Великому государственному деятелю, прославленному полководцу, защитнику Отечества, поборнику Православия, святому благоверному князю Александру Невскому посвящена статья православного публициста и иконописца Виктора Александровича Саулкина.

В 2008 г. на телеканале «Россия» был запущен проект «Имя России. Исторический выбор 2008». Телезрители из имен великих русских людей – государственных деятелей, ученых, писателей, композиторов и художников – должны были выбрать имя человека, который, по их мнению, может олицетворять Россию, являться воплощением лучших качеств русского человека. Зная, какой вклад внесли русские гении в мировую культуру и науку, какие великие полководцы на протяжении 1000 лет в кровопролитных битвах и сражениях громили врагов, защищая Россию от нашествий с Запада и Востока, ясно было, что задача выбрать имя – символ России весьма непростая. Миллионы телезрителей более полугода выбирали из известных государственных деятелей, полководцев, писателей, композиторов, ученых человека, который мог бы стать символом России, олицетворять ее историю и судьбу. Нелегко было сделать выбор, назвать одно из великих имен, выбрать человека, который должен стать символом тысячелетней Русской истории, олицетворением русской культуры, русских побед и великих достижений. Именем России русские люди назвали святого благоверного князя Александра Невского.

Князь Александр Ярославич возвращается из Новгорода в Переславль. Миниатюра XVI в.

Князь Александр Ярославич возвращается из Новгорода в Переславль. Миниатюра XVI в.

В ХХI веке символом России назвали не великого правителя, возглавлявшего страну в годы расцвета и могущества государства Российского, но русского князя, который жил и совершал свои подвиги в далеком ХIII столетии, в годы, когда разоренная монголо-татарским нашествием Русь оказалась под властью иноплеменников, вынуждена была платить дань хану Золотой Орды. Но именно в это трагическое время молодым князем Александром Невским были заложены духовные основы будущего величия державы, которая раскинулась на 1/6 часть света, и славного будущего великого русского народа, сумевшего объединить в своем государстве 190 различных народов и этносов, сохранив за 1000 лет истории даже самые малые народности и племена, упомянутые еще в «Повести временных лет» Нестором Летописцем.

Однако в Росси существует определенная часть общества, которая в отличие от всего народа испытывает искреннее чувство ненависти к Александру Невскому. Интересно, что российские либералы-западники ненавидят Александра Невского именно за то, за что его любит народ. Они считают святого князя «основателем самодержавия, тоталитарного полицейского государства», обвиняют его в разрыве отношений с «цивилизованным Западом», утверждают, что с тех пор (с ХIII века!) в России процветает ксенофобия и недоверие к Европе. А общенародная любовь к Александру Невскому, по их мнению, – следствие «идеологического мифа», и культ почитания князя насильно навязали народу царь Иоанн Грозный, император Петр I и Сталин. Александра Ярославича обвиняют в том, что он, «руководствуясь жаждой власти», подчинил Русь Золотой Орде и тем самым оторвал от Европы. С тех пор якобы и разошлись пути России и «всего цивилизованного человечества».

В последние десятилетия против России ведется масштабная информационно-психологическая война. И одним из главных направлений этой войны является попытка исказить и оклеветать Русскую историю. Можно услышать, что Куликовской битвы на самом деле не было, а битву на Чудском озере пытаются представить мелкой пограничной стычкой. Один известный своими скандальными публикациями о Великой Отечественной войне либеральный историк договорился до того, что молодой новгородский князь, оказывается, с целью грабежа вероломно напал на мирный караван шведских купцов, которые прибыли на Неву для торговли.

Портрет святого князя Александра в «Царском Титулярнике», 1672 г.

Портрет святого князя Александра в «Царском Титулярнике», 1672 г.

Чтобы уничтожить народ, нужно осквернить его святыни, разрушить архетипы народного сознания, постараться лишить его исторической памяти, осмеять и развенчать святых и героев. Стараясь сокрушить основы, на которых держится самоощущение русских людей, выбирают имена и события, формирующие неповторимую личность народа. Если утверждают, что святой Русской Православной Церкви, символ русской государственности, один из великих русских полководцев, образ русской ратной доблести, мужества и благородства – всего лишь «идеологический миф», то тем самым болезненный удар наносится в само сердце народа.

Битва за русскую историю – битва за будущее России. Поэтому, чтобы не прервать священную связь поколений, нам необходимо хранить историческую память.

То, что у российских либералов к Александру Невскому отношение прямо противоположно отношению большинства нашего народа, неудивительно: для них великий князь воплощает историческое Российское государство, которое они искренне ненавидят в любой его форме – будь то Московское царство, Российская империя, Советский Союз или же нынешняя Россия. Российский либерал, по точному наблюдению Федора Михайловича Достоевского, от либералов в других странах отличается тем, что ненавидит свою мать – Россию. Поэтому на российских либералов имя святого благоверного князя Александра Невского действует, как благоухание ладана на бесов. Александр Невский, по их словам, «прислужник Орды», «коллаборант», предавший Русь татарам, «святой палач Руси», заложивший основы будущего тоталитарного сознания русского народа. Либералы, исходя из собственного жизненного опыта и собственной мелкой души, видят в поступках князя Александра лишь жажду власти и корысть. Но главное обвинение – «деспот, уничтоживший на Руси демократические начала», «основатель полицейского государства» и «так называемой российской державности».

Памятник великому князю Александру Невскому в Александрове

Памятник великому князю Александру Невскому в Александрове

Как вопли бесноватых свидетельствуют о том, что их обжигает благодать святыни, так вопли и проклятия либералов свидетельствуют о подлинном значении князя Александра Невского для истории нашего Отечества.

Святого благоверного князя Александра Невского действительно можно назвать родоначальником российской имперской державности. Его младший сын, святой Даниил, становится основателем династии московских государей. Правнук Даниила, святой благоверный князь Димитрий Донской, побеждает Орду на поле Куликовом. Государь Иоанн Васильевич III Великий собирает русские княжества в единое Русское государство. Внук Иоанна Великого, государь Иоанн Васильевич IV Грозный, начинает свое царствование с прославления Александра Невского. Грозный царь поднимает святой лабарум Константина Великого, выпавший из рук императоров Восточного Рима, павшего под одновременным натиском врагов с Запада и Востока.

Святой благоверный князь Александр Невский не позволил размолоть Русь между страшными жерновами латинского Запада и языческого Востока. Александр Ярославич, продолжая дело святых благоверных князей Владимира Мономаха и Андрея Боголюбского, заложил духовный фундамент русской государственности, на котором была создана великая держава. Следуя заветам святого князя, русские государи раздвинули пределы Русской державы на 1/6 часть света, Москва стала Третьим Римом.

И главный завет святого князя, самое важное для народа – сохранить свою душу, сохранить чистоту веры. Враг, посягнувший на веру народа, убивает его душу, и такой народ прекращает свое историческое существование, погибая или растворяясь среди более сильных племен. Народу, сохранившему чистоту веры, Господь дарует победу над любым врагом.

Известный русский ученый и мыслитель Владимир Иванович Вернадский в своей работе «Два подвига Александра Невского» писал: «Два подвига Александра Невского – подвиг брани на Западе и подвиг смирения на Востоке – имели одну цель: сохранение Православия как нравственно-политической силы русского народа. Цель эта была достигнута: возрастание Русского Православного царства совершилось на почве, уготованной Александром. Племя Александра построило Московскую державу».

Вернадский подчеркивает, что, как и отец Ярослав Всеволодович, Александр Невский, как сказано в «Сказании о чудесах святого благоверного князя Александра», «шедъ во Орду и тамо положи живот свой за благочестие и за вся своя люди». Готовность «положить живот за благочестие», «избавы ради христианские», по мнению Вернадского, говорит не только о стойкости князя в православной вере, готовности отдать жизнь, чтобы существовала на Русской земле Православная Церковь, но и о «готовности властителя без боязни и без колебаний принять в борьбе с врагом смерть и мученический венец, променяв «временное царствие» на вечное». В ХIII веке союз Александра Невского и святителя Кирилла заложил духовные основы будущего православного Русского царства: союз «священства» и «царства» стал нерушимым и, пройдя проверку временем, возродился в конце XV–XVI веков в доктрине преподобного Иосифа Волоцкого. «Православное царство стоит на благочестии и на силе воинской». Не менее важно это и для наших дней. Неслучайно в современной России из всех государственных институтов самое большое доверие народ испытывает к Русской Православной Церкви и армии.

Виктор Александрович Саулкин

Виктор Александрович Саулкин

Клевету на святого благоверного князя Александра Ярославича можно опровергать по пунктам. «Культ Александра Невского» нашему народу не навязали ни царь Иоанн Грозный, ни император Петр I, ни Сталин. Народное почитание князя началось сразу же после его кончины. Святой митрополит Кирилл, совершая богослужение в Успенском соборе Владимира, увидел рядом с собой в алтаре благоверного князя, озаренного небесным светом. Владыка не мог знать, что в это время в Городце, возвращаясь из Орды, преставился ко Господу благоверный князь Александр. Преставился могучий князь-витязь всего на 43-м году жизни. Но митрополит Кирилл, понимая, что означает это видение, вышел на солею и произнес: «Зашло солнце земли Русской. Чадца моя милая, сегодня благоверный князь Александр преставился». Так что почитание князя на Руси началось задолго до Сталина.

И хотя не пришлось благоверному князю при жизни сразиться с монголо-татарскими завоевателями, но, когда его потомок князь Димитрий поведет русские полки на Дон, во Владимире, в храме, где почивали мощи святого, церковный служитель ночью сподобится чудесного видения. Пономарь увидел, как святой князь Александр восстал из гробницы, чтобы помочь своему сроднику Димитрию в битве с агарянами. А на груди святого благоверного князя Димитрия Донского в этой битве будет поверх доспехов одет наперсный крест его пращура – святого Александра Невского.

Либералы обвиняют князя Александра Невского в том, что он заставил вольных новгородцев платить дань Орде, жестоко подавив вспыхнувший мятеж.

Александр Ярославич, по свидетельству летописцев, часто бывал «милостив паче меры», но в этот раз князь не помиловал мятежников. И не только потому, что в противостояние с отцом мятежники втянули его старшего сына – молодого и горячего Василия. Князь Александр ясно представлял, что ожидало Новгород, если бы правитель Золотой Орды послал бы войско усмирять непокорный город. Господин Великий Новгород неминуемо постигла бы судьба Владимира и Киева, Чернигова и Галича, Кракова и Сандомира, Буды и Пешта. Осаждать и брать приступом города монголы умели. А во время похода на Новгород татары снова разорили и опустошили бы все русские земли, лежащие у них на пути. Новгородцы были гордыми, смелыми и вольнолюбивыми людьми. Но Новгород был тесно связан с ганзейскими городами, торговали новгородцы с восточными и западными странами. И слишком силен был в богатом городе торговый, купеческий дух расчетливого себялюбия, поиска выгоды и прибыли. Напомним, что после славной победы на Неве «золотые пояса» прогнали молодого Александра Ярославича, не желая войны с тевтонами, – война могла помешать торговле с ганзейскими городами. Точно так же после победы в 1235 г. отца Александра, князя Ярослава Всеволодовича, разгромившего германских рыцарей в битве на реке Омовже, новгородцы и псковичи отказались идти вместе с княжескими полками в поход на Ливонию. Ярослав Всеволодович после взятия рыцарями Юрьева ясно увидел, какую угрозу представляют тевтоны для Русской земли. Но его поход «золотые пояса» сорвали, поставив свои торговые интересы выше общерусских. Вспомним, что Псков немцам сдали предатели во главе с боярином Твердилой, в Новгороде были такие же предатели – сторонники боярина Бориса Негоевича, который бежал от гнева князя Ярослава Всеволодовича в Ливонию. И лишь когда германцы захватили Псков и грабили купеческие обозы в окрестностях Новгорода, «золотые пояса» стали молить князя Александра Ярославича вернуться и защитить город от врагов. Поведение «пятой колонны» в средневековом Новгороде очень напоминает поведение нынешней прозападной элиты в современном Российском государстве. Мы постоянно слышим от либералов о том, что необходимо любой ценой наладить отношения с «цивилизованным миром». Ради того, чтобы стать частью западной финансовой элиты, политики либерального лагеря готовы полностью сдать национальные интересы страны.

Князь Александр Ярославич, подавив мятеж, заставил новгородцев разделить вместе со всей землей тяжесть «ордынского выхода» – дани, которую Русь платила Золотой Орде. Потомкам святого Александра Невского, великим князьям Московским и государям придется еще не раз усмирять жителей вечевой боярской республики, заставляя в единстве со всей Русской землей и тяготы нести, и созидать, и творить славу великой державы.

Заявляя, что Русь почти без борьбы склонилась под власть Золотой Орды, помнят ли либералы о том, как и почему отец Невского, Ярослав Всеволодович, которому пришлось хоронить мертвых и отстраивать разоренные и сожженные города, вынужден был признать власть хана? Князю Ярославу было ясно, что у разоренных и обескровленных русских княжеств не было сил в то время сопротивляться многочисленным полчищам монголо-татар. Несмотря на то что Ярослав Всеволодович признал власть хана Золотой Орды, он все же был отравлен в Каракоруме. Как писал папский легат Плано Карпини, также находившийся в то время в Каракоруме, князя Ярослава отравили, «чтобы монголы могли окончательно овладеть землей русских». Неужели им неизвестно, что татаро-монголы, чтобы окончательно покорить Русь и подавить даже мысль о сопротивлении, и после Батыева погрома совершали опустошительные нашествия на русские земли? Счет лет в то страшное время велся «от Неврюевой рати», «от Тудуновой рати»… Александр Ярославич, побывав с отцом в Каракоруме, в далекой Монголии, на берегах Онона и Керулена, хорошо представлял силу империи, созданной Чингисханом. Огромной державы, которая простиралась от Желтого моря и Тихого океана на Востоке до Тигра и Евфрата на Западе и включала в себя десятки племен и народов. Взглянув на карту, можно себе представить соотношение сил: небольшие русские княжества на северо-востоке Европы и огромная империя монголов, занимавшая в то время почти всю Евразию. И князь Александр Невский, проявив мудрость и смирение перед волей Божией, сделал все, чтобы с трудом возрождавшаяся на Русской земле жизнь не погибла под копытами степных лошадей во время очередного нашествия неисчислимой ордынской конницы.

Несмотря на то что иго Золотой Орды принесло огромный вред Русской земле (ни о каком «симбиозе» Руси и Орды говорить не приходится), русские выстояли, закалились и создали Великую Православную империю – то самое якобы «полицейское государство», так ненавистное либералам. И мы с ними должны согласиться: действительно у истоков этого государства стоял святой благоверный князь Александр Ярославич Невский.

Кстати, либералы наряду с евразийцами упорно навязывают мысль, что Московская Русь является историческим продолжением Золотой Орды. Просто ханская ставка из Сарая перебралась в Москву, как они утверждают. Особенно популярна сегодня эта точка зрения на Украине у последователей Мазепы и Бандеры. Ну не желают они считать Россию наследницей Византийской империи. Вы думаете, что Москва – Третий Рим? Нет, говорят либералы, вы наследники азиатской и варварской Орды, нам это лучше известно. И мы, просвещенные, европейски образованные, бьемся, пытаемся вас, диких и неотесанных азиатов, втянуть в приличное «цивилизованное общество». Но тяжелое наследие векового деспотического режима, у истоков которого стоял Александр Невский, мешает им «осчастливить» Россию.

Конечно, Киевская Русь была органичной частью христианской Европы, и пребывание под властью Золотой Орды во многом разрушило это единство. Но ведь это единство было разрушено и до нашествия монголов. К ХIII веку уже произошло разделение Православной Церкви и латинского Рима. Был безжалостно разгромлен и разграблен западноевропейскими рыцарями Константинополь, создано Латинское королевство на землях Восточно-Римской империи. Разгром Константинополя поражает своей бессмысленной жестокостью к православным ромеям и теми страшными кощунствами, что совершали крестоносцы. На Руси хорошо знали, что творили латиняне в разгромленном Царьграде.

Конечно же, власть Золотой Орды во многом нарушила связи русских с западными христианами, оторвала Русь от Европы. Но никто не станет отрицать, что единство христианского мира было нарушено именно расколом Церквей. То есть для православных – отпадением западных христиан в латинскую ересь. Русь же всегда ощущала свое духовное родство с Восточно-Римской империей и мыслила свое историческое призвание как строительство и служение Православной империи, а не создание какой-то великой Евразии.

Виктор Саулкин

Справка
Виктор Александрович Саулкин, православный журналист, один из основателей радио «Радонеж», иконописец, член Императорского Православного Палестинского Общества

Комментарии закрыты