Проповедь священномученика Фаддея (Успенского)

Прошло сорок дней от Воскресения Христова, в течение которых Его ученики переживали несравненную радость сладостных бесед со Христом воскресшим. Какая из земных радостей может сравниться с той, когда апостолы живым узрели возлюбленного своего Божественного Учителя, Которого, как думалось им, лишились на веки, Которого между тем любили всем сердцем, в общении с Которым полагали всю радость своей жизни? И вот видят они, что среди беседы с ними Господь начинает подниматься от земли, светлое облако скрывает Его от их взоров, небеса принимают в сокровенные недра свои.

Долго смотрят ученики на небо, вперив взоры туда, где скрылся Христос, удивляются происходящему, удивление смешивается с щемящей сердце скорбью. Ведь они снова разлучаются с Господом, Которого с такой радостью увидели воскресшим из гроба, похищенным из-под власти страшной смерти. Скорбь тем более сильная должна была охватить сердца учеников, чем более они Его любили, ибо они уже давно ради Него оставили все в мире. Эта скорбь была в них равносильной скорби по умершим. Долго, объятые недоумением и скорбью, смотрели ученики Христовы на небо, скрывшее в себе, как в гробе, всю радость их жизни. И казалось, ничем нельзя было прогнать эту скорбь вечного разлучения с Господом. Между тем мы видим, что еще на горе Елеонской скорбь учеников Христовых превратилась в великую радость (Лк. 24:52), которая не оставляла их и в последующие дни, так что они пребывали всегда в храме, прославляя и благословляя Бога (Лк. 24:53).

Что же было причиной такой удивительной перемены? Ближайшим образом – явление ангелов, которые сказали апостолам: мужи Галилейские! Что вы стоите и смотрите на небо? Сей Иисус, вознесшийся от вас на небо, приидет таким же образом, как вы видели Его восходящим на небо (Деян. 1:11).

Разве недостаточно было для радости ученикам Христовым ангельского уверения, что Господь снова придет к ним? Пусть придется ждать, но ведь сердца будет наполнять ожидание радостное, опирающееся на слова Самого Христа. Ведь и Сам Он говорил: Приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я (Ин. 14:3). Пycть этo бyдeт ещe не скopo, но любовь апостолов разве не готова была терпеть многие годы, если уже в сердца их вселилась непоколебимая вера в то, что опять можно будет пребывать с возлюбленным Господом? Притом же переживаемое теперь не то, что переживалось при смерти Господа. Тогда ученики лишались Господа безвозвратно, ибо, судя по-человечески, как можно было увидеть живым Того, Чье бездыханное тело скрыла могила? Теперь разлучение не с умершим, а живым, обещающим прийти снова. Тогда скрывала могила, похищала смерть, теперь скрывает небо и не похищает, а лишь отверзается для Того, Кто возвращается к Отцу, от Которого исшел. Эти радостные мысли одна за другой входили в сердца учеников Христовых, вытесняя заполнившую было их скорбь.

Священномученик Фаддей (Успенский)

Священномученик Фаддей (Успенский)

Потом и еще иные мысли начинали усиливать их радость. Ведь Христос, еще отходя на смерть, говорил в прощальной Своей беседе, что пошлет вместо Себя иного Утешителя, подобного Ему Самому, чтобы пребывал с ними во веки (Ин. 14:16). Много радостного говорил Христос об этом Утешителе: Он напомнит апостолам все, что говорил Христос, поможет вместить то, чего не могли еще вместить они, пока с ними был Христос, даже будущее откроет им, чтобы рассеялись многие напрасные страхи человеческие (Ин. 14:26; 12–13). Чрез пришествие Утешителя ученики Христовы облекутся силой для дерзновенного свидетельства о Христе в мире, Его ненавидящем и гонящем. Сам Утешитель будет свидетельствовать о Христе вместе с ними и чрез них (Лк. 24:49; Ин. 15:18–27).

Чрез Утешителя Духа и Сам Христос будет пребывать с учениками Своими, не оставит их сирыми (Ин. 14:16–18). Ученики, разлучаясь с Господом, переживают скорбь, но эта скорбь их обратится в радость, как для женщины муки рождения обращаются в радость о рожденном младенце своем, и она забывает бывшие муки; так после печалей разлучения возродится в учениках радость живого духовного общения со Христом, и этой радости не отнимут у них никакие скорби в мире (Ин. 16:20–22). Радость их сделается совершенной, когда они, доселе ничего не просившие во имя Христово, увидят, что все, просимое ими во имя Христово, будет подаваемо (Ин. 16:23–26). Это ли не вечное радостное свидетельство того, что Христос жив, видит и слышит учеников Своих, пребывает с ними «неотступно», и хотя они более не будут видеть Его телесными очами, но очами веры будут видеть всегда, как потом и говорил апостол Петр, повторяя слова псалмопения: видел я перед собой Господа всегда, ибо Он одесную меня, дабы я не поколебался; оттого возрадовалось сердце мое, и возвеселился язык мой; даже и плоть моя упокоится на уповании; ибо Ты не оставишь души моей в аде и не дашь святому Твоему увидеть тление; Ты дал мне познать путь жизни; Ты исполнишь меня радостью пред лицом Твоим (Деян. 2:25–28; Пс. 15:8–11). И Христос, усиливая радость об Утешителе, добавляет, что ученики будут крещены Духом Святым уже через несколько дней после ceго (Деян. 1:5). Не должна ли была скорбь разлучения превратиться для них в радость ожидания скорого исполнения столь радостных обетований?

Однако и эта радость могла ослабевать в душах учеников Христовых от таких помышлений человеческих: пусть придет Христос, но когда? Не пройдут ли до Его пришествия времена и сроки (Деян. 1:7)? Не придет ли Он уже тогда, когда самих учеников не будет в живых, и они увидят Его уже в той жизни? Если радостно пришествие Утешителя, то не еще ли более радостно неразлучное пребывание со Христом на земле во веки, ибо об Утешителе ученики еще мало знали, в общении же со Христом пережили столько радостей? Как бы предупреждая подобные мысли, Христос еще до страданий Своих говорил ученикам: Истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам (Ин. 16, 7). Понять, почему лучше для учеников Христовых пришествие Утешителя, чем вечное пребывание с ними Христа на земле, им было особенно трудно. И Господь в прощальной беседе, сказав о том, не объяснял причины этого, потому что, объятые скорбью предстоящей разлуки, ученики, вероятно, не могли еще вместить (Ин. 16:6, 12). По Воскресении же Господь, вероятно, более объяснил и это, чтобы они могли объяснить и людям, сколько те могут вместить.

Не Христос не хотел пребывать с апостолами видимо во веки, а мир, ненавидящий Христа, не мог вместить пребывания в нем Христа. Мир, ненавидя Христа, мог снова и снова осуждать Его на смерть. Мир не мог долее видеть Христа по причине своей неправды, которую и должен был обличить Дух Святой, пришедший в мир (Ин. 16, 8–10).

Земля через грех человека стала жилищем тления, прилепив к себе сердце человека страстями, ею возбуждаемыми, а потому земля и все дела на ней должны некогда сгореть, стихии – растаять, разрушиться, чтобы явились новое небо и новая земля (2 Пет. 3:10–13), жилище праведных. Чтобы уничтожить грех, нужно было отрешить человека от тела, подвергающегося тлению, от самой земли, восприявшей печать тления. Вот почему Христос, новый Адам (1 Кор. 15:45), сделавшийся едино с человечеством, должен был претерпеть смерть без тления, истребить тление и с нетленным телом вознестись от земли на небо, истинное отечество человека, ввести человека в ближайшее общение с Источником жизни человека, Богом, каковое при жизни в страстной плоти не достигалось.
Сначала должен был оторваться от пристрастий земных дух человека, потому что в нем начало греха. Должно было возвыситься горе, к Богу, сердце. Когда же будет уничтожен грех, семя смерти, в духе, тогда и тело может стать нетленным и духовным, способным к обитанию на небе, где пребывает с прославленной плотью Христос, сидя одесную Отца, где уподобляются Ему святые Его. На небе через Свое вознесение приготовил Он место человеку. Говорил Он, что у Отца Его «обителей много» и что «лучше» Ему пойти и приготовить там место верующим и любящим Его, чтобы и они были там, где Он (Ин. 14:2–3; 16:7).

Для отрешения человека от страстей земных и введения в горние обители претерпел Христос смерть, воскрес и вознесся на небо. По вознесении же Его дело спасения человека продолжает совершать Дух Святый, посланный Им в мир, очищающий от греха, дарующий жизнь духовную человеку. Пребывая сначала с людьми во плоти, чтобы ввести их в общение с Богом, начальное, видимое, Христос по воскресении является ученикам лишь по временам, и в теле, уже одухотворенном, как бы устраивая переход от видимого общения к духовному. По вознесении же Он вводит людей в духовное общение с Собой во Святом Духе, «еже о нас исполнив смотрение и яже на земли соединив небесным».

Вот тайна радости святых апостолов после вознесения Господа, причина, по которой скорбь разлучения с Господом превратилась в великую радость вечного духовного общения с Ним в Святом Духе. Через веру эта радость входит в сердца всех любящих Христа, как вошла в сердца апостолов…

Тверь, 16 мая 1930 г.
Священномученик Фаддей (Успенский)

Публикуется в сокращении

Комментарии закрыты