изборского клуба

Главное, что мы утратили в ХХ веке, – государство. И произошло это дважды – в 1917 и в 1991 гг. Именно эта утрата повлекла за собой все остальные. В нее, как в пропасть, уходили судьбы, историческое время, исторические силы. Эта утрата стала проверкой на прочность исторической памяти, веры, культурной традиции. И тот, кто выдержал эту проверку, своей кровью, своей жизнью, своим творчеством склеил позвонки времени. Так Бунин восхищался в эмиграции поэмой «Василий Теркин» Твардовского. Так Савва Ямщиков организовал в Советском Союзе выставку икон, явив зрителям чудо «молитвы в красках». Так митрополит Иоанн (Снычев) сказал: «Нет ни красных, ни белых – есть русские люди».

Степан Карпов, Дружба народов

Степан Карпов, Дружба народов

Главное, что обрели мы в последние 15 лет, – это государство. Пусть не в привычных имперских границах, пусть со своими политическими и экономическими проблемами, но это держава, в которой вновь готовы «полезть на нож за правду, за отечество, за русское слово, язык». Эту державу вымолили и отвоевали Оптинские новомученики иеромонах Василий, инок Трофим и инок Ферапонт, воин Евгений Родионов, герой России Александр Прохоренко.

Я, как человек своего поколения, чье детство пришлось на 1990-е, а юность – на нулевые, ясно осознал цену государству. Осознал, как мучительно, когда историю отечества тебе преподносят как историю поражений. Осознал, как тяжело дышится русскому человеку в усеченном пространстве. Осознал, что «хорошо, когда страна большая – и поэт ее тогда большой».

Лидия Сычёва

Лидия Сычёва

Лидия Сычева, писатель, главный редактор литературного интернет-журнала «Молоко»

Государство – дом народа. «Жилище» это может быть разным по форме: изба, барак, торговая палатка, съемная квартира. Вопрос в том, что может себе «позволить» хозяин – по своему самочувствию, материальному положению, здоровью. Народ наш за прошедшее столетие пережил страшные потрясения. Поэт Валентин Сорокин сказал об этом так: «Век двадцатый, кровь и непогода. Век, убийца русского народа».

Что сегодня? Крушение СССР стало рубежом, когда государство наше существует в условиях ограниченного экономического и идейного суверенитета. Большинство народа отчуждено от своего «дома», не чувствует себя хозяином в собственном государстве. Мы словно нежеланные гости в чужом отеле, где за каждый чих нам предлагают платить, или бедные родственники, нахлебники без работы и перспектив. Но так, конечно, будет не всегда. Мы либо выздоровеем, либо погибнем. Перемены неизбежны, потому что к ним велико стремление народной души.

Подготовила Ирина Ушакова

Комментарии закрыты