C чего начинается предательство? Предательство начинается с предательства Бога в себе. Предавший Бога все остальное предает автоматически. Поэтому когда сегодня мы протестуем против легализации греха, охватывающей западный мир и навязываемой нам, мы боремся за верность Богу. А значит за верность Отечеству, жизни наших предков и потомков.

Если рухнет жизнь по заповедям Божиим, мы потеряем человеческое лицо.

Жизнь православного христианина зиждится на двух Заветах – Ветхом и Новом. Если бы остался один Новый Завет, мы бы потеряли человеческое лицо. Ветхий Завет – это тот Закон Божий, который позволяет из распущенно живущего по инстинктам дикого ненормального существа сделать человека. Господь просит: в животное не превращайся! Не прелюбодействуй, не убивай, не кради и пр. Иначе – если ты перестал быть человеком, в отношении тебя Он заповедал: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф. 7:6).

Ветхий Завет – это заповеди человеческого бытия. Это еще не путь к святости, это путь к человечности. Чтобы перед Лицом Божиим встать, надо стать человеком. Потому что Господь разговаривает с человеком. Иначе люди превращаются в скотов и начинаются эти сектантские толки: «Ведь Христос говорит: любите», – и начинают любить, кого и как попало. Еще ропщут: «А что вы нас разгоняете? Ведь Христос сказал: любите…» Но Он не сказал: любите грех. Любовь дарована человеку. А тут предлагают предать Христа под маской верности Ему.

Митрополит Мануил (Лемешевский)

Митрополит Мануил (Лемешевский)

Новомученики предстали перед нами как люди, которые стремились к святости. Виктор Франкл, автор известной книги «Человек в поисках смысла», прошедший лагеря, писал, что очень мало было тех, кто сохранял в условиях лагерной жизни человеческое достоинство: за кусок хлеба готовы были все и всех предать, продать, убить. И только те, кто сохранял веру, оставались людьми. Столько грязи, боли, убийств… А приходит монах из лагеря и пишет: «Это само лучшее время в моей жизни, потому что Господь был со мной!» Верующий человек везде прославляет Бога. И не столько на словах, а жизнью своей. Они и в лагерях были радостны и светлы. Приняли из рук Божиих все, что Он им попустил, и Он чад Своих не оставил.

Новомученики показали нам пример преданности Богу. У них могло быть много личных грехов, может быть, они при жизни самодержавие критиковали – это была достаточно распространенная болезнь того времени. Практически все были недовольны императором. Потом в эмиграции, пройдя через многие тяготы, писали: «Что же мы натворили, какого святого человека предали?» И также у новомучеников: перед смертью вдруг как пелена с глаз спадала в отношении этого или других своих ошибок и заблуждений. Это благое покаяние присуще всем новомученикам и исповедникам Российским.

Когда мы говорим о канонизации новомучеников, встает вопрос: можно ли верить документам НКВД? Оказывается, эти документы фальсифицировали: и подписи на них ставили не те, и пустые листы подписывали. Наш самарский владыка Мануил (Лемешевский) целый город Петроград вернул из обновленческой ереси. Сам он в монахи не собирался, но у него заболел брат, и он упал на колени: «Господи, если брат поправится, пойду в монахи». Брат выздоровел, он постригся. Маленький был, худенький. А будучи уже в епископском сане, твердой рукой ставил перед всем народом на колени лжеепископов-обновленцев. Ему этого тогда простить не могли, и кажется, что до сих пор не могут. Попал на Соловки, писал там свои записки против обновленческой ереси. Составил каталог русских архиереев от Крещения Руси до современных ему времен. 21 год владыка Мануил в лагерях провел. Зеки его очень почитали, «дедушкой» называли. После освобождения хотел вернуться в Петроград, не позволили. Служил в Самаре. На могиле владыки Мануила много чудес происходит, и народ его чтит как святого.

Мы должны сравнивать себя с новомучениками и исповедниками Российскими. Их пример для нас заключается в том, что перед лицом страданий и смерти они остались Господу верны. Митрополит Владимир (Богоявленский), когда его расстреливали, молился и благословлял этих пьяных красноармейцев, которые, посмеиваясь и покуривая, вывели его из Лавры. Не каждый из нас так сможет: благословлять глумящихся и убивающих тебя. Но перед этим, когда началась революция, именно он первым делом вынес кресло и вещи императора из здания Священного Синода. Однако своей смертью он искупил свои промахи, ошибки и грехи. Подвиг новомучеников – пример любви, страдания и верности. Это урок того, как выдержать самый главный экзамен перехода из этой жизни в вечность. Границу вечности пересечет лишь тот, кто остался верен Богу, кто с Богом заодно.
Мы сейчас пытаемся больше говорить о новомучениках и исповедниках. Но были еще палачи. Почему эта тема замалчивается? Она напрямую связана с прославлением новомучеников и исповедников. Прославить – это значит восстановить правду, пролить свет на то, что скрывалось. На крови новомучеников выросла современная Россия. Они своей кровью оплатили этот расцвет. А мы до сих пор ходим по улицам в честь их мучителей. Живем в городах, одноименных палачам. На площадях с названиями губительных для нашей страны и народа событий стоят памятники этим убийцам. Как это все совместить? Это же историческая шизофрения.

Обновленцы

Обновленцы

История XX в., история большевизма – это часть нашей истории. Так же как периоды правления Муссолини для Италии или Гитлера для Германии. Но там им не ставят памятников. Может быть, и нам пора понять, что цареубийц, террористов, людей, заливших кровью миллионов жертв нашу землю, разрушавших наши святыни, проводивших геноцид русского народа, отбросивших развитие нашей страны на сотни лет назад, тоже не стоит увековечивать в бронзе и наименованиях общественных пространств?

В нашей стране этих преступников всячески оберегают. Так, может быть, наоборот, всю правду надо рассказать? Пусть тайное станет явным! Тогда, может быть, эти люди покаются, а все мы осознаем правду. Их никто не собирается изгонять с нашей земли. Это, как раньше в русской деревне: всегда были люди хорошие, но были и жулики, воры. И все знали: Ванька-вор вон в той хате на краю деревни живет. А самогон гонят – вон в том доме на другом краю. Все знали: кто чем грешит, где живет. И жили эти негодяи где-нибудь на отшибе. Так, может, и сейчас просто честно обнажить это тайное дно нашего исторического процесса. Призвать к покаянию тех, кто еще готов услышать. Или их потомков, по крайней мере, чтобы они осмыслили, наследниками и продолжателями чего они являются. А то они по-фарисейски живут в своей исторической псевдославе и каяться не собираются. Некоторые даже доживали до наших времен. Фильм был об одном из таких палачей. Он ходил на работу, спокойно пил чай, с шиком обедал, до генерала дослужился, потом получал огромную пенсию. Только недавно скончался. Похоронен чуть ли не в Новодевичьем монастыре.

Шифровка из Кировского обкома ВКП(б) с резолюцией Сталина. 1937 г.

Шифровка из Кировского обкома ВКП(б) с резолюцией Сталина. 1937 г.

Почему не открыть и не осознать правду? Да хотя бы для того, чтобы дети наши ходили по улицам и площадям святых и героев, чтобы им давали имена новомучеников и исповедников, чтобы жили они в городах, освященных именами святых покровителей. Хватит чтить память кощунников и убийц – пленников ада. У нас даже вопрос возвращения старых дореволюционных названий решается с трудом, не говоря уже о прославлении новых имен новомучеников, исповедников и героев. Их подвиг продолжался и продолжается, просто он приобретал другие формы. Если в 1989 г. священник приходил к прихожанину домой на день Ангела – его запрещали в служении. Потому что был Уголовный кодекс, была статья: религиозная пропаганда являлась уголовным преступлением. Когда уже не было открытого террора, изгоняли из вузов, увольняли с работы лишь за ношение креста. Разве это не исповедничество?

У власти сейчас практически все наследники мучителей, палачей. Встретишь человека, который у власти, биографию почитаешь, оказывается, дедушка его заведовал всеми санитарными учреждениями НКВД. Внук его респектабелен и успешен, стоит «у руля». При этом такие люди считают: «Мой дедушка был кристально чистый человек! Да, на работе он опыты делал, но приходил домой и был безупречно честным!» И это мнение о том, что эти все люди – чистые руки, холодные головы, светлые умы и пр. – культивируют до сих пор.

Мы должны изжить в себе советский период – отвергнуться в самих себе советской идеологии, которая в разных завуалированных формах продолжает определять реальность наших дней. Только прокуратура у нас взяла отсчет от царских времен, все остальные структуры – корнями уходят в страшные времена массовых расстрелов, арестов, расправ. Не хотят они царской преемственности.

Архимандрит Георгий (Шестун)

Архимандрит Георгий (Шестун)

Прославление новомучеников – это не просто акафисты, каноны, службы составить, иконы написать и отстроить храмы с пределами новомучеников и исповедников. Настоящее прославление – это жизнь свою изменить! Покаяться, принести достойные плоды покаяния. И так навыкая прославлять наиболее близких к нам по времени новомучеников и исповедников, мы будем учиться прославлять своей жизнью Бога.

Архимандрит Георгий (Шестун)

Комментарии закрыты