В 2019/2020 учебном году исполнилось 25 лет Ивановской на Лехте школе. Каким образом удалось создать программу целостного развития, принятую в школе, и в чем ее суть? Рассказывает директор школы Владимир Сергеевич Мартышин.

В 1990 г., оставив Москву и деятельность в журнале «Москва», я со своей семьей переселился навсегда в деревню в Борисоглебском районе Ярославской области, где пошел работать в школу учителем литературы и истории. До сих пор мне никогда не приходилось касаться содержания образования, может быть, разве что как родителю. Ивановская школа к тому времени увядала, училось в ней во всех 11 классах всего 56 учеников. Это были в основном дети тех, кто еще не смог уехать в город, исключение составляли единицы. Уровень знаний, да и мотивация к учебе у большинства были, как говорится, ниже среднего. Тем не менее я обратил внимание, что дети тянутся к знанию о своих деревнях, о которых я стал им рассказывать в начале каждого урока истории. Оказалось необыкновенно востребованным мое знание Священного Писания. Их живо интересовал народный календарь, странички которого я им тоже зачитывал каждый день. А на следующий год от самих детей последовал запрос на эти знания, но я же не мог им повторять то же самое, что они уже слышали, требовалось продолжение. Все это и явилось начатком моих программ – Добротолюбие и Отечествоведение, которые в 1994 г. я уже преподавал во всех классах как отдельные предметы. 

В крестный ход

В крестный ход

Когда я пришел работать в школу, российское образование находилось в состоянии растерянности. А в 1992 г. появился новый Закон об образовании, который в моем представлении отправлял российскую школу вообще в другую сторону. То есть нам оказывалось не по пути. На школу обрушился шквал учебников либеральных взглядов, плюрализм исторических, литературных мнений. В предисловии к учебнику истории, вспоминается мне, авторы обращались к детям примерно так: «Итак, вы – судьи, так устроим же суд истории, суд нашим отцам и дедам!» Тогда-то мы и поняли, что спасение утопающих – дело самих утопающих. Я стал изучать русскую педагогическую традицию (позже и зарубежную). Нет, не по вузовским учебникам, а в подлинниках. И увидел, что для русской педагогической традиции характерен другой путь.

Владимир Мартышин с внуками

Владимир Мартышин с внуками

В 1992 г. к нам из столицы переехали жить еще две многодетные семьи. Мы начали строить национальный тип школы, фундаментом которой стали все достижения отечественной педагогики, как дореволюционной, так и советской. При разработке концепции мы исходили из положения, что у каждой нации, у каждого народа свой путь развития, своя траектория движения, придерживаясь которых страна только и может развиваться благополучно. Великий русский педагог К.Д. Ушинский отмечал: «Общей системы народного воспитания для всех народов не существует не только на практике, но и в теории. У каждого народа своя особенная национальная система воспитания, а потому заимствование одним народом у другого воспитательных систем является невозможным».

Владимир Сергеевич Мартышин

Владимир Сергеевич Мартышин

Все народы имеют свои конкретные ценностные ориентиры, маяки, как правило, они выражены в религиозных устремлениях народа, заповедях. Они – своего рода внешний закон, который позволяет обществу не только не оскотиниться, не упасть, но и достичь значительных высот в нравственном, в культурном развитии. В конце концов, у каждого народа за сотни лет сложилось традиционное мировоззрение. В.В. Зеньковский не раз отмечал, что цели и задачи образования не могут быть придуманы и «высосаны из пальца» учителем, родителем, учеником, «не могут быть делом их фантазии или пристрастий, вдохновения или произвола». Они должны быть объективными и опираться на что-то существенное, на то, что является значительным для народа, что сделает школу и образование устойчивым, независимым от общественных поветрий, революций и контрреволюций, защищенной от хороших или плохих начальников, министров и директоров школ. Самым существенным является весь практический, теоретический, духовно-нравственный опыт народа. Составная часть этой традиции – русская педагогика. 

День Победы

День Победы

Концепция школы целостного развития предполагает всестороннее развитие учащихся, развитие всех сфер человека уже в начале его жизненного пути. Мною был проанализирован учебный план школы, содержание предметов. И что же я увидел? Школьные программы на развитие некоторых сфер сознания либо вообще не нацелены, либо развивают их ограниченно. Именно поэтому в школе сначала была разработана концепция, а затем введен комплекс авторских программ, устраняющих этот перекос. Наряду с Добротолюбием и Отечествоведением во всех классах у нас были введены живопись, музыка, хореография. В 1–4-х классах появились предметы красноречия, каллиграфии, в 4–5-х классах – предмет «Твоя родословная», в 6–7-х – старославянский язык.

Все это преподается в школе и спустя 25 лет. В 1993 г. запущена огромная программа «Русские балы». Позже были созданы кадетский отряд, хор, поисковый отряд, клуб исторической реконструкции, проекты «Дорога в поле», «Дорога в небо», начали работать «Аптекарский огород», «Птичья столовая», «Школьное лесничество». В селе мы на месте взорванного построили храм, открыли музеи. Но самая главная ставка делалась на создание в школе соответствующей атмосферы.

Урок истории

Урок истории

В рамках преобразований наша школа формально оставалась и остается все тем же муниципальным образовательным учреждением, прилежно выполняющим муниципальный заказ. Реализация проекта потребовала утверждения новой образовательной парадигмы, и именно поэтому внедрение новшеств в школе происходило в статусе федеральной экспериментальной площадки с 1998 по 2004 г. Но создание атмосферы, духа школы требовали кардинальных перемен в подходах и к воспитанию, и к образованию.

Актуальность программы – итог и результат деятельности школы. Школа сделалась градообразующим центром для сотен людей. В Ивановское и окрестные села переехало жить из многих уголков страны и зарубежья более 400 человек, ожили окружающие деревни, построены десятки новых домов, в которых живут счастливые многодетные семьи. Прошлой осенью в 1-й класс пошел 21 малыш – все местные, многие уже здесь родились… О каком же еще возрождении можно мечтать? Это и есть самое настоящее возрождение России. Это и есть наш Русский путь. Путь к спасению. Торить дорогу к которому помогает в том числе и Школа целостного развития. 

Что же касается конкретно программы, то мы уверены, что всякая школа должна быть школой целостного развития. Школа может быть со своей идеей, так чаще всего в жизни и есть. И эта выдвигаемая за основу идея может иметь действительно высокий и достойный характер. Этими идеями могут быть нравственность, патриотизм, эстетика, культура, наука, литература, философия, историческое сознание… Именно по этому принципу и организуют современные специализированные, так называемые элитные, школы. Но что бы мы ни выбрали, это будет являться лишь частью целого. Каждая же в отдельности сфера без соседства с другими может быть не только полезной для человека и общества, но и опасной. Патриотизм может превратиться в опасные формы национализма, физическое здоровье – в культуризм, культура, искусство могут стать самоцелью…

Чаще всего российские школы имеют натуралистический характер, то есть противостоят целостности. К сожалению, корни натуралистического подхода в нашем образовании проросли глубоко. Они произрастают еще из идеологии, выдвинутой в эпоху французского Просвещения. По этому поводу вот что говорил академик Борис Раушенбах: «Энциклопедисты, выступая против королевской власти, выступали и против Церкви, которая стояла за корону. Именно они породили агрессивный атеизм. Его приняли на вооружение в СССР, и отсюда нынешнее невежество… Атеизм ввели в советской России, не понимая всю глупость этой затеи… Они хотели заменить христианское мировоззрение научным. Но ведь научного мировоззрения не бывает, это чушь и собачий бред! Наука и религия не противоречат друг другу, напротив – дополняют. Наука – царство логики, религия – вне логического понимания. Человек получает информацию по двум каналам. Поэтому научное мировоззрение – обкусанное мировоззрение, а нам нужно не научное, а целостное мировоззрение». 

Говоря о целостности, мы должны помнить, что мотив целостности в русском педагогическом сознании занимает едва ли не главное место. В этой приверженности к целостности педагогика может сравниться разве что с философией, которая горячо стояла за идею целостности личности.

Разработка идеала целостности, по мнению В.В. Зеньковского, является важнейшей особенностью и достижением русской мысли. Именно в идеале целостности, по его мнению, заключается «одно из главных вдохновений русской философской мысли». В своей «Истории русской философии» он писал: «Русские философы, за редким исключением, ищут именно целостности, синтетического единства всех сторон реальности и всех движений человеческого духа». 

Идея целостности присуща большинству философских учений в России. Она получила выражение в таких характерных для русской философии понятиях, как «цельность духа» (И.В. Киреевский), «соборность» (А.С. Хомяков), «всеединство» (В.С. Соловьев), «кафоличность» (С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский), «симфоническая личность» (Л.П. Карсавин). В материалистических учениях целостность нашла отражение в идеях солидарности и взаимопомощи (А.И. Герцен, петрашевцы, идеологи народничества: М.А. Бакунин, П.Л. Лавров, Л.И. Мечников, П.А. Кропоткин, Н.К. Михайловский). Идея целостности пронизывает философские построения Д.М. Велланского, Т.Н. Грановского, Н.Я. Данилевского, Н.Ф. Федорова; «почвенников» Н.Н. Страхова, А.А. Григорьева, Ф.М. Достоевского; символистов В.И. Иванова, А. Белого, а также И.А. Ильина, А.Ф. Лосева, Н.О. Лосского и др. В русской философии идея целостности находит свое проявление в онтологии, гносеологии, аксиологии, антропологии, социальной философии, историософии.

Русская мысль сориентирована на христианскую антропологию, в рамках которой человек рассматривается как изначально целостное существо. В результате грехопадения целостность была им утрачена, отсюда становится очевидной роль спасения как возрождения утраченной целостности, что и становится смыслом жизни человека, обладающего качеством целостности потенциальной. Идеал целостности, устремленность к нему, на наш взгляд, являет собою ту реальную цель, вокруг которой русское общество может сегодня объединиться. Как это ни парадоксально звучит, это есть единственная достойная и справедливая цель жизни человека.

Нами разработана и сейчас реализуется стратегическая программа развития до 2027 г. «Сельская школа будущего», по которой мы работаем вот уже три года. Здесь, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Три–четыре года назад стоял вопрос о строительстве новой школы, но чиновники усомнились в наших успехах. Многие из них искренне не могли поверить, что можно оставить столицу и переехать жить навсегда в деревню. Но они убедились, что к нам переезжают на постоянное местожительство семьи не только из Москвы, но и из многих уголков страны. Сейчас все это продолжается. И правительством Ярославской области, и депутатами областной думы нам совместно с Институтом развития образования было поручено разработать программу стратегического развития школы. В таком документе, естественно, отражено все: и демография, и инфраструктура, и результаты деятельности, и перспективы. В разработке программы нам помогал высококвалифицированный специалист в области образования Владимир Анатольевич Мокшеев (1961–2016).

В программе была заложена реализация на базе нашей школы проекта «Сельская школа будущего». Логика была проста: в 1994 г. мы, создавая концепцию и внедряя школу целостного развития, по сути для всей нашей системы образования стали школой будущего.

Только в 2010-х гг. у Минобрнауки РФ появляются подобные предложения для школ, которые у нас уже работали 16 лет, но и до сих пор система образования даже и пятой доли наших предложений и внедрений не предлагает, хотя последовательно идет по нашим следам, потому что по-другому и быть не может. Исходя из этой логики, мы и взялись за создание программы сельской школы будущего, разработав досконально все ее нюансы. Эта программа – не плод наших фантазий, а собрание современных достижений отечественной и мировой педагогики. Программа получилась емкой, прозрачной. Конечно, для ее полной реализации необходимы определенные условия. Мы предполагали, что на первом этапе стратегическая программа осуществляется на уровне нашей школы (собственно, что мы сейчас и делаем), далее она интегрирует в областное образовательное пространство, а в 2025 г. – и в общероссийское пространство. Нами предусмотрено, что если чиновники областного и федерального министерств образования не будут этому способствовать, то мы продолжаем работать в рамках своей школы, но именно как сельская школа будущего. Если бы появились желающие работать по этой программе, то мы бы всемерно помогали ее реализовывать.

Я много езжу по стране, выступаю на научно-практических педагогических конференциях, представляю эту программу. Многие педагоги приезжают к нам в школу. Например, в этом году из Архангельской области на три дня приезжала целая делегация директоров школ и изучала опыт нашей работы. Некоторые школы России взяли за основу нашу концепцию 1994 г. Так, соседняя с нами Вощажниковская школа внедрила некоторые содержательные блоки, предложенные нами. И в результате школа точно так же, как и наша, превратилась из умирающей в процветающую. То есть школа, идущая по этому пути, сегодня востребована, и для многих этот путь мог бы стать дорогой к возрождению села. 

Владимир Мартышин

Комментарии закрыты