Искусство народной певицы России Татьяны Юрьевны Петровой отличается не только своей выразительностью, артистизмом и мастерством, но и принципиально новым вообще для исполнительского искусства качеством.

Ученица известного педагога Российской академии музыки имени Гнесиных народной артистки СССР Нины Константиновны Мешко (1917–2008), она развила своим вокальным мастерством фундаментальные основы школы своего педагога. Именно Нине Константиновне, в частности, принадлежит очень важное высказывание: «Искусство – это служение». Сама природа творчества Татьяны Юрьевны Петровой выявляет подлинный смысл этого определения. И дело не только в многожанровости ее репертуара, в котором и народная песня, и романс, современная и авторская песня. А рядом, здесь же, духовные песнопения Чеснокова, а также неизвестных авторов, чьи произведения остались в истории русской музыкальной культуры. 

Татьяна Юрьевна Петрова, 2005 г.

Татьяна Юрьевна Петрова, 2005 г.

Каждым своим концертом, каждым исполнением того или иного произведения она отвечает на главный вопрос: служение кому? Проникаясь ее пением, искренним, благостно ложащемся на сердце, пропитанного верой, порождая любовь, как наипервейшую заповедь Христову, вдруг ловишь себя на мысли, что для нее искусство это служение Богу, своему Отечеству, своему народу. 

Мне уже приходилось в своих публикациях и в журналах, и на радио «Радонеж» сопоставлять особенность, своеобразие пения Татьяны Петровой с исполнительством ее знаменитых предшественниц и, прежде всего, с Н. Плевицкой, Л. Руслановой, Л. Зыкиной и других. И все-таки повторюсь, потому что это отличие носит принципиальный характер. Они ведь потому и остались в нашей памяти, что пели с душой. Но как писал митрополит Московский Филарет, есть душа душевная, а есть душа духовная, равно как и любовь есть душевная, плотская, а есть любовь духовная. Именно такая, духовная, любовь и окормляет все искусство Татьяны Петровой, порождая доселе неизвестное вокалистам качество: его одухотворенность. И оказывается, совсем не важно, к какому роду пения принадлежит певец: оперному, народному, эстрадному. Главное, про что он поет. Вся русская культура: и литературная, и музыкальная, и художественная формировалась в ответе на этот вопрос, в котором ее отличие от культуры европейской, для которой таким всеопределяющим становится вопрос «как?» Отсюда особое внимание к форме. В то время как для русского художника, независимо от сферы его творчества, ответом на вопрос «про что?» оказывается проповедь христианских добродетелей. 

Исповедальность – еще одно новое качество, которым обогатила вокальное искусство Татьяна Петрова

Исповедальность – еще одно новое качество, которым обогатила вокальное искусство Татьяна Петрова

Еще в XIXвеке известный художник А.Г. Венецианов говорил: «Черта в том просвещении, если в нем нет веры!». А спустя десятилетия не менее известный художник В.Г. Перов вложил в уста героя своего рассказа «Новогодняя легенда о счастии» такие слова: «У счастья только один глаз, на макушке, устремленный в небо, где живет Бог».

Искусство Татьяны Юрьевны Петровой развивается в присущих русской культуре устоях, принципах и традициях

Искусство Татьяны Юрьевны Петровой развивается в присущих русской культуре устоях, принципах и традициях

А у нашего современника, доктора филологических наук А.Н. Ужанкова, все работы которого посвящены выявлению христианской направленности русской словесности, есть даже лекция «Евангельский сюжет в повести Н.В. Гоголя «Шинель». 

Преподающий сегодня в Московской консерватории доктор искусствоведения В.В. Медушевский посвятил свою докторскую диссертацию сложной, но необычайно актуальной теме: духовному анализу музыки. Вышедшая впоследствии книга сохранила это название и пользуется ныне не только у музыкантов, но и просто у любителей музыки большим спросом.

В связи с этим вокальное искусство Т.Ю. Петровой своей природой, характером и предначертанностью и, прежде всего, своей одухотворенностью не только не выпадает из наметившегося еще в 1990-е гг. начала духовного возрождения нашего общества, но сама певица оказывается одной из тех, кто своим творчеством способствует его духовному преображению. Это явление в вокальном искусстве новое, доселе неизвестное.

Книга о Татьяне Петровой

Книга о Татьяне Петровой

Правда, в начале XXIв., в 2010-е гг., наметилось нечто подобное в творчестве знаменитой оперной певицы Елены Образцовой. Она пошла в храм, обретая во время богослужения ту Божию Благодать, которая питала ее зарождающуюся веру. А вскоре ее духовным наставником стал митрополит Ростовский и Новочерасский Меркурий. Непосредственное общение с ним помогало певице, духовно укрепляло ее. К тому времени в ее репертуаре было немало народных песен. В принципе, в самом этом факте ничего удивительного нет, так как уже давно, еще в 1950-е гг., русская народная песня заняла свое достойное место в консерваторских программах вокалистов. Но теперь у Образцовой ситуация стала меняться. Певицу тянуло к народному музыкальному творчеству, хотя в ее исполнении еще не было того главного, что придет только тогда, когда сама церковь выйдет «из подполья» и откроется дорога к храму. И так же, как Татьяна Петрова, в конце 1980-х – начале 1990-х гг. она искала своего композитора. Для Татьяны Петровой это был Владимир Волков с его песнями «Православные», «Монастырь», «Царице моя, Всеблагая» и др. А Елена Образцова нашла близкое ей в песнях Г. Свиридова из его цикла «Курские песни». И непосредственное общение с митрополитом Меркурием, и исполнение песен Свиридова, наполненных народным музыкальным эпосом, безусловно способствовало обретению новых качеств исполнительского искусства Елены Образцовой. В 2015 г. она записала народную песню «На улице дождик», которую исполнила в нехарактерной для оперных певцов манере. Она спела ее, как молитву, рожденную верой и духовным преображением самой певицы.

У Татьяны Петровой этот процесс начался несколько ранее. Она была одним из инициаторов и организаторов знаменитых монастырских вечеров, проходивших еще в 1990-е гг. в Свято-Даниловом монастыре по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Тогда же она спела свою «Славянку». Но спела эту давно написанную В.И. Агапкиным песню уже в новой литературной редакции. Слова к этой песне написал актер иркутского театра Андрей Викторович Мингалев. Написал уже в другой манере, стилистике, поэтике, и патриотическая тема была духовно преображена. И где бы певица ни исполняла эту песню – в деревенском клубе, сельском доме культуры, в залах городских филармоний и даже в Кремлевском дворце, далеко не случайно на словах «Встань за веру, Русская земля» каждый раз весь зал вставал и, стоя, слушал, словно гимн, эту песню до конца. В наши дни «Прощание славянки» именно в исполнении Татьяны Петровой стало гимном одной из непризнанных республик на востоке Украины.

Народная артистка СССР Нина Константиновна Мешко

Народная артистка СССР Нина Константиновна Мешко

В своих прежних публикациях о творчестве Татьяны Петровой много внимания уделялось его исследованию, подробному анализу исполняемых ею произведений. Но для меня особенное значение имеет вступительная статья в книге «Песня – свеча души». И прежде всего потому, что в ней оказались как бы собраны те выводы, к которым приходишь, постигая самую сущность искусства певицы. Эта книга не просто посвящена ей. В ее создании она сама принимала непосредственное участие. В книге представлены и ее статьи, и выступления на различных конференциях, и интервью, данные ею в разные годы в разных городах России. Северодвинск и Камчатка, Екатеринбург и Севастополь, Киев и Хабаровск – вот координаты концертных маршрутов певицы.

В книге приведены также и высказывания об искусстве Татьяны Петровой наших ведущих деятелей культуры. Начинает этот перечень Н.К. Мешко, основатель целой школы сольного народного пения, воплощенной в соответствующем учебнике, не потерявшему своей актуальности и по сию пору.  

В этом перечне представлены широко известные нашей публике имена художников, писателей, актеров. Среди них В.А. Солоухин, И.С. Глазунов, В.Г. Распутин, Н.С. Михалков, В.В. Кожинов, председатель Союза писателей России В.Н. Ганичев, Н.П. Бурляев и др.

Книга получилась не совсем обычной. Она интересна не только своим текстом. В ней обстоятельно представлен богатый иллюстративный материал из личного архива Татьяны Юрьевны, а также ноты любимых ею песен, стихи известных русских и советских  поэтов. Ей очень хочется, чтобы эти стихи стали песнями, поскольку они отвечают ее мыслям и идеям, которые она исповедует, чувствам, которые она переживает, и, наконец, запросам времени, которые она остро ощущает. 

Слушая ее записи, бывая на ее концертах, анализируя ее работы, особенно начиная со второй половины 1980-х гг., когда было очень много разговора в вокальной среде об интонированном пении, вдруг открываешь для себя, что среди певцов-народников, к которым принадлежит и сама Татьяна Юрьевна, она одна из первых, если не самая первая овладела этим способом пения. Дело не в новизне, как таковой, а в том, что интонация раскрывает смысл каждого слова. Но для этого необходим, кроме вокальных данных, еще и соответствующий уровень актерского мастерства. Им певица владеет блестяще, пройдя курсы сценического искусства еще в Свердловске (ныне Екатеринбург), учась в студии Уральского русского народного хора. 

Но и этого недостаточно для выявления самой сути искусства Татьяны Петровой, которое в значительной степени определяет ее мировоззрение, ее вера. Что человек исповедует, то он и поет. Она первая среди народников, наполнила свое искусство состраданием к героям своих песен, искренним, сердечным переживанием и болью за них, пропуская через себя их жизнь. Так родилась главная тема искусства певицы – тема судьбы. Даже в вокализе «Ожидание» Ю. Клепалова, где нет ни единого слова, звучит отчетливо и даже исповедально тема человеческой судьбы.

Исповедальность – это еще одно новое качество, которым обогатила вокальное искусство Татьяна Петрова. Я сознательно не разбираю подробно работы певицы, чтобы не повторять те выводы, к которым приходила, анализируя в прежних своих публикациях созданные ею образы. Постигая своеобразие, выявляя отличительные особенности творчества Татьяны Юрьевны, раскрывая одухотворенную природу ее искусства, его принципиальную новизну, сегодня начинаешь понимать, что именно ею создано, по сути, новое направление в исполнительском искусстве, его культуре. И характерная, главная черта этого направления – его духовное начало, проповедь христианских добродетелей. Именно оно, исполненное любви, сострадания, исповедальности и веры, и определяет его отличительную особенность. В одном из интервью певица заметила, что творчество вокалиста – это, прежде всего, «исповедь и проповедь». Очень точное определение, раскрывающее самую сущность не только вокального искусства, но и вообще русской культуры в целом, стержневой основой которой и является исповедальность и проповедь духовно-нравственных идей. В этом смысле, искусство Татьяны Юрьевны развивается в присущих нашей культуре устоях, принципах и традициях, которые формировались в ней веками. 

В связи с этим невольно вспоминаешь замечательного русского художника Михаила Васильевича Нестерова, создавшего новое направление в русской религиозной живописи. В отличие от своих предшественников и современников – мастеров религиозной живописи, избиравших сюжеты для картин и даже целых циклов из Священного Писания, Нестеров обращается к евангельской теме только в произведениях, создаваемых им для Церкви. Он пишет иконы, расписывает стены храма. И в зависимости от того, кому посвящен данный храм, он выбирает сюжеты из Евангелия. 

Вместе с тем и в «Страннике», и в цикле картин, посвященных Преподобному Сергию Радонежскому, и в «Лисичке», и в росписи трапезной Покровского собора в Марфо-Мариинской обители, и в «Святой Руси», и в «Страстной седмице» и многих других произведениях, Нестеров создает сочиненные им композиции, в которых раскрывает смысл духовного бытия монашествующих, показывает, что значит путь ко Христу, передает свои ощущения времени, наполняя создаваемые им произведения евангельскими идеями, христианскими ценностями, верой в духовное возрождение русского народа, его преображение. Своему «духовно оскудевшему обществу» он предлагает путь к спасению, отвечая тем самым главным запросам времени.

Как перекликается духовная направленность религиозной живописи Михаила Нестерова с исполненным религиозных чувств вокальным искусством Татьяны Петровой? Сердцем она творит образы, наполненные не только любовью, жертвенностью, но и призывом к покаянию, терпению и смирению. Есть в репертуаре певицы и такие песни, которые в ее исполнении звучат, как молитва. И заполненный до отказа зал слышит и с благодарностью воспринимает этот молитвенный образ, что сокровенно хранится в генетической памяти народа. И потому после каждой песни зал гремит не просто бурными аплодисментами, но овацией, выражая свою солидарность с тем, про что она говорит своими песнями.

Еще сравнительно недавно многие мои коллеги критически воспринимали творчество И.С. Глазунова. Сегодня пересматриваешь отношение к нему. Поднимая русскую национальную тему, воспевая вековые деяния наших предков, художник своим искусством способствовал так или иначе пробуждению исторической памяти народа. Но сегодня запросы времени, опираясь на этот пласт, диктуют необходимость пробуждения иного – памяти духовной. Об этом в своих произведениях говорил и верил Михаил Нестеров. Об этом вдохновенно, исповедально и одухотворенно поет и Татьяна Петрова.

М. Воропаева, кандидат искусствоведения, лауреат премии «Имперская культура» 

Комментарии закрыты