Каждое время знает своих святых. Незаметные миру подвижники есть всюду – их молитвой и держится мир. А являет Господь Свою Славу в Своих святых там, где люди способны принять этот дар. О трех греческих старцах, среди которых особое место занимает Паисий Святогорец, а также о том, как, по наставлениям старца Паисия, спасение и святость открываются людям XXI в., рассказывает митрополит Морфский Неофит (Масурас).

Воля Господня о тебе

Один из самых благословенных моментов моей жизни случился в 1980 г., когда я, еще 18-летний юноша, студент юридического факультета, поехал в Грецию с Кипра. Поскольку в семье меня воспитали в православной традиции, я старался найти духовных отцов, которые могли бы направить меня на верный путь: как молиться, как прощать, в чем смысл жизни и смерти. Внутри меня была глубокая боль, связанная с гибелью моего брата во время турецкого вторжения на Кипр в 1974 г.

Сначала я поехал и познакомился со старцем Порфирием Кавсокаливитом, который жил за Афинами, в Оропосе. Он мне заповедал заботу о ближнем. «Надо заботиться не только о спасении собственной души и спасении наших родных, – говорил он, – но и любых ближних!» Этот человек Божий меня полюбил и сказал, что мне, однако, лучше иметь духовным отцом известного в Греции старца Иакова.

Геронда Иаков Цаликис – человек Божий, приехавший беженцем с берегов Малой Азии на Эвбею. Он стал монахом в монастыре преподобного Давида на Северной Эвбее, и там Господь наделил его великими дарованиями, особенно даром исцелять больных с помощью молитвы, говорить со святым своего монастыря преподобным Давидом, лицом к лицу, как будто он говорил со своим другом. Господь удостоил меня радости много раз наблюдать чудесные события, происходившие со старцем Иаковом.

Преподобный Иаков Цаликис

Преподобный Иаков Цаликис

Я хотел отправиться подвизаться на Афон, однако старец Иаков сказал: «Нет, ты поедешь на Кипр, потому что будешь там епископом». Это было первым моим послушанием, мне пришлось отказаться от того, что я хочу. Правда, я все-таки поехал к старцу Паисию на Афон и посоветовался: «Как же так, меня старец Иаков посылает на Кипр, а я не хочу…» А он говорит: «Нет, старец Иаков прав. Ты должен ехать на Кипр, потому что такова воля Господня о тебе. Там ты откроешь монастыри – мужские и женские».

Старец Паисий сказал мне также, что я должен окончить именно юридический факультет. «Потом, – говорит, – два года подожди, молись – и получишь в своем сердце ответ, куда именно тебе нужно поехать и с кем жить».

Смирение – начало покаяния

И действительно, через два года я услышал в своем сердце ответ: «Ты должен ехать на Кипр в город Ларнаку к отцу Симеону». Я послушался и поехал.

Отец Симеон был иконописцем. Он видел человека насквозь. Господь послал меня к старцу, который был полной моей противоположностью. Мой духовник терпеливо выжидал и не делал мне замечаний и только спустя четыре года впервые сказал об одном моем недостатке. Дело в том, что у меня резкий и гневливый характер…

Однажды, например, когда старец Симеон чуть-чуть строже обычного попытался со мной поговорить, я обиделся и четыре дня с ним вообще не разговаривал. И знаете, почему я с ним заговорил? Потому что на четвертый день меня посетил сатана. Благодать меня покинула, и я оказался в лапах демона. Я чувствовал себя мурашкой и ощущал полную свою беспомощность, не только духовно, но и физически. В этот день мы праздновали память святого Спиридона, архиерея Кипрского. «Святой Спиридоне, сохрани меня, как ты хранил своих овец», – молился я ему. Он был пастухом, и я принял решение смириться подобно овце. Это было очень важное решение для всей моей жизни. Я ощутил: смирение перед своим старцем – это начало покаяния.

Послушание старцу и смирение перед ним защищают от сатаны. Сердце освобождается от желаний, разум от мыслей, и тогда ты вдруг понимаешь, что тебе нравится видеть свои недостатки! Не преимущества и хорошие черты, которые, может быть, у тебя и есть, а именно недостатки!

Святой старец Паисий Святогорец

Святой старец Паисий Святогорец

То, что мы видим в себе, умаляется в нас. Если видим в себе нечто хорошее, то, чтобы не возгордились, лишаемся своих положительных качеств. Это начало искушений вопреки молитве Господней «…и не введи нас во искушение, но избави нас от лукавого». Святой Исаак Сирский говорил: «Хвалящийся монах предает себя в руки диавола». Если мы себя хвалим, то что делаем? Предаем самих себя на посрамление. Поэтому очень важно каяться, открывать свои грехи духовнику и так смиряться.

Истинное покаяние познается нами только в том случае, если мы начинаем свой путь со смиренного послушания своему старцу. Именно так открывается дверь покаяния. А тогда ты уже можешь получать от Господа подарки.

Как нам надлежит сегодня спасаться?

Таким подарком для меня было общение со старцем Паисием. Старец с первой же нашей встречи определил всю мою жизнь, он сказал мне о епископском служении на Кипре и о строительстве монастырей. Я слушал его в недоумении, потому что тогда, 18-летним юношей, еще не решил стать монахом, учился на юриста и даже вообразить себе не мог, что смогу начать сложное и благословенное дело строительства монастырей.
Помню, как старец Паисий вывел меня из своей кельи и начертил на земле квадрат, а в нем показал: здесь ты должен построить церковь монастыря, здесь архондарик, гостиницу, здесь место для исповеди, церковную и книжную лавку, чтобы сюда могли заходить все, и мужчины и женщины. Нарисовал второй двор с кельями монахов или монахинь, мастерские и все остальное, что касается личной жизни братии. Он сказал, что этот двор должен быть недоступен паломникам, которых в будущем станет очень много. Люди захотят найти утешение и смысл жизни в монастырях, а ты, говорил он мне, будешь призван служить этому страдающему народу на твоей родине, на Кипре.

Геронда Иаков Цаликис

Геронда Иаков Цаликис

Старец Паисий говорил мне, что люди XXI в. будут спасаться и даже приобретать святость за три послушания. Когда будешь епископом, – внушал он мне, еще совсем молодому, – постоянно напоминай людям о трех вещах, которыми им в нынешнее время надлежит спасаться: во-первых, хранить свою православную веру и главное – передавать ее другим, прежде всего своим детям и внукам; во-вторых, необходимо неопустительное ежедневное покаяние; и в-третьих, регулярное участие в Таинствах Церкви.

Старец Порфирий Кавсокаливит в последние годы жизни

Старец Порфирий Кавсокаливит в последние годы жизни

Через несколько лет я поехал на Кипр и действительно стал монахом. В 1994 г. вместе со старцем Симеоном мы построили монастырь в Черногории, и эта обитель имеет два двора, как тогда определил старец Паисий. В 1998 г. я стал епископом – это мне предсказал не только старец Паисий, но и старец Иаков Эвбейский. Когда я был диаконом рядом с ним, он сказал мне: «Ты не только диаконом, но и священником должен стать. И ты им станешь, станешь и епископом, и будешь выполнять святую миссию, поэтому должен следить за собой вдвойне».
Когда меня рукоположили во епископа, я посетил старца Иакова, и мы построили по архитектурному плану, который начертал мне старец Паисий, второй монастырь – женский (первый был мужским).

Во время первой нашей встречи со старцем Паисием меня поразило, что он рассказал и о том, как именно я умру. Он хотел предуведомить меня, чтобы я оказался готовым к такому призыву.

Духовные базы, или Как старец Паисий танцевал

Эти люди Божии – старец Порфирий, старец Иаков, старец Паисий – были тремя величайшими святыми греческого мира. Известны не только они, но и многие другие греческие святые, но эти трое выделяются. Старец Паисий постоянно нам напоминал, что с человечеством будут происходить великие вещи, которые определят свободу и веру многих народов. Он предсказал освобождение Кипра, которого мы все с нетерпением ждем.

Преподобный Порфирий Кавсокаливит

Преподобный Порфирий Кавсокаливит

Когда я однажды сказал старцу Паисию, что мы со старцем Симеоном готовимся к строительству маленького монастыря возле Ларнаки, посвященного святому Георгию, он так обрадовался, что усадил меня на деревянный пенек в центре своей «гостиной» на открытом воздухе, а сам прошелся три круга танцем вокруг меня. При этом он хлопал меня по спине, приговаривая: «Браво! Молодец, диакон! Что же ты переживешь в своей жизни, что же увидят эти глаза, диакон!» Я спросил его: «И что же увидят эти глаза?» Старец что-то знал и был очень обрадован, но не хотел мне говорить. Позднее он мне сказал: «Проблема у вас на Кипре не политическая, а духовная, и те монастыри, которые вы сейчас строите, или те старые монастыри, которые открываете, станут духовными базами, и эти базы заменят базы врага». Эти слова он повторил многим киприотам, и мы храним их как драгоценный подарок, пытаемся строить базы духовные, чтобы у нашей родины было лучшее будущее.

Известно же, что и будущее России во многом определило основание Преподобным Сергием Радонежским Свято-Троицкой Сергиевой Лавры. Один интересный случай произошел со старцем Иаковом Эвбейским. Было Рождество, мы служили, а после службы немного поспали. Проснувшись рано утром, поехали в лес с одним моим другом. В лесу было много платанов, и у них опали листья. Вдруг в глубине леса мы услышали пение и увидели старца в очень трогательной молитвенной позе – на коленях, в большом дупле одного из платанов. Он пел стихиру «Христос рождается…». Когда он закончил пение, мы стали свидетелями удивительного события, очень похожего на то, что изображено на одной фреске, которую я видел в Троице-Сергиевой Лавре. Дерево, на котором не было листьев, так как была зима, заполнилось птицами. Причем птицы сели только на тот платан, в дупле которого пел старец. Это было очень трогательно – увидеть птиц, которые прилетели, чтобы воспеть новорожденного Младенца, воплощенное Слово, вместе с человеком Божиим.

Старец закончил молиться, встал и говорит: «Я пришел сюда спеть, чтобы услышали и звери, и птицы, и ручейки… Вся Вселенная прославляет Того, Кто спас мир».

Комментарии закрыты