Новые мученики и древние мученики не отличаются друг от друга решительно ничем. Тот же подвиг за Христа, то же показание своей верности и веры. Человек называется мучеником не тогда, когда он пострадал от насильственной смерти, а при условии, что государство стремится уничтожить Церковь. В этом случае появляются мученики.

Древние мученики и новомученики

Само слово «новомученики» появилось, когда греческие православные противостояли турецкому господству, оно же возникло в России в XX в., когда государство отрицало Церковь и значение веры. Конечно, проблема восприятия мучеников в древней Церкви была точно такая же, как сейчас. Когда мы смотрим с близкого расстояния, то нам не очень понятны переживания человека страдающего, где грань между верностью Христу и отпадениями от Христа. Потом проходит время, тысячелетие, и все кажется ясным. Конечно, перед Церковью в XX в. возникла огромная проблема: кого считать мучениками, как различить подвиг за Христа пострадавшего человека от вообще человека пострадавшего. При всех выяснениях стало ясно, что мученики – это не те люди, которые нарушили заповеди, лжесвидетельствовали, подписывали показания против себя или других, не те, которые сотрудничали с органами власти, гонящими Церковь, не те, которые вели образ жизни, далекий от нравственного. Здесь есть большая разница между древним миром и нашим: в древнем мире человек мог жить грешной жизнью, потом прийти ко Христу, креститься и пострадать. А люди XX в. в большинстве своем крестились в детстве, знали закон Божий, всему были научены, и если при этом, в обстановке гонений, они вели образ жизни, далекий от христианского, то становится ясно, что они Христа не исповедовали хотя бы в силу внешних обстоятельств, – но были убиты, заключены в лагерь или иным образом погибли насильственной смертью. При рассмотрении подвига новомученичества очень важно, не нарушил ли человек заповеди Христовы, не был ли лжесвидетелем, осведомителем, не было ли отступления от Христа.

Священномученик Владимир (Богоявленский)

Митрополит Владимир (Богоявленский) представляет собой типичного русского пастыря и священника. Родившись в 1848 г., он застал еще дореформенное время, когда в семинарии царила так называемая бурса, то есть было больше элементов муштры, чем воспитания человека в религиозном духе. Обладая природным качеством миролюбия, он окончил духовную семинарию и академию, был рукоположен во епископа. И вот здесь он стал проявлять выдающиеся качества и способности, потому что не всякий епископ шел в то время на общественное делание, как владыка Владимир. В Самаре, например, когда там случилась эпидемия холеры и он не побоялся входить в бараки, служить молебны и обращаться к государственной власти для оказания помощи бедствующим. Будущий митрополит Киевский Владимир открывал столовые, занимался миссионерской и церковно-благотворительной деятельностью, не очень распространенной в XIX в.

Митрополит Владимир в Лужецком монастыре в 1908 году

Митрополит Владимир в Лужецком монастыре в 1908 году

Оказавшись потом на Кавказе и в Киеве, он столкнулся с явлением, с которым встречается народ и государство во всякую трагическую минуту, в период хаоса, распада, когда местные национальные интересы ставятся выше общецерковных, когда забывается, кто на самом деле освящает народное начало – Христос или государство. Благодаря реформам в стране начались быстрые перемены, и человеческое сознание не было к ним готово.

Конец ХIХ и начало ХХ в. стали для России временем переустройства хозяйственной и государственной жизни. Менялись сословные, правовые, земельные и хозяйственные отношения, и за несколько десятилетий столичные города оказались заполненными мастеровой молодежью. Приехав в города на заработки и для приобретения профессии, она оказалась в вертепе безнравственности и разврата. Столкнувшись с этой проблемой, митрополит Владимир стал организовывать миссию, обращенную к русскому населению для его просвещения и даже воцерковления. Он оказал содействие выдающемуся миссионеру, протоиерею Иоанну Восторгову.

Священномученик Владимир понимал, что воцерковление проходит очень сложно для человека, если тот обладает закоренелыми грехами и является рабом страстей. Поэтому митрополит Владимир стал бороться с пьянством, осознавая, что, пока человек не освободится от этой страсти, он будет плохим христианином, плохим семьянином и гражданином. Митрополит Владимир старался всячески, чтобы население Москвы, особенно рабочее, освободилось от этого порока, устраивал в Историческом музее лекции, сам в них участвовал, то есть был человеком, который тихо, мирно, упорно шел навстречу народу, вглубь народа, сам становился не только церковным администратором, но и простым пастырем. Читал лекции, служил молебны, не чуждался никакой малой или большой работы.

Митрополита Владимира ведут на казнь, клеймо иконы.jpg

Митрополита Владимира ведут на казнь, клеймо иконы.jpg

Оказавшись на Петербургской кафедре, митрополит Владимир столкнулся с некоторыми отрицательными явлениями, в частности, с влиянием Распутина на государственную жизнь страны. Многие с тревогой смотрели на это влияние. Сопереживая, митрополит решил высказаться по этому вопросу, в результате чего был переведен на место своего последнего служения – Киевскую кафедру.

Свидетельства о кончине
Поскольку смерть митрополита Владимира была первой среди новомучеников XX в., то ее обстоятельства достаточно открыты. Остались свидетельства, архивные записи, которые позволили осознать суть того дня, когда был убит митрополит Владимир, восстановить часы этой смерти, войти не только во внешнее описание, но через документы во внутреннюю суть этих событий, в сопереживание им, в их трагизм.

Изучением биографии митрополита Владимира и его последних часов жизни я занимался давно, еще в советское время, когда не было возможности его прославления. Это очень редкий и драматический образец того, когда мы можем восстановить внутренние, человеческие переживания, когда митрополит прощается со своими близкими, останавливается перед иконой и молится, когда он уже знает, на что идет. Он понимает, что умереть надо достойно, и его психическое и физическое существо остается тем же самым – он идет на страдания такой же тихий, скромный, замкнутый и молчаливый.

Рака с мощами митрополита Владимира (Богоявленского)

Рака с мощами митрополита Владимира (Богоявленского)

В 1980-х гг. еще остались в живых свидетели захвата Киево-Печерской Лавры большевиками. Их рассказы, архивные записи, свидетельства дали возможность воссоздать полную картину кончины митрополита Владимира. Он перед смертью спокойно попросил, чтобы ему дали помолиться, у него хватило воли и богоблагодатной наполненности для прощения своих убийц. Чтобы простить, надо любить, потому что прощение – это не просто слова. Прощение митрополита Владимира шло из глубины души, которое может быть только у человека любящего. Чтобы любить своих врагов и убийц, нужно обладать не просто добродетелью, нужно, чтобы Господь присутствовал и вместе с тобой их любил.

Невозможно написать житие мученика, если ты ему не сочувствуешь, не входишь в глубину его внутренних переживаний. Есть вещи сокровенные – сложно открыть сердце мученика и показать, что в нем было, надо быть деликатным и открывать его переживания через внешние описания. Если мы не вникаем в смерть мученика, в его страдания, если не плачем вместе с ним, то никогда не поймем, что такое крайние страдания, что значит стоять между выбором. Надо жить этим, чтобы понять, кто такие мученики.

Игумен Дамаскин (Орловский)

Игумен Дамаскин (Орловский)

Материал подготовлен Анной Котовой на основе интервью игумена Дамаскина (Орловского)

Комментарии закрыты