Незаписанная ранее история из жизни преподобного Кукши Одесского

В редакцию журнала «Покров» письмо рабы Божией Марии Головаш из Украины передал протоиерей Владимир Маленко, настоятель Покровского храма села Вишнево Курской епархии. В письме изложено жизнеописание ее духовной матери, украинской монахини матушки Александры, в схиме Михаилы.

Александра (так до пострига звали матушку Анастасию) родилась и жила со своими родителями в Ставропольском крае, около границы с Чечней в станице Ипатово. Родители ее были богобоязненные и благочестивые, но о монастыре речей не вели. Отец дважды пешком ходил в Иерусалим на Гроб Господень. Второй раз принес на спине икону Божией Матери высотой чуть больше метра.

После Отечественной войны по соседству у них поселилась женщина с мальчиком. Верующая, скромная и молчаливая. Звали ее Мария, мальчика звали Петр, фамилия Сухоносовы.
Александра была ровесница Петра. Петр был тихий и неразговорчивый. Родители и дети очень подружились и жили одной семьей.

С детства Александра и ее брат меньший помышляли о монастыре.

Когда Петру исполнилось 22 года, его мама решила женить его. Пришла рано утром к матери Александры. Та печь топила, а дочь спала на печи. И говорит Мария, что здоровье ее очень слабое, что осталось ей недолго быть на этой земле, что сын ее уже взрослый и здоровый стал и дочка ваша уже взрослая. Давай их поженим, чтобы спокойно ей умереть.

Мама согласилась, что, да, дело хорошее, но сказала, что спросит дочку. Александра все слышала, но против воли родителей идти не посмела бы, так была воспитана.

Стала матушка усердно со слезами молить Божию Матерь, чтобы Она ее не отдавала замуж, причитала, что ей хочется в монастырь.

На следующее утро у нее поднялась температура до 40°, врач сказал, что у нее столбняк и проживет она не более 40 дней. Матушка Анастасия пролежала в болезни год. Она почти ничего не ела и очень ослабла. Взмолилась снова к Божией Матери, чтобы Она ее исцелила и помогла уйти в монастырь. Ночью ей явилась Божия Матерь и сказала, чтобы она встала и поехала в Почаев, там приложилась к чудотворной иконе Божией Матери и взяла благословение у святых отцов в монастырь, в какой они благословят.

Старец Кукша

Старец Кукша

Матушка знала, что родители ее не повезут такую слабую, они и против были ее задумки про монастырь, да и денег не было совсем. Однако с тех пор здоровье ее по чуть-чуть начало налаживаться. Когда Александра стала уже ходить, она тайно поговорила с младшим братом. Ему было еще лет 14, когда он открыл свой секрет, что он давно мечтает поехать в Почаев и уже насобирал на дорогу 12 руб. Билет стоил в одну сторону на одного человека 10 руб. Они выпросили у родителей еще 8 руб. и тайно уехали в Почаев, не имея денег на обратный путь.

В Лавре они отыскали чудотворную икону Божией Матери. А потом поняли, что чудотворных икон там много, ко всем приложились. В большом монастыре они были в первый раз. Им все виделось необыкновенным и чудным и все понравилось. Утром они отстояли литургию, причастились Святых Христовых Таин. После службы подошли крест поцеловать, а на амвоне стоял священник, который вел очень умилительную службу. Он вдруг Александре и говорит, чтобы она после службы и треб зашла к нему в келью. Людей было очень много, она уже отходила от креста и сразу не поняла, что это именно ей было сказано, ведь ни она священника, ни он ее не знает. Матушка обернулась и посмотрела на него, а он и говорит ей вновь: «Александра, тебе говорю, чтобы после службы зашла ко мне в келью».

Александра стала спрашивать: кто это? что за священник? как его имя и где его келья? Ей сказали, что это старец Кукша, и показали его келью. Придя до кельи и сотворив молитву, постучала в дверь. Батюшка ответил: «Аминь. Входи-входи».

«Я, – вспоминает матушка, – когда вошла, – батюшка лежал на кровати, прикрытый покрывалом, а сапоги с широкими голенищами стояли около кровати. Рядом был стол. На столе лежал большой арбуз, 8–10 кг, и большие бублики». Благословив матушку, отец Кукша сказал, чтобы она отрезала себе арбуз и ела с бубликами. Она застеснялась. Батюшка настоял, и она отрезала кусок арбуза, стала есть. Смотрит, батюшка медленно снимает с себя покрывало, матушка отвернулась, чтобы не смотреть, и еще больше устыдилась. А батюшка ей говорит: «Смотри, смотри сюда». Он также медленно начал выше колена руками собирать штанину и приговаривать: «Смотри, я этого до тебя никому не показывал, а когда я умру, ты запишешь».

Я в ужасе закричала, говорит матушка, когда увидела его голую кость от ступни до колена, только одна полосочка кожи шириной в два пальца с боку соединяла ступню с коленом, а то вся голая желтая кость. Я плакала навзрыд и спрашивала у него: как же он ходит и живет? Тогда он начал собирать вторую штанину. Вторая нога была также голая желтая кость, только тут даже полосочки кожи не было. Возможно снизу, где лежала нога, что-то и было. Я так плакала все время навзрыд и спрашивала: как же вы живете и как ходите? Батюшка стал на ноги и ответил, что живет и ходит по воле Божией и Его Пречистой Матери. Батюшка еще повторил, что ты увидела, никто не знает, и чтобы ты никому не рассказывала до времени…

Вот почему он и носил сапоги с широкими голенищами.

Тут постучали в дверь, и послышался голос послушника. Батюшка сказал ей, чтобы она шла медленно к двери, и показал, как надо идти, и открой дверь. «Я так и сделала. Открыла дверь, глянула на батюшку, а он уже лежит на кровати под покрывалом, вроде и не стоял». Так он стал ее духовным отцом.

Уже после смерти отца Кукши ставшая уже матушкой Анастасией, она читала книгу о батюшке, такого там не было написано, и она попросила меня, грешную и ленивую рабу Божию Марию Головаш, ее чадо, написать это повествование.

Матушка Анастасия подвизалась в Покровском женском монастыре в Киеве, там она и похоронена.

Петр впоследствии не женился, стал священником-целибатом и на протяжении всей своей жизни был благодетелем и молитвенником монахини Анастасии. В монастыре матушка пела на клиросе и, когда в отпуск приезжала в Ипатово, служила с протоиереем Петром. Однажды она приехала в отпуск и пришла на службу в церковь, а батюшка говорит, чтобы брали побольше хлеба и все для Крещения, поедем солдат крестить. Все поторапливал. Мы молча и быстро собрались и поехали на заставу, не смея ничего спрашивать. Крестили всех, кто не был крещен, а крещен был только офицер. Все солдаты голодные, трое суток ничего не ели. Один солдат (часовой) увидел, что ребята едят хлеб, – оставил пост и прибежал. Офицер хотел его расстрелять за это, но батюшка заступился. Сразу не поняли, почему такая спешка в Крещении. На другой день узнали, что мы только уехали, и вся застава погибла.

В схиму с именем Михаила матушку Анастасию постриг ее духовное чадо из Введенского монастыря иеромонах Еразм. Но отпевали ее как монахиню Анастасию. Игумения не разрешила, ссылаясь на то, что она не знает, кто ее постригал, и она не давала благословения на постриг. Так матушку без облачения в схиму и похоронили. Монахиня Фессалоникия (Ганусова; †1955) была ее духовной наставницей, и через нее стал ее духовным отцом иеросхимонах Сампсон (Сиверс). Потом вместе с ним служил отец Петр, которого Господь сподобил мученического венца. Он был зверски умучен в 1999 году в Чечне.

Справка:
На проходившем 2–3 февраля 2016 года Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви для общецерковного почитания был утвержден преподобноисповедник Кукша Одесский (Величко; 1ё875–1964; память 29 сентября)

Комментарии закрыты