В день памяти великого государственного деятеля, прославленного полководца, защитника Отечества, поборника Православия, святого благоверного князя Александра Невского публикуем статью православного публициста и иконописца Виктора Александровича Саулкина.

Историки-либералы утверждают, что Запад Руси не угрожал, так как на это у западноевропейских государств не было сил. Но при этом обвиняют Александра Невского в том, что князь не принял помощи Запада в борьбе с монголами. Ставят в пример Даниила Галицкого, который принял из рук римского папы королевскую корону в обмен на обещание поднять в Крестовый поход на татар рыцарство всей Европы. Всем известно, что Даниил Галицкий, подняв восстание против монголов, обещанной Римом помощи так и не получил. «Но надо было пытаться бороться с врагом!» – с пафосом либеральные историки обличают в малодушии Александра Невского, полководца, прославленного ратной доблестью и мужеством. Святого благоверного князя в порыве негодования называют даже «Власовым XIII века» за то, что «пошел на службу к оккупантам».

Но разве христианский Запад стремился помочь русским христианам в борьбе с нашествием язычников? После разгрома русских княжеств монгольской конницей римский папа Григорий немедленно объявляет Крестовый поход против «русских еретиков», призывая участвовать рыцарей всех европейских стран, а папский легат Вильгельм Моденский усердно объезжал Германию, Данию, Норвегию и Швецию, поднимая «всех добрых христиан» в поход на русских. Папа благословил слияние Тевтонского ордена и ордена меченосцев. Ливонский орден, шведы с датчанами ударили на Русь почти одновременно. Можно ли считать удар такой мощной военной силы на Новгород и Псков, два русских города, уцелевших во время монголо-татарского нашествия, серьезной угрозой? Особенно если учитывать, что вся остальная Русская земля в это время лежала в пожарищах и руинах после Батыева погрома. В сражениях с монголами сложили головы многие русские князья со своими дружинами, погибли в битвах и при защите городов ополчения многих русских земель и княжеств. Русь в то время была ослаблена, как никогда. Это был самый настоящий подлый удар в спину от западных христиан, которых либералы желают представить «союзниками по антимонгольской коалиции».

Святой благоверный князь Александр Невский. Икона

Святой благоверный князь Александр Невский. Икона

Русских упрекают в том, что они склонились под властью ханов Золотой Орды. Но что было бы, если бы русские, ожидая помощи от Запада, который вовсе не собирался ее оказывать «русским еретикам», вступили бы в безнадежное противостояние с огромной монгольской империей? Конечно, обидно либералам-западникам, ведь все могло, оказывается, закончиться еще в XIII–XIV веках. Бились бы насмерть с татарами русские, не слушали бы «коллаборанта» Александра Ярославича и погибли бы героически. И не было бы никакого «тоталитарного полицейского государства». Археологи бы ездили сегодня на раскопки прекрасных древнерусских храмов, как ездят в Малую Азию на раскопки греческих храмов. Писали бы трактаты об исчезнувшей культуре и истории древних русичей. А местные жители пасли бы баранов, как турки в Малой Азии, и раздавались бы призывы муэдзина с минаретов мечетей. А так устоял один из улусов Золотой Орды, сохранив свою христианскую веру. Да не только не исчез с лица земли, но, разгромив Орду, создал свою державу, размахнувшуюся на 1/6 часть света.

В пример «малодушным» русским, которые признали власть Золотой Орды, либералы ставят гордых испанцев, которые вели реконкисту и постепенно, за 500 лет, все же отвоевали у мавров Иберийский полуостров. Да, испанцы мужественно отвоевывали Иберийский полуостров у арабов. Но напомним, что Рим благословлял и призывал рыцарей со всей Европы участвовать в борьбе христиан с маврами. И в это же время давал отпущение грехов всем храбрым рыцарям из европейских стран, если они отправятся воевать с «русскими еретиками». Неслучайно у Чосера английский рыцарь «ходил на Русских, на Литву». Испанцам же понадобилось пять столетий, чтобы отвоевать у мавров свои земли. Честь им и хвала.

Разрушение крепости Копорье. Миниатюра из летописи

Разрушение крепости Копорье. Миниатюра из летописи

Но заметим сторонникам «европейского выбора», что Куликовская битва была меньше чем через 150 лет после битвы на Сити. Прошло еще 100 лет, и после стояния на Угре бежал хан Ахмат, а еще через 72 года после Угры государь Иоанн Васильевич покорил осколки Золотой Орды: Казанское и Астраханское ханство. А вскоре Ермак Тимофеевич, разгромив Кучума, присоединил огромную Сибирь. А через 500 лет после Батыева нашествия шел 1738 г., и посмотреть на карту Российской империи в XVIII веке может каждый школьник. И сделать соответствующие выводы. Кстати, и захваченная шведами Прибалтика после побед государя императора Петра Алексеевича тоже входила в то время в состав Российской империи.

Могущественной и огромной державы, созданной русскими царями – потомками московского князя Даниила, младшего сына так ненавистного либералам Александра Невского.

Либералы вынуждены признать, что монгольский полководец Бурундай все же принудил князя Даниила, так и не дождавшегося помощи от Рима и европейских государей, подчиниться Орде и уничтожить укрепления своих крепостей. Но считают великим достижением то, что все же западнорусские земли, оказавшись в составе Великого княжества Литовского, на столетие раньше Северо-Восточной Руси перестали платить дань татарам. Да, возможно, на столетие раньше перестали платить дань Орде, но заплатили за это тем, что стали вскоре бесправными «схизматиками», «быдлом и пся кревом» в Речи Посполитой. Лишь те земли Киевской Руси, что отвоевали как свою «отчину и дедину» московские князья, остались русскими и сохранили православную веру. Владимир Леонидович Махнач подчеркивал, что из каменных домонгольских церквей на Руси остались лишь храмы Северо-Восточной Руси. На земле некогда процветающей и славной Галицко-Волынской Руси ни одного каменного домонгольского храма не осталось.

Кадр из фильма С. Эйзенштейна

Кадр из фильма С. Эйзенштейна

Германские рыцари в XIII веке покоряли Пруссию. В Новгороде был Прусский конец. Знали на Руси и то, как обращались тевтоны с покоренными ливами, эстами, латгалами. О жестокости крестоносцев не без похвальбы повествуют сами немецкие хроники. Поэтому на Руси особых иллюзий в отношении дружеских чувств западных христиан к «русским еретикам», в отличие от современных либералов, никто не испытывал.

Каждому историку, изучающему XIII век, ясно, что натиск на Северо-Западную Русь так называемых «европейских партнеров по антимонгольской коалиции» был методичным и настойчивым. Стоял за этим натиском и вдохновлял крестоносцев латинский Рим. Отразил нашествие врагов с запада, надолго отбив у латинян строить планы покорения Господина Великого Новгорода, молодой князь Александр Ярославич. В 19 лет князь разгромил на Неве шведов, а затем устроил Ледовое побоище. Заметим, именно «побоище». За это народ любил и почитал князя Александра Невского.

Умудряются российские либералы обвинить Александра Невского в том, что он вел себя агрессивно по отношению к «мирным европейцам». Мы упоминали о версии одного горе-историка, что на Неве князь Александр вероломно напал на караван шведских купцов, прибывших для мирной торговли. А Ледовое побоище, как утверждают либералы-западники, произошло после русской агрессии в земли Ливонии. Как будто этим историкам неизвестно, что перед тем, как князь Александр послал передовой отряд Домаша Твердиславича во владенья Ливонского ордена, рыцари-крестоносцы вероломно, не объявляя войну, захватили Изборск. Затем предатели из «немецкой партии» с боярином Твердилой открыли им ворота Пскова. Немецкие отряды грабили новгородские обозы уже у Луги и Тесова, разоряли новгородские владения, угоняя скот, убивая людей. Немецкий летописец хвастливо писал, что «вопль и плач стоял в русских пределах». Ливонцы построили на Новгородской земле свой замок Копорье, стремясь отрезать Новгород от выхода к Балтике. Так что это был не пограничный конфликт между соседями, а методичный натиск на Русь. Прежде чем разгромить врага на берегу пограничного Чудского озера, разделявшего владения ордена и русские земли, святому князю Александру пришлось брать штурмом Копорье, затем освобождать русские города Изборск и Псков. Кстати, Дерпт – это бывший русский Юрьев, основанный Ярославом Мудрым и захваченный крестоносцами.
Ряд либеральных историков пытается представить сражения Александра Невского со шведами и тевтонами всего лишь незначительными пограничными стычками. Якобы об этом свидетельствует небольшое количество новгородцев, павших в сражении на Неве. Но необходимо хорошо представлять численность средневековых армий, чтобы рассуждать о том, представляло ли войско шведов, пришедших в устья Невы, серьезную угрозу Новгороду. В то время дружина русского князя, как и подобного западноевропейского властителя, составляла обычно от нескольких десятков до нескольких сотен дружинников В случае войны собиралось городское ополчение, которое в зависимости от величины города могло составлять от нескольких сотен до двух–трех тысяч воинов. На Руси созывали и земское ополчение. В отличие от Западной Европы русские крестьяне больше напоминали скандинавских бондов или английских йоменов, оружием владели и были довольно серьезной боевой силой.

Даже если шведов было, скажем, две–три тысячи профессиональных бойцов, то угроза Биргера «я в твоей земле. Пришел пленить твою землю. Если можешь – сопротивляйся» вовсе не была пустым бахвальством. И то, что юный князь Александр бросился на шведов только со своей дружиной (явно немногочисленной) и небольшим отрядом новгородцев, не дожидаясь сбора ополчения, способствовало внезапности удара, полному разгрому шведов и небольшим потерям русских. Потому и орденом Александра Невского в Великую Отечественную войну награждали командиров за блестяще проведенные операции, в которых малыми силами с небольшими потерями наносили поражение врагу.

Виктор Александрович Саулкин

Виктор Александрович Саулкин

Достаточно почитать русские летописи и западноевропейские хроники, чтобы понять численность сражавшихся и уровень потерь. Счет обычно шел на десятки, редко на сотни убитых. Тысячи погибали лишь в самых крупных сражениях. Необходимо отметить еще одну ошибку, которая встречается в описании Невской битвы. В исторической литературе часто пишут о том, что русские дружины чуть ли не на рассвете ударили по сонному лагерю и рубили растерянных шведов, из которых многие не успели надеть доспехи, в спешке хватались за оружие, отбиваясь от натиска новгородцев. Но 11 часов утра, когда, согласно летописи, началось сражение, – далеко не ранее утро. Шведский лагерь не мог в это время спать. Викинги на боевых кораблях в считанные мгновения облачались в доспехи и брали в руки оружие. Шведские и норвежские рыцари немногим должны были отличаться в этой воинской сноровке от своих дедов. Да и панике испытанные бойцы, посвятившие всю жизнь войне, не склонны были поддаваться. Но внезапный и стремительный удар русских дружин по шведскому стану не позволил ярлу Ульфу Фаси и Биргеру Фольконунгу вывести и построить свою рать. На боевой строй укрытых большими щитами пеших кнехтов-копьеносцев, прикрытых лучниками и стрелками из арбалетов, на боевой строй готовой к встречному удару рыцарской конницы значительно уступающая шведам в численности небольшая дружина Александра Невского не смогла бы напасть. Александр Ярославич внезапным ударом на вражеский стан не позволил Биргеру развернуть и построить свои полки в поле, не дал шведам использовать свое значительное численное преимущество. Но можно не сомневаться, что бой с такими сильными, мужественными и опытными бойцами, какими были скандинавские воины, несмотря на внезапность русской атаки, был упорным и ожесточенным.

Некоторые ученые пытаются доказать, что ярл Биргер Магнуссон из рода Фольконунгов не был на Неве, так как королевским ярлом в то время был Ульф Фаси. Говорят о том, что в шведских хрониках нет упоминаний о битве на Неве. Но шведские хроники того времени составлены из очень отрывочных и неполных сообщений, о многих значительных событиях в хрониках не упоминают. Не велось в то время в Швеции настоящее летописание, подобное русским летописям. К тому же Биргер был могущественным вельможей, женат на сестре короля Эрика, их сын станет королем Швеции, положив начало династии Фольконунгов, а королевским ярлом Биргер Магнуссон стал всего через несколько лет. И нет ничего удивительного, что он мог быть подлинным предводителем похода на Русь, возглавив войско вместе с королевским ярлом Ульфом Фаси. К тому же в наше время, исследовав останки Биргера Магнуссона, ученые обнаружили на черепе в районе глазницы следы серьезного ранения. Можно думать, что это и есть «печать на лице», которую оставил Биргеру на память о Невской битве своим копьем Александр Ярославич.

Виктор Саулкин

Справка
Виктор Александрович Саулкин – православный журналист, один из основателей радио «Радонеж», иконописец, член Императорского Православного Палестинского Общества

Комментарии закрыты