Имя святителя Николая Сербского (Велимировича; 1880–1956), пламенного ревнителя, удивительного подвижника и проповедника наших дней, «величайшего серба XX века», именуемого также «сербским Златоустом», ныне хорошо известно у нас в России.

Преподобный Иустин (Попович), оценивая высокое святительское достоинство и силу пророческого прозрения владыки Николая, дерзновенно сравнивал его роль в своем народе с ролью самого святителя Саввы Сербского. И более того, в проповеди, произнесенной после панихиды по своему учителю в 1965 г., преподобный Иустин отметил: «Каждое его слово есть малое Евангелие».

И действительно, масштабы личности, полученные от Бога дарования и поистине энциклопедическая образованность позволяют поставить святителя Николая Сербского в один ряд с великими отцами Церкви. Между тем владыка особенно актуален и велик для нас сегодня еще и пламенной любовью к роду своему, что в наш расслабленный век стало уже чем-то позабытым. Святителя Николая Сербского, как и многих других выдающихся подвижников Нового времени, отличали обостренное восприятие времени и живая реакция на происходящее. Преподобный Паисий Святогорец, размышляя об особенностях добродетельной жизни в современном мире, в связи с этим писал: «В старину, если кто из благоговейных монахов тратил время, заботясь о положении дел в мире, то его надо было запереть в башню, сейчас же наоборот: благоговейного монаха надо запереть в башню, если он не интересуется и не болеет за то состояние, которое возобладало в мире».

Несомненно и то, что святитель Николай (Велимирович) был явлен сербскому народу для утешения и укрепления в один из наиболее драматичных периодов его истории, когда сербы страдали под игом богоборческой власти Иосипа Броз Тито, а остальной православный славянский мир переживал тяжкие последствия утраты Божия помазанника, удерживающего, по слову апостола, мир от окончательного воцарения зла. В данной связи весьма показательно отношение святителя Николая Сербского к нашему царю-мученику Николаю II, почитание которого началось в Сербской Церкви уже в конце 20-х гг. прошлого века. Оценивая подвиг святого государя и России по защите сербов в Первую мировую войну, святитель так скажет о нем и о Русской голгофе: «Еще один Лазарь и еще одно Косово!» Как известно, жертву святого благоверного князя Лазаря Косовского, преградившего на Косовом поле в 1389 г. путь нечестивым агарянам (турецким завоевателям) и мученически пострадавшего за православную веру и свой народ, сербская традиция истолковывает не просто как подвиг, но и как великую жертву, принесенную во искупление совокупного греха народа сербского. Итак, высочайшая похвала, какую только можно услышать из сербских уст. А еще – твердое упование на грядущее воскресение православной России и Русского Царства…

Никола Велимирович в студенческие годы

Никола Велимирович в студенческие годы

Никола Велимирович, будущий владыка Охридский, родился 23 декабря 1880 г. (по новому стилю – 5 января 1881 г.), в день святого Наума Охридского, в горном селе Лелич в западной Сербии. Старший из девятерых детей в крестьянской семье, он был отдан благочестивыми родителями в школу при монастыре Челие. На 12-м году жизни Никола становится учеником Валевской гимназии, которую оканчивает через шесть лет лучшим учеником. Затем он поступает в духовную семинарию в Белграде.

В период учебы в сербской столице юноша живет в тяжелейших материальных условиях, однако и здесь он оказывается одним из самых блестящих студентов. Согласно тогдашним порядкам, по окончании семинарии Никола получает распределение в деревню, учителем. Молодой богослов смиренно принимает сие назначение, добросовестно трудится на данном поприще, достигая немалых успехов. И тут неожиданно приходит известие о назначении ему стипендии для учебы за границей. Когда Никола прибыл в Белград из села, где учительствовал, его принял сам король. Никола получает стипендию и предписание приступить к учебе в Старокатолическом университете в Берне, как наиболее приемлемом учебном заведении для православных студентов. Приличная стипендия позволяла ему совершать поездки за пределы Швейцарии, он слушал лекции лучших профессоров теологии в различных университетах Германии.

Сдав в Берне последние экзамены, Никола защитил там в возрасте 28 лет докторскую диссертацию на тему: «Вера апостолов в Воскресение Христово как основной догмат Апостольской Церкви». Затем он оканчивает философский факультет в Оксфорде, а докторскую диссертацию на тему «Философия Беркли» защищает уже в Женеве на французском языке. После этого Никола возвращается на родину. По прибытии в Белград он хоронит брата, умершего от дизентерии, и заражается сам. После трех дней пребывания в больнице врач заявил, что состояние его таково, что остается уповать только на Бога. И вот, после шестинедельной жестокой болезни он полностью выздоравливает и твердо решает исполнить данный им обет – стать монахом. 17 декабря 1909 г. в монастыре Раковица он принял постриг с именем Николай. Через два дня он становится иеродиаконом, а затем – иеромонахом.

Начало войны владыка встретил в монастыре Жича

Начало войны владыка встретил в монастыре Жича

В день памяти святого первомученика архидиакона Стефана иеромонах Николай произносит свою первую проповедь в Белградском кафедральном соборе. Ничего подобного не слышали доселе стены соборной церкви. Люди теснились в переполненном храме, стараясь вобрать каждое слово нового проповедника; сам престарелый король Петр I Карагеоргиевич слушал, затаив дыхание. Так велик был его ораторский и проповеднический дар, что по окончании проповеди народ едиными устами возгласил: «Живео!»

Благоволивший к Николаю митрополит Димитрий благословляет молодого иеромонаха отправиться в Россию. Уже после первых академических дискуссий со студентами и профессорами молодой сербский ученый и богослов, иеромонах Николай, стал известен и в Петербурге. Санкт-Петербургский митрополит лично ходатайствовал правительству о предоставлении талантливому сербскому слушателю бесплатного и беспрепятственного проезда по всей территории Российской империи. Николай, давно мечтавший увидеть необъятную Россию и ее главные святыни и узнать жизнь простого русского народа, с великой радостью воспользовался данной возможностью.

В мае 1911 г. телеграммой из Белграда иеромонах Николай был срочно вызван на родину. Вскоре по его возвращении состоялось заседание Священного Синода Сербской Православной Церкви, на котором было высказано мнение, что сей муж, украшенный многими добродетелями и исполненный премудрости Божией, достоин епископского сана. Решено было возвести иеромонаха Николая на пустовавшую в то время кафедру Нишской епархии. Главным инициатором был сам митрополит Димитрий, еще раньше об этом заговорили в народе. Однако Николай неожиданно отказался. Вслед за священноначалием уговорить его пытались даже министры и представители королевского двора, но он продолжал стоять на своем, так как считал себя недостойным столь высокой чести, тем более в молодые еще лета. В это же самое время Николай отклонил и заманчивые предложения, поступившие из Швейцарии, где его хорошо помнили и внимательно следили за всеми его выступлениями и публикациями. Ему предложили должность доцента и – одновременно – редактора журнала Revue internactionale de Theologie. Он вновь возвращается в Белградскую семинарию – младшим преподавателем. Много пишет, выступает с проповедями в столичных храмах.

В 1914 г. начинается Первая мировая война. Белград стал прифронтовым городом, а все население поднялось на защиту сербской столицы. Иеромонах Николай, которого война застала в монастыре Каленич, срочно возвращается в Белград, отказывается в пользу государства от своего жалованья до полной победы над врагом. А затем, хотя и не подлежал мобилизации, добровольцем отправляется на фронт, где не только ободряет и утешает народ, но и лично, в качестве полкового священника, участвует в обороне города (см.: Числов И.М. Апостол Европы и славянства // Творения святителя Николая Сербского (Велимировича). Библейские темы. М.: Паломник, 2007).

Епископ Николай Сербский (Велимирович)

Епископ Николай Сербский (Велимирович)

Осенью 1915 г. началось новое, крупномасштабное вражеское наступление. Сербская армия отступала с кровопролитными боями, вместе с ней уходили многотысячные колонны беженцев. Еще раньше иеромонах Николай был вызван в Ниш, куда с началом войны переехало сербское правительство. Премьер-министр Никола Пашич направляет его с особой дипломатической миссией в Англию и Америку. Блестящий оратор, в совершенстве владеющий английским языком, европейски образованный философ и богослов, иеромонах Николай один заменял целую команду профессиональных дипломатов. Выступал по пять–шесть раз на дню, практически не зная сна. Читал лекции в высших школах и университетах, общался с учеными, церковными деятелями, политиками; посещал светские салоны и дипломатические приемы. Был первым иностранцем, говорившим в кафедральном соборе святого Павла в Лондоне. Главнокомандующий британской армией сказал как-то на встрече с сербскими офицерами: «Вам нечего беспокоиться за исход войны, ведь у вас целых три армии: ваша собственная, мы, ваши союзники, и отец Николай».

В Америке иеромонах Николай развенчивает лживые тезисы антисербской пропаганды, выступая также перед представителями многочисленной диаспоры с призывом помочь истекающей кровью родине. Все местные сербы повторяли его речь, произнесенную в Чикаго, где уже в те годы существовала крупнейшая в Новом Свете сербская колония. Благодаря его усилиям и при поддержке известного ученого Михайлы Пупина была собрана значительная материальная помощь для сербских беженцев; тысячи сербов из Америки отправились добровольцами на Салоникский фронт, чтобы в рядах сербской армии принять участие в освобождении Сербии от оккупантов.

25 марта 1919 г. иеромонах Николай был избран епископом Жичским. Известие это застало его в Англии. На сей раз он не мог отказаться от рукоположения: послевоенная разруха, масса хозяйственных и административных проблем, в том числе внешнецерковных, решение которых требовало большого опыта и энергии, специальных знаний. Первые годы его епископского служения (с конца 1920 г. владыка Николай возглавляет уже Охридскую епархию) были связаны в основном с различными дипломатическими миссиями.

Святитель Николай Сербский в последние годы жизни

Святитель Николай Сербский в последние годы жизни

В период между двумя мировыми войнами как миссионеру Сербской Церкви ему доводилось много бывать на Западе, прежде всего в Англии и Америке, а также и в соседних балканских странах, в Константинополе, а больше всего в Греции, где он неизменно посещал Святую Гору и способствовал возобновлению общежитийного порядка в сербском монастыре Хиландар. В 1937 г. владыка Николай встал на защиту Сербской Церкви, когда она оказалась под угрозой конкордата между Ватиканом и правительством Стоядиновича, что было не чем иным, как попыткой осуществить унию с Римом. Однако благодаря святителю Николаю данные планы провалились.

Вскоре началась Вторая мировая война, когда Сербия, уже в который раз в истории, разделила свою судьбу с Россией. Гитлер, нашедший себе преданных союзников в хорватах, закономерно предполагал в сербах своих противников. Разрабатывая план вторжения в Югославию, он приказывал своему командующему Южным фронтом, в частности, следующее: «Уничтожить сербскую интеллигенцию, обезглавить верхушку Сербской Православной Церкви, причем в первую очередь – Патриарха Дожича, митрополита Зимонича и епископа Жичского Николая (Велимировича)». Вскоре владыка вместе с Патриархом Сербским Гавриилом оказались в печально известном концлагере Дахау – единственные в Европе церковные лица такого сана, взятые под стражу. Здесь владыка написал свою известную книгу «Сквозь тюремное окно» («Речи српском народу кроз тамнички прозор»).

После окончания войны епископ Николай не пожелал возвращаться в титовскую Югославию и до конца жизни своей остался в изгнании. Побыв недолго в Европе, в 1946 г. он перебрался в Соединенные Штаты Америки, где до конца дней своих продолжал миссионерскую деятельность. В эмиграции владыка написал большое количество проповедей и книг, а также был профессором православных духовных школ, преподавал в Сербской духовной семинарии имени святого Саввы в Либертвилле, но чаще обретался в русской среде – как преподаватель Свято-Владимирской академии в Нью-Иорке, Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле и Свято-Тихоновской в Саут-Кэнноне (Пенсильвания), где и скончался 18 марта 1956 г. Похоронен владыка у сербского Свято-Саввского монастыря в Либертвилле, а впоследствии останки его перенесены в Сербию. Перенос мощей владыки вылился во всенародное торжество. Ныне они покоятся в его родном селе Лелич.

Одно из центральных мест в духовном наследии святителя занимает тема Европы и ее великой богодарованной миссии. Упомянем лишь некоторые названия его работ о Европе, а также о сербской истории из числа тех, что были адресованы в основном именно западноевропейскому читателю: «Восстание рабов», «О западном христианстве», «О духовном возрождении Европы», «Сербия во свете и тьме», «Об истории», «О Европе» и др. Однако многие важные мысли на данную тему он высказывает и в прочих своих трудах, широко известных сегодня в православном мире. Так, в своей книге «Сквозь тюремное окно» он именует Европу любимой дочерью Христа. Несмотря на то что владыка писал это в самое суровое время, когда все, казалось бы, говорило против Европы, он ясно дает понять, что рано на ней ставить крест, а все его обличения обращены в большей степени не к европейцам.

Святитель Николай в плену

Святитель Николай в плену

Как и русские мыслители-славянофилы, много внимания уделявшие Европе и ее судьбе, святитель Николай Сербский неколебимо верил в особую миссию православных славян по отношению к прочим европейским народам, будучи убежденным, что их пример способен пробудить Европу к покаянию, позволив ей обрести ее же собственные христианские начала, благодаря коим она, по выражению А.С. Хомякова, некогда была «страной святых чудес». Подобное видение было очень близко и И.В. Киреевскому, который трезво оценивая известные заблуждения, присущие Западной Европе, все же был чужд мысли о том, что она безвозвратно погибла, и верил в возможность ее исцеления и восстания. Отсюда понята его мысль, уже в XX веке всецело разделяемая святителем Николаем Сербским, что, бездумно отрекаясь от нее, однозначно ставя знак равенства между ней и Западом наших дней, мы тем самым отрекаемся и от самих себя, от собственной великой роли и призвания. Подобный подход к творчеству святителя Николая Сербского характерен как для ведущих сербских исследователей и крупнейших издателей его трудов (митрополит Амфилохий (Радович), епископ Лаврентий (Трифунович), епископ Афанасий (Евтич) и др.), так и для современных русских исследователей, всерьез занимающихся проблемами духовного наследия святителя (И.Ф. Прийма, И.М. Числов, И.А. Чарота и др.).

Показательно, что святителя Николая роднила со славянофилами еще и всесторонняя европейская образованность. По замечанию И.М. Числова, известного ученого-сербиста и главного редактора полного собрания сочинений владыки Николая на русском языке, «владея в совершенстве основными европейскими языками, святитель Николай, подобно апостолам, обращался к каждому народу с проповедью, облеченной в сладостные звуки его родной речи, ориентируясь на конкретные представления, мышление и традиции этого народа.
Путешествуя по Святой Руси, набираясь духовного опыта и благодати от ее святынь, владыка умел впоследствии найти самые сокровенные слова утешения для своей паствы из числа русских белоэмигрантов, страдающих и скорбящих вдали от родины. Но и годы учебы в швейцарских и немецких университетах также не прошли даром. Постигнув и «острый галльский смысл», и «сумрачный германский гений», святитель оживотворил мертвенно-рассудочную и гордую мысль (ego et ratio), выраженную в прежних глаголах, так что и неверные сердца даже понуждал смиряться пред Истиной, радея о их спасении и исполнении правды Божией».

Даже беспощадно бичуя пороки современных ему европейцев (как западных, так и восточных), святитель Николай всякий раз подчеркивает, что славянство неотъемлемая часть той же Европы, зачастую ею не признаваемая и высокомерно не замечаемая Европой Западной, «философствовавшей» и «делившей греко-римское наследство» в ту пору, пока славяне ante portas отражали нашествия гуннов, монголов, турецких орд и «не давали китайскому желтому муравейнику высунуться из-за своей стены». Одновременно святитель всякий раз напоминал о насущной необходимости воссоздать былое единство в духе братской любви между всеми европейцами, что явилось бы залогом их исцеления и духовного возрождения, поскольку на них и по сей день лежит огромная ответственность за судьбы мира. «Исторически христианство было и до сих пор остается религией главным образом европейской расы», – писал святитель.

Владыка Николай (Велимирович)

Владыка Николай (Велимирович)

Как уже упоминалось, в настоящее время значение святителя Николая Сербского для нас исключительно велико, поскольку его труды дают надежду на обретение верного традиционного вектора нашей славянской жизни, избегая всевозможных соблазнов (например, пресловутого евразийства). Неслучайно сегодня это самый читаемый сербский автор у нас в России.

Серьезное знакомство с его литературным наследием невозможно представить без небольшой по объему, но исключительной по своему значению работы – очерка «Сербский народ как раб Божий», впервые вышедшего в издательстве «Паломник» в 2004 г. в переводе и с предисловием И.М. Числова и неоднократно переиздаваемого после на русском языке. В нем рассматриваются ключевые, судьбоносные вехи всей сербской истории сквозь призму служения Богу сербского народа от его коронованных правителей, созидавших сербскую державу, до простых крестьян. Данная работа необходима всем, кто желает получить ясное представление о сербской традиции, о роли и месте сербского народа в семье христианских народов. Интересно, что при всей своей неповторимости и уникальности – по своей значимости, глубине и силе воздействия эту книгу можно сравнить с выдающимся в своем роде трудом по русской истории митрополита Иоанна Санкт-Петербургского и Ладожского (Снычева) «Русская симфония». Святитель Николай с твердым упованием на безграничное Божие милосердие – вслед за преподобным Серафимом Саровским – предрекает грядущее величие Православного Царства, в котором будет место и «царству Святой Руси» и «царству балканских народов», одновременно призывая нас приложить к этому свое молитвенное дерзновение и волевое усилие.

Имя епископа Охридского и Жичского Николая (Велимировича) внесено в календарь святых Православной Церкви единодушным и единогласным решением на Архиерейском Соборе Сербской Православной Церкви 19 мая 2003 г. Память святителя Николая совершается 18 марта в день его блаженной кончины, а также 3 мая в день перенесения его честных мощей из Америки в Сербию.

Елена Осипова, кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Института мировой литературы им. А.М. Горького, секретарь Общества русско-сербской дружбы

Комментарии закрыты