В год столетия свержения монархии и убийства царской семьи журнал «Покров» провел опрос: «Что утратили и что приобрели наше государство и наш народ за этот век без православной монархии?»

Олег Викторович Кириченко, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, главный редактор журнала «Традиции и современность. Научный православный журнал»

За сто лет одиночества жизни без царя русский народ приобретал все более и более великие скорби, и несть им числа. Со скорбями были даже великие и славные победы – в Великой Отечественной войне и наши полеты в космос. Скорби шли от того, что идти к этим победам нам пришлось под заглушающие все духовные – церковные – звуки и песнопения тру́бы атеизма; через насилие – к подлинным традиционным русским началам; через смердящую везде и всюду идеологию коммунистического счастья не для всех, а для той части советского общества, которая, с точки зрения партии, будет достойна этого счастья. Удивительными кажутся эти великие победы, как и бездонные пропасти долготерпения нашего народа!

Олег Викторович Кириченко

Олег Викторович Кириченко

Потерял наш народ, сразу и безвозвратно, своего царя – отца народного, остался сиротою; скитался по детским домам и приютам, хлебнул по полной чаше горькой сиротской доли. Сироту учили тому, чтобы он забыл про свою веру, то есть перестал пить чистую ключевую воду, дарующую ему и сладкое утоление жажды, и здоровье, и кипучую энергию, и радость бытия. Сироту учили стрелять в лики, которым молились его родители и деды, чтобы те мучились и страдали за сироту там, на Небесах. Его учили, что родился он от красного знамени и красной звезды, что вся его история впереди; там его встретят и Ленин, которого обязательно оживят будущие советские ученые, и многие чудеса, которые создадут сами советские люди. Эти потери обескровили и обездолили наш народ, сделали его смиренно стоящим на паперти храма, построенного его далекими предками, и просящим у Бога милостыни Христа ради.

Ирина Евгеньевна Ракша, прозаик, эссеист, лауреат многих литературных премий

Такая воистину великая, от моря до моря, держава, как наша Россия, не может быть без единой и крепкой власти, пусть называемой царской. Она столетиями собирала земли, практически не воюя. Столетиями под ее длань шли и шли самые разные – кавказские, азиатские, сибирские, северные, восточные и прочие иноземцы и иноверцы, зная, что Русь, Россия их не притеснит, не угробит, а защитит, пригреет, накормит. И именно она, будучи христианской, православной, единоверной и крепкой, не лишит их собственной местной веры, своих древних обычаев. Так Русь и росла, и прирастала землями и народами. И интересна, необычна ее история именно тем, что она не имела колоний, как французы и англичане, а скрепила в единый кулак государство, где у всех народов была роль, и всем было место.

Но такая многообразная, лоскутная, страна не могла быть без единовластия, без силы вертикали, без веры в нее. И скрепой всегда был единый царь. В бой с врагом, за землю родную шли и русские (доминанта), и все прочие иноверцы с не меньшим рвением. «За Веру, Царя и Отечество». Вот в чем была столетиями сила-то наша. А когда приходили полячки-лжедмитрии-семибоярщина и прочие – власть рассыпалась, и страна чуть не распалась.

Останься в ХХ веке государь (либеральным обманом сброшенный, оболганный и жестоко убитый), то и в ХХ (проклятом) веке наша страна процветала бы, развивалась и крепла умом великих русских, коих испокон было «не занимать».

В истории нет сослагательного наклонения, но все-таки… Все лучшие русские «технические» умы, сгинувшие на Запад или погубленные красной властью – Зварыкины, Сикорские… – дали великие изобретения, обогатившие нашу планету в целом.

Ирина Евгеньевна Ракша

Ирина Евгеньевна Ракша

Это западники вечно стремились, насаждая либерализм и демократию, поколебать власть, расшатать страну изнутри. (О чем и сейчас мечтают и на что надеются.) А народ всегда любил своих государей. И при крепостном праве (вспомним нашествие Наполеона), и тем более после него (вспомним балканские, крымские войны) верил власти и обожал царя.

Моя двоюродная бабушка, великая певица Надежда Васильевна Плевицкая, уже в эмиграции, пережив фронтовые тяготы, трагедию уничтожения царской семьи, вспоминала в своих дневниках, как тогда в концертах и собраниях офицеры окружали государя, внимали каждому его слову, как офицерская молодежь бежала за ним по улице, без шапок, в одних мундирах. «Где же вы – те, кто любил его, где те, кто бежал в зимнюю стужу за царскими санями по белой улице Царского Села?..» – писала она.

П.А. Столыпин говорил: «Дайте государству 20 лет покоя внутреннего и внешнего, и вы не узнаете Россию». Но западники не дали. И даже стержень власти выдернули – царя уничтожили. Это как детская пирамидка: вынь стержень – и все рассыплется. Посыпалось и в лихих-гнилых 90-х. Слава Богу, что не совсем. Господь не дал, Богородица управила.

Так будем же и сегодня держаться за единобожие, за единую, умную, центральную власть. И Россия восстанет, как восставала и вставала и в иные лихие года. Ведь Бог крест дает – по силе.

Комментарии закрыты