Дом Павлова – символ не только героической обороны Сталинграда, но и помощи Божией нашим воинам, всей России в страшные годы Великой Отечественной войны.

Октябрь 1942 г. – время ожесточенных боев в черте Сталинграда. В грохочущем и пылающем городе, видимо, мало кто представлял, что именно дом у площади 9 Января, на улице Пензенской, 61 (будущий Дом Павлова) уцелеет и станет чем-то особенным в истории Сталинградской битвы. Напротив, «каждый дом Сталинграда – крепость», – сообщает газета «Известия» 27 октября 1942 г.

Фронтовые летописцы весьма сдержанно оценивают подвиг сержанта Павлова и трех его товарищей, факт ночной разведки дома, свободного от немцев, а затем обороны здания. Защитники дома попадают в ореол человеческой славы после окончания битвы на Волге в феврале 1943 г., когда становится ясно: здание – едва ли не единственное, пострадавшее, но уцелевшее во время сражения.

В 1943 г. на доме появляется огромная, неизвестно кем сделанная надпись с именами «избранных» бойцов, включая Якова Федотовича Павлова (именно так – по имени-отчеству).

Для умирающей девочки Зины Селезневой защитники Дома Павлова в 1942 г. начали копать могилу в подвале дома и обрели образок Матери Божией Знамение

Для умирающей девочки Зины Селезневой защитники Дома Павлова в 1942 г. начали копать могилу в подвале дома и обрели образок Матери Божией Знамение

Случайно или нет, в 1943 г. защитник Сталинграда Иван Павлов, будущий архимандрит Кирилл, отказывается вступать в партию по религиозным соображениям и, по его собственным словам, проходит «мытарства» в Павлограде Днепропетровской области.

Тем временем Дом Павлова восстанавливают – об этом пишет руководитель трудовой добровольческой женской бригады Александра Черкасова в газете «Известия» от 13 августа 1943 г.

Большой очерк Юлия Чепурина «Дом Павлова», посвященный Якову Павлову и его товарищам, в середине 1943 г. печатается в брошюре «13-я гвардейская в боях за Сталинград» (Военное издательство Наркомата обороны СССР. 1943. №5. С. 22–26). Каким образом та же статья Юлия Чепурина появилась во фронтовой газете 42-й армии «Сталинское знамя» почти годом ранее, 31 октября 1942 г., для нас остается загадкой. «Дом Павлова – это символ героической борьбы всех защитников Сталинграда. Он войдет в историю обороны славного города как памятник воинского умения и доблести гвардейцев», – читаем мы в очерке в разгар битвы на Волге. Что это – гениальная писательская интуиция? Или свидетельство работы советской пропагандистской машины, которая использовала в своих целях более позднюю статью автора? Ведь рискованно называть символом какой-либо дом в разгар сражения.

Защитник Дома Павлова Комалджан Тургунов, имея 12 детей, к Зинаиде Петровне Селезневой относился, как к дочери

Защитник Дома Павлова Комалджан Тургунов, имея 12 детей, к Зинаиде Петровне Селезневой относился, как к дочери

Тем не менее Дом Павлова действительно стал символом битвы на Волге. «Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии. Аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий» (Пс. 126:1). Именно этот дом чудом Божиим уцелел, устоял в аду Сталинградской битвы, и ни один его защитник, по свидетельству Юлия Чепурина, во время 58-дневной героической обороны здания не погиб.

Именно в подвале этого дома в дни Сталинградского сражения была явлена икона Божией Матери «Знамение». Здесь фактически воскресла умирающая от дифтерии двухмесячная девочка Зина Селезнева (Зинаида Петровна здравствует до сих пор).

А чуть дальше от Волги, приблизительно в километре от Дома Павлова выстояла под огненным дождем церковь Преподобного Сергия, построенная в Царицыне в 1908 г., – ее снесут уже в хрущевские времена. Сегодня храм во имя Игумена земли Русской заново возведен в Волгограде немного в стороне от исторического места, на ул. Ткачева, 1.

Дом Павлова – символ не только героической обороны Сталинграда, но и помощи Божией нашим воинам, всей России в страшные годы Великой Отечественной войны. Неудивительно, что слава героя-победителя, которую в мирное время попытались возложить на плечи фронтовика Якова Павлова, оказалась для бывшего гвардейца непосильной.

Фронтовой журнал

Фронтовой журнал

Всероссийский духовник архимандрит Кирилл (Павлов) подобной славы тщательно избегал…

«Дом Солдатской Славы», – уточнит забытый командир гарнизона Дома Павлова Иван Филиппович Афанасьев, ослепший после войны, а затем прозревший после операции и написавший книгу воспоминаний, пытаясь восстановить историческую справедливость.

«Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему даждь славу» (Пс. 113:9), – можно дополнить Афанасьева.

Земная несправедливость для защитников дома теперь в прошлом. Можно не сомневаться: Тот, Кто на самом деле защищал дом, наградил Своих подлинных помощников – не только по их заслугам, но и по Своей великой милости.

Ольга Каменева, Дмитрий Симонов

Фронтовой журнал
В Журнале боевых действий 42-го гвардейского полка 13-й дивизии за период со 2 октября 1942 г. по 4 апреля 1945 г. (ЦА Минобороны. Д. 4. Т. 2) о бойцах 3-го батальона, которые защищали Дом Павлова, говорится лишь в связи с кровопролитным штурмом 25 ноября 1942 г. другого – «молочного» дома на противоположной стороне площади 9 Января. Единственный упомянутый в журнале боец из списка защитников Дома Павлова – гвардии старший сержант Воронов, который, «будучи несколько раз тяжело ранен, не покидал своего поста и продолжал уничтожать бегущих немцев из станкового пулемета». Полковой писарь отмечает, что в октябре 1942 г. «самым лучшим разведчиком и снайпером в полку является старший сержант Мартьянов», среди защитников Дома Павлова он не значится.

Комментарии закрыты