В феврале 2018 г. на Борисоглебской земле в Ярославской области прошли 18-е Иринарховские чтения. Тема Чтений – «Бедность нравов при богатстве традиций». С докладом по этой теме выступил иерей Сергей Карамышев, настоятель храма Святой Троицы в пос. Каменники Рыбинской епархии.

Проблема соотношения богатства традиций с бедностью или убожеством нравов присуща всей человеческой истории, если же быть точнее, – народам как субъектам исторического процесса. Цицерон, обращаясь к соотечественникам, восклицал: «О времена, о нравы!» До него пророки Божии говорили не менее энергично.

Так Исаия взывал: «Как сделалась блудницею верная столица, исполненная правосудия! Правда обитала в ней, а теперь – убийцы» (Ис. 1:21). Этот же пророк изрекает приговор отступникам: «Сион спасется правосудием, и обратившиеся сыны его – правдою; всем же отступникам и грешникам – погибель, и оставившие Господа истребятся» (Ис. 1:27–28). Это слова, обращенные к людям, отступившим от пути Божия вследствие развращенности нравов.

Слово «традиция» можно толковать различным образом. Буквальный перевод с латинского – передача, предание. Обыкновенно речь идет о целом комплексе представлений, обычаев, образа поведения, культуры в самом широком смысле этого слова. Далеко не всякая традиция достойна трепетного к себе отношения. Потому что существуют, например, своеобразные традиции в уголовном мире.

Так что мы намеренно сузим объем данного понятия и будем говорить лишь о традициях, достойных сохранения и развития. Чтобы обозначить это сжавшееся понятие, предлагаем использовать привычный русскому уху термин «предание». Существует устойчивое словосочетание «Священное Предание» и стоит оно в одном ряду со Священным Писанием.

Священное Предание отсылает нас непосредственно к Божественному Откровению как первооснове сведений человека о себе, об окружающем мире и Творце этого мира. Здесь мы имеем Предание с большой буквы. По мере помутнения человеческого сознания вследствие грехопадения, помутнение было не одинакового качества у отдельных личностей и целых народов, первоначальное Предание различным образом исказилось, обросло чисто человеческими уже традициями, более или менее достоверной исторической памятью, мифами, своеобразной культурой; однако и первооснова в том или ином виде сохранялась.

Христос обличал книжников и фарисеев за то, что они, исказив Божественное откровение, учили учениям, заповедям человеческим. Однако даже воплотившийся Бог не отвергал благочестивых преданий и обычаев. Он благословил брак в Кане Галилейской, участвовал в трапезах, рыбной ловле и прочих обыкновенных в человеческом обществе делах. Он освятил Собою благие человеческие традиции.

Когда стала созидаться Церковь Христова, явились в мир новые добрые предания, высокое достоинство которых не должно вызывать ни у кого сомнений. Потому что сказано было апостолам воплотившимся Богом: «Что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18:18).

В идеале предание должно помогать осуществлению связи человека с Создателем. Затруднение этой связи через разрушение предания, соответственно, следует считать делом враждебным человеческой природе.

Поэтому разного рода богоборцы последовательно разрушали традиционные общества, начиная свое подлое дело с развращения нравов. Ф. Достоевский в романе «Бесы» прекрасно вскрыл и описал стратегию и тактику этих клевретов сатаны. В главе «Иван-Царевич» представлена речь Верховенского, обращенная к Ставрогину: «Наши не только те, которые режут и жгут да делают классические выстрелы… учитель, смеющийся с детьми над их Богом и их колыбелью, уже наш. Адвокат, защищающий образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв и, чтобы денег добыть, не мог не убить, уже наш. Школьники, убивающие мужика, чтоб испытать ощущение, наши. Присяжные, оправдывающие преступников, сплошь наши. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш… Русский Бог уже спасовал перед «дешевкой». Народ пьян, матери пьяны, дети пьяны, церкви пусты, а на судах: «двести розог, или тащи ведро». О, дайте только взрасти поколению»…

Вот механизм, согласно которому злые нравы разрушают предание, связь поколений, отрывают людей от источника жизни. ХХ век дал небывалый еще прогресс в деле разрушения предания в разных концах земного шара. Добрые традиции подвергались осмеянию, поруганию и уничтожению. Революционная стихия перевернула жизнь целых народов с ног на голову.

Поэтому XXI век ставит перед человечеством всеобъемлющую задачу возрождения, восстановления предания, связи поколений. И здесь перед нами открывается легкий, но ложный путь имитации добрых традиций. Живая жизнь подменяется произвольно вырванным из исторического контекста разрозненным этнографическим материалом. Люди уже не живут им, а играют, следовательно, все только примитивизируют и опошляют. Первичны не формы, а дух. Имитация форм убивает его, как, впрочем, все лживое и притворное.

Самый простой и надежный путь у разрушителей предания – загнать оставшиеся формы добрых традиций в этнокультурные резервации, где держать их под контролем. Можно имитировать семейную жизнь, быт, религиозные обряды, играя на публику. Когда же публики нет, предаваться вполне уже более близким себе развращенным нравам.

Иерей Сергий Карамышев

Иерей Сергий Карамышев

Это и будет бедность нравов при кажущемся богатстве традиций в совершенном и законченном виде. Потому что предание в этом случае окончательно умрет. И как всякая омертвевшая форма, перестанет вызывать сочувствие.

Откроется широкая дорога для нового варварства. Оторванные от предания отдельные личности и целые квазинароды будут стремиться всех вокруг подвести под один свой немудреный знаменатель. В последнее время мы наблюдали это в Сирии. Вставшие под знамена наружного традиционализма в виде ислама головорезы-разрушители целенаправленно уничтожали идущую из глубины веков традицию. Провозгласившие себя ревнителями ислама взрывали мечети вместе с молившимися в них. Они последовательно уничтожали любые памятники человеческой истории, дабы осуществить поистине дьявольскую задачу – разрушить живительную связь человечества с преданием. Особенно ярко это продемонстрировали действия боевиков так называемого «Исламского государства» в архитектурной сокровищнице античной культуры Пальмире. Если подобные акции расширятся, можно будет насаждать самые дикие нравы, превращая Землю в преддверие ада.

Всякая добрая традиция целенаправленно разрушается двумя силами, казалось бы, диаметрально противоположными друг другу, – ультралиберализмом и ультрарадикализмом. Разница между ними лишь в методах. Первый использует преимущественно мягкую силу, второй – жесткую. Цель же одна.

Чтобы противостоять развращению нравов и разрушению живого предания путем искусственной имитации последнего, необходимы живая вера и живая связь с Создателем. В этом – стержень сопротивления всепоглощающему хаосу.

Думается, в XXI веке выйдет на первый план противостояние двух глобальных проектов. Первый, объединяющий ультралибералов, ультрарадикалов и заключенную между ними рыхлую прослойку оторванных от предания каких-то обглодков народов Земли, можно условно назвать Новым Вавилоном. Второй, формирующийся вокруг предания, следует назвать Третьим Римом. Он мог мы вобрать в себя лучшие силы народов Земли.

Русское государство, принявшее на себя крест удерживающего от тайны беззакония, от сползания мира в бездну небытия, еще на рубеже XV–XVI веков, то есть сразу после падения Второго Рима, предназначено Божиим Промыслом продолжить этот подвиг. К нам должно прийти осознание значимости указанного подвига, его всепроникающей глубины и всеобъемлющего охвата, требующих от каждой личности, вовлеченной в этот подвиг последних времен, полного раскрытия ее потенциала, основанного на предании; полного раскрытия ее талантов.

Данный подвиг может стать тем таинственным словом, о котором говорил Ф. Достоевский, что произнесет Россия перед миром в закатных лучах Солнца Правды.

Святитель Игнатий, епископ Кавказский и Черноморский, использовав этот образ, запечатленный в тропаре Рождеству Христову, почти два века тому назад писал: «Закатывающееся солнце живо представляет собою состояние христианства наших времен. Светит то же Солнце Правды – Христос, Он испускает те же лучи; но они уже не проливают ни того сияния, ни той теплоты, как во времена, нам предшествовавшие. Это оттого, что лучи не падают прямо на нас, но текут к нам лишь в косвенном, скользящем направлении. Лучи Солнца Правды, Христа, – Дух Святой…»

Далее в своем «Размышлении при захождении солнца» святитель Игнатий представляет другой образ: «Идут, идут страшнее волн всемирного потопа, истребившего весь род человеческий, идут волны лжи и тьмы, окружают со всех сторон, готовы поглотить Вселенную, истребляют веру во Христа, разрушают на земле Его царство, подавляют Его учение, повреждают нравы, притупляют, уничтожают совесть, устанавливают владычество всезлобного миродержца»…

Мы находимся где-то между заходящим солнцем и мятущимся морем. Не нужно особенно удивляться тому, что нравы развращаются, а предание угасает. Все это вкупе – закономерные симптомы, свидетельствующие о старении, деградации человечества. Однако указанные факты и тенденции не отрицают возможности Божия чуда. Предание может на какое-то время воскреснуть, а солнце, как во дни Иисуса Навина, пойти вспять. Но не нужно забывать о чудесности указанной возможности. Если она произойдет, то не в соответствии с закономерностями исторического процесса, а вопреки им. Эта возможность требует веры, являемой делами.

Иерей Сергей Карамышев, настоятель храма Святой Троицы в пос. Каменники Рыбинской епархии

Комментарии закрыты