По мнению выдающегося русского философа, культуролога и политического аналитика А.С. Панарина, для выживания в современном глобальном мире, где «победители получают все», человечеству предстоит заново открыть для себя идеалы милосердия, добра и сострадательности. Планетарный переворот сознания, необходимый для сопротивления грядущей глобальной диктатуре, базируется на единении угнетенной части человечества, союзе науки и религии, симфонии Церкви и государства. 

Александр Сергеевич Панарин – тезка «солнца русской поэзии» А.С. Пушкина. Таким же солнцем в русской политологии стал в Новейшей истории России А.С. Панарин (1940–2003), профессор философского факультета МГУ, директор Центра социально-философских исследований Института философии РАН, один из основателей Государственной академии славянской культуры. 

За интуицию и точность геополитических прогнозов на десятилетия и столетия вперед его называли пророком в своем отечестве. В начале XX века он описал сегодняшние события: беспорядки в Америке, попытки архитекторов глобальной политики установить мировую диктатуру, основанную на животном страхе, одновременно прогнозируя возникновение нового – всемирного – освободительного движения и нового государства-империи на Востоке.

Третья мировая война: богатые против бедных 

Вскоре после терактов в США 11 сентября 2001 г., в ходе круглого стола Экономико-философского собрания МГУ А.С. Панарин заявил о навязанной миру концепции «конфликта цивилизаций»: «цивилизованному Западу» отныне противостоит якобы даже не мусульманский мир, а Восток. Вместо того чтобы искать конкретных террористов, США наказывают «неправильно ведущие себя государства»: Афганистан, Ирак, Сирию, Иран… 

«Новый язык Запада – это язык войны», – заявляет Панарин. По мнению ученого, это – вызов, в том числе и России, где около трети населения – мусульмане. Философ предупреждает: наша страна не должна «встревать ни в какую американскую авантюру» ни против мирового ислама, ни против какой бы то ни было части мира…

Между тем Третья мировая война, по мнению Панарина, уже идет – в том числе на постсоветском пространстве.

«Новая мировая война, начатая Америкой, – это процедура классового очищения цивилизованного мира от нецивилизованных элементов, в распоряжении которых даже после краха представляющей их державы (СССР. – Ред.) частично сохранились такие средства самозащиты, как национальное государство, армии и «фундаменталистские идеологии». Все это и должно быть сокрушено в ходе «глобальной антитеррористической операции», организованной США»1

Американский глобализм – тоталитарная экономическая власть (финансовой олигархии в первую очередь), преследующая планетарные амбиции. Современный глобальный конфликт, по мнению Панарина, разворачивается не по этническому принципу, а вбирает в себя противостояние Запада и Востока (олицетворением которого в XX веке был СССР), оборачиваясь глобальной войной богатых против бедных, «господской расы» и «расы отверженных» (в другой терминологии – речь идет о противостоянии господствующего Севера и угнетенного Юга).

Александр Сергеевич Панарин. 1996 г.

Александр Сергеевич Панарин. 1996 г.

Не вписывается в новый глобальный порядок и Россия в ее нынешнем виде – с огромными территориями и традиционным мировоззрением сострадательности и милосердия. «Православие есть религия сострадательности к слабым – и как таковая она представляет собой восстание против духа новой сегрегации, нового расизма, неожиданно завладевшего «передовым человечеством»2, – пишет Панарин. – Лежащей в основе западной морали успеха презумпции доверия к сильнейшему – наиболее приспособленному – мы упрямо противопоставляем нашу презумпцию доверия к слабейшему. В этом наш исторический и метаисторический мистицизм, вполне вписывающийся в Христово обетование нищим духом и кротким, которые наследуют землю»3. Таким образом, истинный конфликт, составляющий драму наступившего века, по мнению Панарина, связан с попыткой сильных и приспособленных монопольно присвоить себе все блага прогресса. 

Из осознания «пределов роста» – ограниченности ресурсов планеты – логически вытекает несколько выводов. Если прежняя оптимистическая философия утверждала, что истинная задача бедных – стать богатыми, и прогресс, в конечном счете, открывает им эту перспективу, то сегодня стало ясно: бедным никогда уже не стать богатыми – планета не выдержит перегрузки, идущей от общества массового благоденствия. Если бедняки никогда не станут богатыми, то одно из двух: либо им предстоит полюбить эту свою извечную участь, либо их в качестве опасных носителей классовой зависти и ревности предстоит всемерно разоружить и окружить заградотрядами4.

Россия потому и получила наименование Святой Руси, что на грешной земле и грешными земными средствами стремилась к священным идеалам христианства, милосердия и социальной справедливости. Но слабое либеральное государство, не способное обременять сильных необходимыми налогами и обязательствами, социально справедливым быть не может. Оно неизменно переплачивает сильным ценой злостной недоплаты слабым, не умеющим вырвать свое. Вот почему так боятся крепкой российской государственности правящие либералы. 

Вывод первый: находящееся в страхе перед большинством правящее меньшинство всеми силами стремится и будет стремиться к политическому, идеологическому и моральному разоружению большинства, превращению его в пассивно-безоружный объект чужой воли.

Вывод второй: правящее меньшинство заранее – на всякий случай – готовится к гражданской войне с большинством, так как стремительный процесс социальной поляризации, массового обнищания, перечеркивания всякой приемлемой социальной перспективы гражданского мира и стабильности не сулит.

Вывод третий: на основе такой системы ожиданий правящее меньшинство осуществляет ослабление – в профилактических целях – любых общественных институтов, в принципе способных стать для него опасными.

Местные элиты на службе у завоевателя 

Панарин считает, что для борьбы со странами бывшего СССР стратегами однополярного мира применяется не традиционная политика завоевания, а тактика привлечения местных либеральных элит на сторону завоевателя и превращение их в пособников. Именно «реформаторские элиты» завершили погром своих национальных экономик в России, на Украине, в других странах СНГ, в Восточной Европе, отдав на растерзание глобальным хищникам. Взамен некоторые получили гарантии (на самом-то деле очень ненадежные) привилегированного статуса и их капиталов внутри страны и в отношениях с внешним миром. Такого рода элиты, по мнению ученого, не задумываясь, предпочтут любую модель власти, любую диктатуру – западную и антизападную, либеральную и коммунистическую, светскую и религиозно-фундаменталистскую, – если она даст, в сравнении с другими формами власти, по-настоящему надежные гарантии их привилегированному одиночеству. 

Какова будет судьба России, государства, еще занимающего одну седьмую часть суши, – про это ведают, по мнению Панарина, уже не наши правители, а архитекторы однополярного мира. 

Их стратегия состоит в том, чтобы населить страны, ставшие объектом геополитических притязаний, мигрантами, превратив коренных жителей в меньшинство. Причем желательно, чтобы это было смертельно перепуганное меньшинство, жаждущее внешних протекций и гарантий. 

«Для того чтобы побудить известную часть человечества принять американскую диктатуру, его надо напугать какой-то неслыханной угрозой и одновременно пообещать гарантии от этой угрозы»,5– писал ученый за 20 лет до того, как мир узнал о коронавирусной инфекции. 

В своей работе Панарин приводит цитаты из документов Элладской Церкви по проблеме электронных карточек, выпущенных в рамках глобальных Шенгенских соглашений: «Внедрение электронной системы информации упраздняет личность, преобразуя человека в число. Человеческий фактор сводится к нулю, поскольку система узнает только числа и данные… Понятия любви, снисходительности, прощения, человечности, стояния за истину ради Бога полностью заменяются вычислениями, клавишами, экранами, цифрами». 

Мертвящий и бесчеловечный дух электронной системы, которая «обращается с людьми как с числами, почти как с консервированными продуктами, которым также присвоены номера, этот дух создает Европу – темницу для самих европейцев, темницу без видимых стен и решетчатых окон, но с прочнейшими оковами, накрепко связывающими малейшие свободные проявления человеческой души», – говорится в документах XX века будто бы о сегодняшнем дне6.

Панарин объясняет, почему в новых электронных документах (тогда еще удостоверениях, а не в микрочипах, запатентованных ныне Биллом Гейтсом) «омерзительное число 666 действительно является ключом в специальных вычислительных машинах для прочтения невидимых данных»7

По мнению ученого, кодовое число 666 в сознании глобалистов служит скорее не мерой верноподданичества перед сатаной, а мерой дистанцированности от традиционных форм веры. Речь идет об изощренной и изобретательной презрительности глобалистов, высокомерии «суперменов» к чувствам «маленьких людей».

Стратегия сопротивления

Но на беду архитекторам мировой политики современный «Восток» представлен не только ослабленной Россией, не только такими «маргиналами нового мирового порядка», как Ирак, Иран и Северная Корея, но и величайшими экономиками мира – Китаем и Индией, процветание которых обеспечили «разумная дистанцированность и сохранение собственной идентичности»8

Кроме того, геополитическая мина замедленного действия была заложена внутри самих Соединенных Штатов. Панарин пишет о неизбежности гражданской войны в XXI веке в Америке (сегодня, по сути дела, начавшейся). Когда на глазах цветных Америки их страна с расистской бесцеремонностью расправляется с цветными других стран, унижает целые народы с воздуха – как непригодную человеческую массу – неизбежно пробуждается уже не стилизованное, поддерживаемое пропагандой, а подлинное народное самосознание. В силу вступает исторический закон превращения империалистической войны в гражданскую.

«Ввиду этих причин гражданская война в Америке с большой вероятностью выльется в идейно-политическое, а затем и административное размежевание штатов, оставшихся прибежищем WASP (белый англосакс-протестант. – Ред.), и регионов внутреннего «Юга». Причем логика политического развития этой конфедерации просматривается уже сейчас. Политически они будут себя вести наподобие того, как ведет себя официальная Россия на постсоветском пространстве. Расистскую партию войны скорее всего сменят либералы-пацифисты, которые примутся за активное перевоспитание агрессивной «субкультуры» англосаксов на пацифистский, консенсусный и эклектически всеядный лад. Иными словами, нынешний либеральный опыт «преодоления тоталитаризма» в России будет воспроизведен в новой северной (сильно поджатой к Канаде) Америке как опыт борьбы с расово окрашенным тоталитаризмом. 

…Это сегодня еврейское лобби в Америке в большинстве своем образует партию войны. Когда наступит час расплаты за эту войну, соответствующие лоббисты найдут свои убедительные аргументы, направленные против культуры англосаксов как опасно конфронтационной, милитаристской и расистской – подлежащей полной реорганизации»9.

Общая стратегия сопротивления новому глобальному расизму, по мнению Панарина, заключается в том, что гонимые должны действовать не менее сплоченно, чем гонители. «Перед лицом глобального наступления богатых, а также с учетом всей логики постмодерна, сулящей передачу не только материальных, но и духовных благ цивилизации к услугам пресыщенного истеблишмента, все национально-государственные различия и перегородки между народами теряют серьезное значение»10.

При этом грядущий планетарный переворот сознания будет основан, по мнению ученого, на соединении науки и религии, симфонии Церкви и империи. 

«Что такое идея народного спасения в ситуации глобальной гражданской войны, развязанной интернациональной империей богатых против бедных мира сего?

Во-первых, это идея сплочения – интернациональной солидарности гонимых, все более осознающих себя единым народом, осажденным одними и теми же силами мирового зла…

Во-вторых, идея спасения есть идея человеческого духовного возвышения»11, – пишет Панарин.

В свое время лидеры либерального общества выступили с необычной «культурной» инициативой «растормозить» человеческие инстинкты, выпустить на волю силы хаоса, таящиеся в примитивной чувственности и «телесности». «Создается впечатление, что только вечно жующий и вожделенно взирающих на торговые витрины потребитель – единственно благонамеренный член либерального гражданского общества, не способный к бунтам и революциям»12, – отмечает Панарин.

«Только Церковь, прочно связанная с великой монотеистической традицией, может отбить нынешний реванш «телесности» и разнузданной чувственности и спасти человечество от впадения в скотоподобное состояние»13, – делает вывод ученый.

Глобальный проект Православия – это проект возвращения к новой аскезе и христианскому пониманию свободы как Богосыновства и освобождения от греха: «Свобода дана мне на то, чтобы отвечать за любую земную тварь, за все дела и грехи мира, ни на кого не сваливая вины на неустроенность и дисгармонию нашего бытия. Свобода есть повод попробовать себя в самом трудном, в самом напряженном, требующем таких усилий, которые я не могу потребовать от других – только от себя»14.

Таким образом, если народно-демократические движения и революции XIX–XX веков протекали как антицерковные, направляемые атеистической интеллигенцией, то глобальные народные движения нового века ознаменуются возвращением к «фундаментализму».

Главное предположение Панарина – мистический Юг в своем противопоставлении глобальной партии богатых в конечном счете образует единое интернациональное государство, связанное с «большой церковью» (или несколькими отдельными церквами) монотеизма.

Дальнейший ход начавшейся войны покажет, какие конкретно формы примет интеграционный процесс. Скорее всего, пишет ученый, речь пойдет о так называемой модели инклузивного федерализма или конфедерализма. «Значительная часть функций, связанных с выполнением сугубо внутренних задач, останется за прежними институтами национального государства, тогда как новые функции, связанные с объединенной обороной, системой защиты более слабых экономик, комплексными интернациональными программами социального развития и просвещения, станут передаваться инстанциям, воплощающим коллективную интернациональную волю Юга как планетарной народной общности»15

Перед лицом безжалостного глобального наступления на жизненное пространство простых людей во всем мире, на их право не стать жертвой «естественного отбора», логика вырисовывается, по мнению Панарина, довольно жесткая: «Либо «неадаптированное» большинство человечества заново мобилизуется, выработав эффективное средство самозащиты, либо его ожидает участь гетто в новой системе глобального апартеида»16

Князю мира положено господствовать – если мы находимся в самом преддверии Страшного суда, – делает вывод ученый. Но если истории человечества еще суждено продолжаться на земле, то гордыня будет наказана по земным, собственно историческим меркам.

Ольга Каменева

1Панарин А.С. Православная цивилизация / сост., предисл. В.Н. Расторгуев. – М.: Институт русской цивилизации, 2014. С. 857.

2Там же. С. 566.

3Там же. С. 571.

4Там же. С. 1160–1161.

5Там же. С. 865.

6Электронные карточки и печать антихриста (Документы Элладской Церкви по проблеме электронных карточек). – М., 1999. С. 26.

7Там же. С. 44.

8Панарин А.С. Православная цивилизация. Указ. соч. С. 454.

9Там же. С. 1212.

10Там же. С. 1230.

11Там же. С. 1223–1224.

12Там же. С. 1225.

13Там же. С. 1228.

14Там же. С. 569.

15Там же. С. 1230–1231.16Там же. С. 1233.

Комментарии закрыты