Традиционная ритмика питания и физиологические аспекты воздержания с точки зрения врача.

Старец Паисий Святогорец, наставляя монахинь монастыря святого Иоанна Богослова в Суроти, писал им о воздержании на примере таких, казалось бы, элементарных вещей, как то, что есть надо не более двух раз в день. «Нужно обращать внимание не только на саму пищу, но и на часы ее приема, чтобы была польза в нашем духовном подвиге. Это имеет большое значение. Лучше утром в три часа по византийскому времени (9.00 по мирскому) обедать, а в 10 часов по византийскому (16.00) ужинать. Если есть рано вечером, то можно с легкостью молиться и даже делать через три–четыре часа после еды земные поклоны». (Старец Паисий Святогорец. Письма. М.: Святая Гора, 2009.) 

Во время поста мы отказываемся от пищи животного происхождения, разгружаем иммунную систему организма

Во время поста мы отказываемся от пищи животного происхождения, разгружаем иммунную систему организма

Старец Паисий транслировал для монахинь Афонский уклад жизни как наиболее удобный в деле спасения. Но когда-то такой режим соблюдался не только монахами и касался не только православных. Он имеет глубокие традиционные корни и распространялся в пределах почти всего «древнего» мира. Ныне же эта практика питания, помимо православных монастырей, строго соблюдается у старообрядцев. 

В отношении здоровья существует масса стереотипов. Люди привыкли думать, что здоровье от нас не зависит, что только медицина и спасет, лишь таблетка в случае чего принесет исцеление. А организм у нас на самом деле так устроен, что большинство проблем, кроме каких-то серьезных вирусных атак, способен решать сам. Мы же даже на подсознательном уровне понимаем: Бог не ошибается – человек создан так, что наш организм может самовосстанавливаться. 

Наша иммунная система каждый день находит и обезвреживает порядка десяти зарождающихся новообразований, в том числе злокачественных. Пропустить угрозу она может, если мы сами поставим ее в чрезвычайно сложное положение, отвлечем ее на какую-то сверхзадачу. Нашей иммунной системе главное убрать все чужеродное, и это может быть как вирус, аллерген, так и чужеродный животный белок. Постная пища, например, слишком легка, она не отвлекает иммунную систему. А если мы съедим «хороший» кусок мяса, да еще и с кровью, мы подорвем нашу иммунную систему дня на три, а полностью она восстановится только через неделю. И это при том, что у нее постоянно много работы. Ей надо выявлять чужеродные агенты, маркировать их, деактивировать и выводить из организма. В этом процессе задействуется очень много иммунных клеток. Они отрабатывают свое, и пока они сами не будут удалены из организма, новых иммунных клеток не появится. Получается, что так мы вхолостую расходуем иммунные ресурсы своего организма. 

Александр Овчинников. Обед в поле. 1974 г.

Александр Овчинников. Обед в поле. 1974 г.

Что такое пост? На физиологическом уровне мы отказываемся от пищи животного происхождения, разгружаем иммунную систему перед временем активного цветения, когда активизируются все аллергены. Помню, когда я стал соблюдать Великий пост, я ощутил, что аллергия меня больше не беспокоит. 

У нашего организма несколько систем восстановления. Например, пищеварительной системе, после плотного обеда, надо часов 5–6, чтобы восстановиться. А мы едим, когда хотим, устраиваем себе непрестанные перекусы. В Священном Писании много мест, указывающих на двухразовое питание, например в Евангелии от Луки: «Сказал же и позвавшему Его: когда делаешь обед или ужин…»(Лк. 14:12). Раньше перед обедом читалась молитва «Очи всех на Тя уповают…», а перед ужином «Едят убозии…», но главное, как только читалась после этих трапез молитва «Благодарим Тя, Христе Боже наш, яко насытил еси нас…» – никто уже ничего не перехватывал дополнительно.

А еще – мы пренебрегаем сном, когда считаем, что у нас есть нечто более важное, – мы распоряжаемся организмом так, как нам заблагорассудится, не считаясь с его потребностями, подчиняем его какой-то нашей суете… Как говорит протоиерей Валериан Кречетов, «умный человек подстраивается (в том числе под элементарные требования необходимости), дурак все ломает под себя». В монастырях для того и существует Устав, чтобы человек не самовольничал.

Старец Паисий Святогорец, наставляя монахинь, писал им, что нужно обращать внимание не только на саму пищу, но и на часы ее приема

Старец Паисий Святогорец, наставляя монахинь, писал им, что нужно обращать внимание не только на саму пищу, но и на часы ее приема

Организм-то живет в соответствии с биологическими часами: у него есть время для сна, для бодрствования, для еды. Это все увязано с работой эндокринной и других систем нашего сложнейшего организма. Во время сна вырабатывается мелатонин (гормон молодости), который помогает отдохнуть и восстановиться, когда встаем – серотонин (гормон хорошего настроения), и наш организм включается в активную работу и т.д. Мы либо подстраиваемся под эту логику и помогаем своему организму, либо мешаем, загоняем его, и потом пожинаем последствия.

Медицина, как правило, может помочь нашему организму справиться с симптомом болезни, но не с болезнью. Главный же наш лекарь на самом деле – сам организм. 

Существуют так называемые «голубые зоны долголетия», где люди не просто долго живут, но и отличаются особым здоровьем. Стали изучать: почему? Наверное, они что-то такое особое едят? Выяснилось, что не так важно, что люди едят, существеннее то, как они едят – а это: не более двух раз в день. Это ритмика 8/16, о которой в последние годы много говорят во всем мире, особенно после того, как японец Ёсинори Осуми получил в 2016 г. Нобелевскую премию за открытие механизмов аутофагии.

Биологи о ней знают давно. Просто есть темы, о которых стараются не говорить вне круга посвященных. Известно, например, что в войну люди, находясь в гиперстрессовом состоянии, практически не болеют, – все болезни словно откладываются на потом. Наступают мирные годы и – пошло-поехало. Поэтому после Второй мировой войны все ведущие научные институты Европы объединились для выработки протоколов профилактики невирусных заболеваний. Проводились мощнейшие исследования, которые показали, что заболевание невирусными болезнями практически полностью зависит от самого человека. На то, что от человека не зависит – нервные стрессы, экология (на которую мы чаще всего пеняем), наследственность и т.д., – уходят всего-то 5%. Но 95% факторов и причин заболевания зависят от нас самих. Если мы не курим, не пьем и, соотнося свою жизнь с биологическими часами, находимся в той самой ритмике, о которой сейчас будем говорить, если мы правильно нагружены физически, социально активны и высыпаемся, мы можем избежать тех самых 95% невирусных заболеваний. 

Аутофагия – это возможность организма подчищать себя на клеточном уровне. Для этого организму надо обеспечить 16 часов отдыха от переваривания новой пищи. Именно за это время каждая клеточка нашего организма успевает войти в режим голода, чтобы начать убирать отработанные органеллы, ненужный белок. Наша задача встроить в свой режим эту необходимую организму 16-часовую пищевую паузу. Просто-напросто воздерживаться от лишних перекусов. Пить можно, на аутофагию вода не влияет. 

Раньше люди так и жили: питались два раза в день и четко в определенное время. Обед был в диапазоне от 9 до 11 часов. Ужин – от 4 до 6 вечера. Так они давали возможность организму очиститься. Это очень важная ритмика питания. Она и сейчас сохраняется в православных монастырях, в старообрядческих общинах. При этом в постные дни, в среду и пятницу, а также весь Великий пост (кроме суббот и воскресений) раньше ели (и сейчас едят в православных обителях) не два раза, а один раз в день после трех часов дня. И это тоже особый благоприятный для самовосстановления организма режим питания.

Надо помнить, что у нашего организма есть время, когда он готов переваривать еду. Пищевое окно в течение дня – восемь часов. Это период, в который надо вместить два приема пищи, дав между ними время организму восстановиться на уровне ферментов и сред. А 16 часов отдыха, в которые надо вписать и часы сна, необходимы для более глубокой очистки организма. 

Эту ритмику 8/16 можно подогнать под себя в рамках предложенных диапазонов. Главный принцип: до приема пищи после пробуждения и до сна после последнего приема пищи должно отводиться примерно по 4 часа. То есть с утра мы должны дать организму проснуться, прежде чем мы его загрузим основной его работой по перевариванию пищи, и точно также перед сном надо дать ему возможность закончить эту работу.

Дальше предложенных диапазонов загонять временные точки приема пищи не надо, потому что мы можем выйти за пределы солнечных биологических часов, в соответствии с которыми работает наша эндокринная система. То есть если мы ложимся спать поздно, допустим, в час ночи, мы себе скажем: «Поужинаю-ка я в девять». Нет, нельзя. Потому что в 21.00 наш желудочно-кишечный тракт уже спит. Все, что мы съедим после 19.00, перевариваться не будет. Это все равно, что в кастрюльку продукты положили, а на огонь не поставили. Перистальтика в это время уже не работает. Там есть, конечно, какие-то ферменты, идет пассивный процесс переваривания, но активного процесса уже нет. А значит, это все будет тухнуть до утра. Если мы поели мясо, то разлагаясь, оно даст к утру уже трупные яды. Так мы сами перегружаем свою иммунную систему ненужной работой.

Оптимальные часы выработки гормона мелатонина – с 8 вечера до 12 ночи (когда наступает пик). До полуночи час сна считается за два – это лучшее время, чтобы выспаться. Этим, кстати, пользуются монахи на Афоне. Меня так удивило: у них всего-то 6 часов свободного времени, так они еще пару часов письма будут кому-то писать. «Почему же вы не используете все это время для сна?» – спрашиваю. «Четырех часов нам достаточно», – отвечают. Но ложатся они рано. Как раз часов в 8 вечера, так что к полуночи уже встают на всенощное бдение. 

Про поздний вечер и ночные часы многие скажут: «Но это же мое любимое время! Как же я могу в это время спать? Это самые творческие часы. Все домашние уснули, я могу в тишине и спокойствии творить, чувствую прилив сил, мозг хорошо работает…» В том-то все и дело, что если в течение дня мы получаем информацию, то ночью наш мозг всю эту информацию должен переработать и автоматизировать, если мы у него крадем это время, сами же себе делаем хуже. Казалось бы, что сложного в том, чтобы ходить. Но вспомните, как сложно ребенку даются первые шаги. Он делает шаг, информация об этом поступает в мозг, и потом уже мозг во сне все это обрабатывает, выстраивает программы, которыми мы потом и пользуемся. И так во всем. Мозг постоянно работает. И ему тоже необходимо время, чтобы у нас не было потом существенных провалов в памяти и восприятии.

Если мы раньше ляжем спать, в согласии с биологическими часами, по которым функционирует наш организм, мы уже часам к четырем выспимся, полностью восстановимся и сможем с утра сделать в несколько раз больше того, что сделали бы ночью. Это «золотое» время от пробуждения до обеда, пока не запущен в работу желудочно-кишечный тракт, забирающий так много энергии. Цените это время, как лучшее для учебы, лучшее для работы – как умственной, так и физической.

Важно понять, что переваривание пищи – это одна из основных забот нашего организма. Он должен получить кислород, воду, пищу и накормить каждую клеточку, поддержать нашу жизнедеятельность. Как мы ему тут можем помочь? Прежде всего, тщательно пережевывая еду. По сути это единственная работа, которую мы делаем для нашего организма. У него в желудке зубов нет, и подготовка продуктов к перевариванию возлагается полностью на нас. 

При жевании выделяется активная слюна, которая насыщена ферментами и обладает как буферными, так и обеззараживающими свойствами. Мы же знаем: когда мы порежем палец, мы тут же инстинктивно начинаем зализывать рану, чтобы не занести инфекцию. Потому взяв за правило не сразу глотать, а медленно пережевывать еду, мы разгрузим свою иммунную систему. В процессе пережевывания еда не только ферментируется, но и упаковывается в некий контейнер – «пищевой комок». Это позволяет углеводам преодолеть кислую среду желудка и не потерять своих полезных свойств. 

Полная подготовка продукта во рту ощущается нами как потеря его плотности и вкуса – только тогда уже и можно глотать. Так организм будет меньше терять энергии при переваривании, лучше усваивать полезные компоненты, не станет откладывать жиры. При таком подходе к пережевыванию пищи будет правильно восстанавливаться и ротовая полость, и сам желудочно-кишечный тракт.

Так мы сможем насыщаться меньшим количеством пищи. У нас будет больше тратиться времени на еду, но насыщаться мы будем гораздо меньшим ее количеством. Пусть у нас на обед уйдет больше времени – не страшно. Можно усвоить опыт монахов – в монастырях за трапезой читают жития святых и другие душеполезные книги. Так же и мы можем слушать во время еды аудиокниги. У нас же не так много времени, чтобы читать. Вот и давайте отведем для этого, как в многовековом опыте обителей, время трапезы. 

При такой практике неторопливого питания мы не захотим уже ничем перекусывать на бегу. Мы будем просто уставать от этого процесса пережевывания. В конце такого обеда мы будем получать чистую ротовую полость: у нас за счет большего времени работы активной слюны растворяется все, от еды до налета. Мы в полной мере будем насыщаться, и нам уже не надо будет через пару часов тянуться к холодильнику. Человек к хорошему привыкает быстро. Говорят же: долго жуешь – дольше живешь.

Так наш организм с одного и того же продукта получит в пять раз больше энергии и при этом восстанавливаться будет значительно быстрее. Если мы уменьшаем зону агрессивного воздействия, мы автоматически увеличиваем зону восстановления. Например, при обычной нашей еде агрессивная среда в ротовой полости сохраняется 2–3 часа и еще столько же идет процесс восстановления, то есть 5–6 часов организм приходит в норму после приема пищи. При ферментации, которая обеспечивается тщательным пережевыванием, во рту не остается свободных углеводов, этим прекращается «подпитка» биологии ротовой полости, в результате жизнедеятельности которой и создается агрессивная среда. Эта среда будет растворять эмаль не более получаса. И соответственно почти все время до следующей трапезы будет идти восстановление организма. Так мы избежим не только кариеса, пародонтоза, мы сократим риски других заболеваний. 

У меня, например, есть предрасположенность к диабету второго типа, но он никак не проявляется. Точно так же, как у меня есть аллергия на массу аллергенов, но я ее не чувствую, организм со всеми этими проблемами справляется, если ему дать возможность работать в таком щадящем нормальном режиме. 

Это трудно объяснить и лучше ощутить на себе. И потом, когда вы вновь попадете в какие-то нетипичные условия, допустим, окажетесь в гостях, тогда вы и сможете в полной мере ощутить, как плохо себя чувствуете, как ужасно жили до того, как стали учитывать потребности организма в восстановлении и жизни в соответствии с биологическими часами. 

Еще один момент. Все знают, что запивать еду нельзя. Так мы действительно разбавляем желудочные соки. Мы не даем поработать ферментам, мы начинаем их вымывать. Если мы будем тщательно пережевывать пищу, нам просто не будет хотеться пить, из-за изобилия слюны. Пьем мы для того, чтобы побыстрей размягчить пищу и проглотить ее. Но мы должны понимать: то, что не пережевано, то и не будет усвоено. Особенно если запивать еду холодной газировкой, как это распространено, например, в фастфуд-ресторанах. Так можно тонны еды через себя пропускать, но усваиваться она не будет. Попробуйте собаке дать что-то очень холодное или очень горячее, она же не будет это есть, потому что просто чует, что это не усвоится. А у нас вся система общепита настраивает на то, чтобы потребляли все больше и больше. 

По данным антропологов, современный человек ест в 5 раз больше, а жует в 10 раз меньше, чем наши предки. К чему это привело, очень наглядно представлено в музее Йокогамского стоматологического университета. За огромный период, от Ханьской эпохи до конца Эдо, японцы практически не знали, что такое кариес. Изменение режима питания началось 200 лет назад, и сейчас у нас 100% поражение кариесом. Современные люди едят значительно больше именно потому, что нарушен процесс переваривания. Мы просто заваливаем лишней работой наш организм, загоняем его, заставляем работать «вхолостую». Все чаще в последнее время пропагандируется дробное питание. Без опоры на доказательную медицину в СМИ звучат лозунги: ешь чаще. Это поддержка организма в постоянном стрессе, мы не даем ему отдохнуть, завершить те процессы, которые он не успевает завершить. 

А начинается все с перекуса, подчас на бегу, с завтрака. Раньше завтраков вообще никогда не существовало. Завтраком называлось то, что осталось со вчерашнего дня «на завтра». «Кормить завтраками» – имелось в виду: кормить вчерашней, несвежей едой. До середины прошлого века против завтраков рабочие даже бастовали. Они были вынуждены есть рано, потому что потом, выходя на смену, они в течение рабочего дня не имели обеденного перерыва и могли поесть только вечером, после завершения работы. Ситуация разрешилась благодаря пикетам и забастовкам. А потом, в середине прошлого века, некий врач изобрел систему быстрого питания – овсяные хлопья, которые можно было заварить. Он написал несколько статей про то, что завтрак – это полезно. Его поддержали, растиражировали в СМИ. И буквально за два–три года завтрак вошел в моду… 

Кандидат медицинских наук Игорь Евгеньевич Кортуков

Кандидат медицинских наук Игорь Евгеньевич Кортуков

Важно помнить, что наше здоровье – в наших руках. Это не вопрос моды, речь идет о качестве нашей жизни. Иногда говорят про посты, про воздержание: «Это, мол, для монахов». Нет, это для людей. Для нашего же с вами блага. Бережное отношение к здоровью завещано нам в Новом Завете, так у апостола сказано: «Не знаете ли, что тела ваши суть храм живущего в вас Святаго Духа, Которого имеете вы от Бога, и вы не свои?»(1 Кор. 6:19).

Игорь Кортуков

Комментарии закрыты