Профессор Александр Евдокимов размышляет о глубинном смысле реформирования русского языка после 1917 г.

Невозможность военной победы над Россией давно осознана Западом в ходе XVII–ХХ столетий. Новая форма военных действий – информационная – предполагает разрушение культурного пространства Русской православной цивилизации, где важнейшим аспектом является язык народа. Разложение любого языка есть потеря возможности воспроизводства культуры.

Фактически информационная война в том или ином проявлении всегда велась против Русского государства, в частности – попытки внедрения католичества, изменения календаря. Это касается и русского языка. Глобализационные процессы характеризуются стиранием языковых различий, формированием международного языка и международного сленга. В связи с этим для современного российского общества характерна деформация лингвистического пространства. Повышенная чувствительность русских к слову выдвигает на первый план проблему защиты русского языка от западной лингвистической агрессии, ставшей важнейшим стратегическим направлением ведущейся против России информационной войны. Победа Запада сейчас осуществляется на информационном уровне, без непосредственного военного вторжения.

Обучение ручному набору в типографии

Обучение ручному набору в типографии

Необходимо остановиться и на естественнонаучном аспекте проблемы. Наше бытие характеризуется тремя субстанциями (лат. substantia – сущность, то, что лежит в основе; духовная субстанция, материальная субстанция): информацией, энергией и материей. Последовательность расположения имеет важный смысл – «В начале было Слово…» (Ин 1:1). Представители универсального эволюционизма расположили бы все в обратном порядке: материя, энергия, информация. Таким образом, слово есть информация, а язык – хранилище информации, средство ее передачи и сама информация. Количество информации всегда определяет стабильность существования любой социоестественной системы. Упрощение и опошление языка неизбежно ведет к снижению стабильности общества.

Одно из первых мероприятий правительства большевиков – декрет Народного комиссариата просвещения от 23.12.1917 (юлианский календарь) о реформе русского правописания, подтвержденный декретом Совета Народных Комиссаров 10.10.1918. Воистину – знали, что делали! Однако большевики взяли уже готовый вариант, поскольку проект реформы такого рода был подготовлен еще в 1909 г. академиком А.А. Шахматовым. Этот во всех отношениях революционный документ поначалу имел ограниченное действие и был обязателен лишь для школы.

Согласно декрету 1918 г., новые правила распространяются и на печатные издания, приобретают всеобщий характер. Происходит изъятие и уничтожение старых наборных шрифтов, передел общеобразовательных методик и учебной литературы и т.п. Эта сокрушительная «реформа» привела к дальнейшей деградации русского языка. Кардинальные изменения, введенные в русское правописание в 1917–1918 гг., были изданы как приложение ко второму декрету. Это приложение включало в себя 11 пунктов:

1) исключение буквы ђ (ять) и замена ее на «е»;
2) исключение букв i и ν (ижица) и замена их на «и»;
3) исключение буквы θ (фита) и замена ее на «ф» (ферт);
4) исключение буквы «ъ» (ер) на конце слов при ее сохранении в качестве разделительного твердого знака;
5) избирательное написание приставок из-, воз-, вз-, раз-, роз-, низ-, без-, чрез-, через- перед буквами звонких с «з», а перед буквами глухих – с «с»;
6) замена в родительном и винительном падежах прилагательных, причастий и местоимений окончания -аго (-яго) на -ого (-его);
7) замена в именительном и винительном падежах женского и среднего рода множественного числа прилагательных, причастий и местоимений окончания -ыя (-ия) на -ые (-ие);
8) введение единой формы «они» в именительном падеже множественного числа для всех родов;
9) введение единых форм «одни, одних, одними» для всех родов;
10) замена формы личного местоимения родительного падежа единственного числа женского рода «ея» на «её»;
11) упрощение правил переноса.

Публикация декрета о введении новой орфографии в 1918 г.

Публикация декрета о введении новой орфографии в 1918 г.

В результате многозначность, объемность языка превратились в плоскость – интенсивно пошел процесс упрощения: стерлись различия – лђчу как птица и лечу как врач; есть – в смысле кушать и ђсть в смысле быть, существовать; роман Л.Н. Толстого «Война и мiръ» потерял смысл своего названия, поскольку мiръ – «связная совокупность множественного бытия», а мир – не война, поговорка «одним миром мазаны» также потеряла смысл, поскольку мvро – благовоние, растительное масло с ароматическими веществами, употребляемое Православной Церковью в Таинстве Мvропомазания). «Революционные» матросы в типографиях прикладами разбивали шрифты церковной печати, а заодно и букву «ять» гражданских шрифтов.

Школа оказалась отделенной от Церкви; преподавание церковнославянского языка в школе было запрещено. В 1920-х гг. постановлением о «единой трудовой школе» начался развал образования. Резко сократился объем и снизилось качество языкового образования в школе. От всего курса русского языка остались лишь правила орфографии и пунктуации.

Крупнейшие ученые, занимавшиеся исследованием русского языка и его истории, подверглись репрессиям. Были ликвидированы Отделение русского языка и литературы, Международный и национальный научно-исследовательский центр русской и славянской филологии, закрыты историко-филологические факультеты Московского и Ленинградского университетов, готовившие специалистов высшей квалификации, учителей русского языка, литературы и истории. Созданные позже ИФЛИ – институты философии, литературы и истории – вопросами языка не занимались.

Русское духовенство – «среда обитания» церковнославянского языка – планомерно уничтожалось. Разрушилась веками складывавшаяся система равновесия русского разговорно-бытового языка и церковнославянского, постоянно подпитывавшего русский литературный язык, обеспечивая ему стабильность, чистоту и уникальное богатство поэтических средств, высокий художественно-эстетический и морально-этический уровень текстов русской литературы, философии и науки.

В идеале мыслился перевод графической системы русского языка на алфавит «международного пролетариата» – латиницу. Е.Н. Трубецкой квалифицировал этот страшный процесс как «бездумное самооскопление».

В результате то, что на протяжении столетий не удавалось совершить католикам, униатам и крестоносцам, было сделано большевиками. Русский язык, сыгравший в формировании современных литературных языков народов Евразии примерно такую же роль, что латинский в Западной Европе, начал деградировать.

Профессор Александр Евдокимов

Профессор Александр Евдокимов

Изданные в 1956 г. «Правила русской орфографии и пунктуации», которые и доныне остаются в силе, были нацелены на упорядочение и унификацию ряда формулировок и уже не затрагивали основ правописания. Последующие «Предложения по усовершенствованию русской орфографии» (1964) вообще не нашли одобрения у широкой общественности, так же как и несостоявшиеся проекты на рубеже столетий – «упрощение» и «упорядочение» русской орфографии, неизбежно приведшие бы к окончательной ликвидации грамотности в России.

Александр Евдокимов

Справка
Александр Юрьевич Евдокимов – доктор технических наук, кандидат культурологии, академик РАЕН, профессор кафедры теологии МГЛУ

Комментарии закрыты