Чему учит пост? Почему нам необходима милость и прощение? В чем жало греха? Какой признак ложной жизни? Что такое ад? Об этом рассказывает протоиерей Алексий Потокин.

Великий пост – это время от Прощеного воскресения до Входа Господня в Иерусалим. Великий пост подводит нас к Страстной Седмице. Потом уже начинается особая жизнь в течение этой Страстной Седмицы, когда мы с Богом переживаем Великий Понедельник, Великий Вторник, Великую Среду и так до Великой Субботы, а там и саму Пасху.

Обычно когда говорят о посте, имеют в виду воздержание. Люди воздерживаются от пищи и развлечений, стараются сдерживать свои дурные наклонности, страсти и нездоровые аппетиты. Точно так же они поступают и во время Страстной Седмицы. Но по внутреннему настрою и мысли эти два периода – Великий Пост и Страстная Седмица – разные.

Великий Пост имеет подготовительные недели, т.е. он имеет некоего предтечу. И во время этих недель в воскресные дни читается Евангелие. Каждое воскресение задает целую тональность всей неделе. В первое воскресение на Литургии читается Евангельская притча о мытаре и фарисее (Лк. 18:10–14). Эта притча показывает, что только слезная молитва и смирение, как у мытаря, а не перечисление своих добродетелей, как у фарисея, могут снискать нам милосердие Божие. Она нас учит, что мы должны подойти к посту с покаянием и без гордыни.

Ступени Великого поста

Ступени Великого поста

В воскресенье перед второй подготовительной неделей, которая называется «Неделей о Блудном Сыне», на Литургии читается Евангелие «О блудном сыне» (Лк 15:11–32). Это притча о блудном сыне, который признал свою неправоту и захотел вернуться. Так и мы иногда уходим от Господа Бога, нашего Отца, а этим чтением Святая Церковь зовет нас вернуться к Нему и поучает нас надеяться на милосердие Божие, если мы искренно покаемся в своих грехах. Причем блудный сын был честен. Ни разу на исповеди я не слышал, чтобы человек произнес: «Я сыном-то больше не могу называться, я могу быть только рабом или наемником». Сыновство даруется, оно возвращается. А если люди сами себе его присваивают, то в этом есть уже неправильное отношение. Человек по-настоящему это понимает только тогда, когда он действительно осознает, что утратил возможность быть наследником Бога.

Далее следует неделя о Страшном Суде. Читается Евангелие от Матфея (25:31–46). О чем эта неделя? Это воспоминание того, что мы все встретимся. Воскресение иногда представляют примерно так: впрыснут в нас какое-то вещество, которое оживит нас, обезболит, поэтому болеть не будем, грехов чувствовать не будем, а будем всю жизнь есть, пить и веселиться «насветло». А Воскресение на самом деле довольно страшная вещь, потому что с ним воскреснет и совесть человека. Тогда человек сможет спросить себя: нужны мне люди или нет? Нужен ли мне Бог, или я больше Его себя чувствую? Ради кого я живу: ради себя или других? И если ради себя, то вот это самый Страшный Суд и есть: мне никто мне не нужен. Это и есть ад. Это и есть одиночество. И ты сам его выбрал. Никто тебя туда не толкал. Страшный Суд заключается в том, что человек выбирает, а Бог говорит: «Да будет так». Бог зовет в Рай – человек не хочет… В это трудно поверить! Люди не верят в то, что Бог их не отвергает. Поэтому и сочинили, что нужно что-то сделать, совершить, добиться, выполнить, дабы попасть в Царствие Небесное. Но это чистая ложь, это бессовестное отношение к своей вере.

Дело в выборе, без которого нет человека, это его основа. Что есть зло? А зло – это выбор, только выбор не другого, а себя. Выбрать зло – это выбрать себя, а выбрать добро – это выбрать другого.

Великий пост и молитва

Великий пост и молитва

После того как Христос вочеловечился, Он нуждается в нас, не может жить без нас. Почему Он умер? Потому что Он человек. Человек так устроен, что он живет только тогда, когда есть другой. Если все умерли, я жить не смогу. Вот и Он не смог жить.

Я смотрю на других, которые так же беспомощны, как я, и говорю: «Господи, помилуй их!». То есть мы уже участвуем в этом Суде. Есть люди, которые нуждаются именно в милости, которые не умеют жить. Я не говорю: «Вот они хорошие, приими их!», но говорю: «Господи, они отказались от своей человечности, от своего добра, помилуй их!»

Последнее воскресение перед входом в Пост называется Прощеным, воспоминается грехопадение Адама и Евы и изгнание наших прародителей из Рая. Когда человек понимает, что он хочет возвратиться, когда он уже увидел, услышал, вспомнил, раскаялся, вернулся, а теперь-то что? А это и есть соприкосновение грешника и Бога. И это соприкосновение оставит в живых грешника, только если Бог его помилует. Мы ищем этой милости для себя и у Бога, и у людей. И сами одновременно приносим эту милость Богу и людям.

Как ни странно это слышать, но многие люди обижены на Бога. На то, что Он недостаточно хорошо понимает, что нам надо, как устроить нашу жизнь. Поэтому необходимо примириться. Как мы поймем это примирение? Каким будет его следствие, его плоды? А это когда мы не будем унывать, не будем раздражаться, не будем обижаться, вот тогда это будет примирение. Потом откроется, что Бог-то ни в чем не виноват.

Современные люди забыли, с чем на землю пришел Господь. А Он пришел к тем людям, которые неспособны праведно жить, неспособны веровать, любить. Он пришел их спасти. И если я жду Бога как руководителя, наставника, благодетеля, значит, я ничего не понял. Я буду ждать его как Того, Кто простит, помилует, спасет и воскресит меня. Потому что я не только вижу свои ошибки, но и свою неспособность жить: расслабленность воли, разбитость, нецельность. Если я нецельный, значит, я не могу быть правдивым: одна часть говорит одно, другая – другое, а третья и вовсе спит. И поэтому человек может вначале решить, что без помощи Спасителя не обойтись, а потом, подумав, сказать себе, что все-таки со многими своими ошибками он может справиться сам.

Протоиерей Алексий Потокин о Великом посте

Протоиерей Алексий Потокин о Великом посте

И Великий пост призывает нас, грешных, убедиться, открыть в себе, что именно мы являемся предателями Бога, насильниками Его, насмешниками и убийцами. И умирает Христос не от чьих-то рук, а от наших. В это страшно поверить, но если поверим, тогда можно надеяться на Воскресение. А если не поверим, значит такими и останемся. Если не я убил Его, если Он не от моих рук умер, то я с Ним и не воскресну.

Далее предлагается на первой седмице поста сугубое покаяние – Великий покаянный канон преподобномученика Андрея Критского, через который проходит одна мысль: «Согрешил больше всех человек, един согрешил Тебе, (Господи), но смилуйся и будь милосерд ко мне, ибо Ты Благоустроен». Для чего это нужно? Не для того только, чтобы вспомнить грехи. Мало грех вспомнить, его надо еще разлюбить. Посмотреть, как я к нему отношусь, и способен ли отказаться от него. Ведь грех мы прежде всего понимаем, как свою собственную ошибку. А если вдуматься, в чем жало греха? В том, что убил другого. Грех – это не нарушение, это всегда убийство другого. Христос говорит: «…как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» (Мф. 25:40). Способны ли мы во время поста признать, что равнодушие – это убийство? Мы к людям бываем равнодушны? – Да. – Бываем враждебны? – Да. – Вот тебе и убийство.

И если оживится в человеке эта нелюбовь ко греху, возмущение им, то значит, путь поста проделан не напрасно. Если осознание этого блеснет в человеке хотя бы на одну минуту, то надо сказать: «Господи, душа моя мертва, она непостоянна, она предает исповедь. Господи, дай мне всегда постоянства в покаянии, дай всегда видеть мой грех!» Потому что исповедь – не только склонение головы на Таинстве Исповеди, но это всегдашнее трезвение и память о себе, как о мертвом человеке. Суд над самим собой должен быть не время от времени, а всегда, иначе это уже призрачно, мечтательно. В этом смысл Иисусовой молитвы.

Чему учит пост? Он все время напоминает нам о том, что ты – недостойный, а Бог к тебе пришел. Встречай Его, жди. Он Сам говорил, что будет искать момент, как к тебе прийти. Мы-то считаем, что Господь всегда должен быть где-то рядом. А к нам и подойти невозможно. Невозможно найти момент искренности, простоты, чтобы нам что-то дать. К тому же мы все тут же оскверним, вывернем, над всем поглумимся.

Пост напоминает: в будние дни литургии не совершается. И если даются Дары, то они прежде освящены в воскресный день. Литургия – это всегда радость. В чем радость? Это радость для покойников, потому что Бог, умирая, дает возможность мертвому жить. Это каждый день праздник. То есть человек учится запоминать, что это действительно Дар. что к нам есть великое снисхождение.

И так воскресение за воскресением, когда уже не просто от лица подвижников, от лица Церкви и людей, которые искали Бога, такие как Мария Египетская, например, Григорий Палама, но человек сам готовится к Страстной седмице. Человек видит свое умирание, свою неспособность к жизни, а с другой стороны, он ощущает, что Господь его в этом умирании не оставляет. И это умирание вместе со Христом дает человеку возможность воскреснуть, возродиться. Вот тогда и принимается Пасха, тогда и помнится, чем уплачено за радость, за Воскресение.

Какой признак ложной жизни? Человек воображает, что он уже всему научился, что-то имеет, чем-то владеет, что он уже из той когорты православных, которые не такие, как «неции человецы». Человек, который пережил Пасху, всегда помнит, я Тебя убил, Господи, а ты меня не оставил. Этот человек будет мирным и спокойным всю жизнь и смотреть на людей будет уже совершенно иначе.

Все что человеку нужно было сделать, прежде него сделал Иисус Христос. Он постился, и поэтому человек, бесчинник, себялюбец, гордец, получил такую возможность. То, что мы соглашаемся на Великий Пост – это уже не наша заслуга, это дар Христа, который освободил нас от зависимостей. Он сорок дней постился, и после этого люди могут поститься. Господи, я могу быть не рабом своего желудка и своего лицеприятия, когда я всем угождаю, не рабом своих привычек, а могу быть свободен от телевизора, от суеты и болтовни. Господи, какое счастье! Свободен не так, что не знаю, куда себя деть, но есть другие сокровища, с которыми никогда не скучно.

Не надо думать, что пост это какое-то ваше личное усилие, нет. Он прежде был уготован. Войди в него с благодарностью, а если не можешь поститься, скажи: «Господи, помоги»! И пост начнет складываться. А когда человек сам дорогу эту прокладывает, скорее всего, он узнает, что неспособен на пост. Ошибка именно в том, что человек надеется на самого себя, а не на Господа. Только разочароваться надо не уныло. Убедиться, что человек сам не может ничего, необходимо. Все-таки тайная мысль есть у каждого, что он что-то может и способен на пост. И страдает, что это никак не удается. Сам не могу – с Тобой могу! Все Евангелие об этом, Господь все время учил – самим невозможно, а со Мной возможно, «ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко» (Мф. 11:30).

Записала Ксения Жинжер

СПРАВКА
Протоиерей Алексий Потокин родился в 1956 г. в Москве. В 1979 г. окончил МФТИ. Работал в Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ) им. Жуковского. В 1986 г. окончил аспирантуру ЦАГИ. Крещение принял в 1981 г. В 1990 г. рукоположен в диаконы, в 1991 г. – во священники. Служил в храме иконы Божией Матери «Живоносный Источник» в Царицыно. С 1997 г. – помощник настоятеля. С 2012 г. по состоянию здоровья за штатом.

Комментарии закрыты