В первые три года жизни закладывается 90% всего психического устройства ребенка. При этом существует важная духовная закономерность: как жизнь начинается, так часто она и заканчивается.

Многие святые отцы появление ребенка на свет сравнивают со смертью – для той жизни, которую ребенок имел в утробе матери. Это переход в новое качество. А смерть иногда называют вторым или третьим рождением. 

Что происходит с человеком, который скончался? Душа выходит из тела и какое-то время находится рядом с ним. Есть множество свидетельств реанимации, когда даже неверующие реаниматологи описывают случаи клинической смерти, а затем возвращения души в тело – иногда помимо воли медиков. При этом человек подробно рассказывает, что происходит с ним после клинической смерти, кто находится в палате, что говорит. Все это он видит как бы сверху; душа находится над телом и все это наблюдает. 

Есть литературные свидетельства о барнаульском чуде. Клавдия Устюжанина работала обычным продавцом в Барнауле, заболела, ее привезли в больницу, начали делать операцию, но неудачно, и она скончалась. Тело отправили в морг, там студенты-медики поупражнялись, вскрыли его, порезали, достали внутренности. Приходят на следующий день, смотрят, а она живая, кричит от боли. Ее – в реанимацию, и медикам пришлось констатировать дважды: один раз – что она умерла, другой раз – что является живой. Причем после смерти прошло двое суток.

Мать и дитя

Мать и дитя

Сама Клавдия очень уверенно рассказала, как общалась с Ангелами, с Божией Матерью. У нее был маленький сын Андрей, и она взмолилась: «Господи, моему сыну четыре года, кто ж его будет воспитывать!» И она так сильно, искренне просила, что ее вернули назад, душа вошла в тело, и она ожила. Клавдия настолько убедительно проповедовала, что люди крестились, приходили к вере. Она переехала в Сергиев Посад, там жила, молилась у Преподобного Сергия, скончалась, там ее могилка, где можно помолиться. А сына она вырастила, он окончил Московскую духовную семинарию и академию.

Клавдия очень ярко описала, как на самом деле выглядит невидимый для нас ангельский мир. Когда душа отделяется при смерти от тела, у нее возникает шок из-за того, что она видит огромный мир, опыта общения с которым раньше не имела. 

Так и ребенок, который рождается. Он был в утробе матери, и ему казалось: сижу, сижу, может, так всю жизнь и просижу. А здесь – раз, и оказывается: мир-то совсем другой. Здесь свет, запахи, какие-то дяди и тети. И ребенок не может понять, куда он попал, что происходит. Первый родовой шок у него длится неделю, до 10 дней, за это время малыш привыкает к тому, что он оторван от матери, от пуповины, от того кормления и образа жизни, в котором пребывал, где было тепло, хорошо, сытно. А здесь приходится осваивать совсем другой образ жизни. 

Должен ли супруг присутствовать при рождении ребенка или нет? Могут быть разные мнения. Существует такая точка зрения, что все-таки семья – это малая Церковь. Если супруг присутствует при родах, какой в этом смысл? Муж, жена действительно связаны в этой церкви, как настоятель, как дьяконесса. И когда появляется ребенок, то зарождается как бы приход в этой семье. Конечно, это общее, соборное дело всей церкви. И если супруг мог бы помолиться, поучаствовать, то это облегчало бы дело рождения. Потому что по Божиему наказанию женщина после грехопадения рождает в муках, бывает, в тяжких муках, которые иногда заканчиваются смертью. Святые отцы говорят: если мать скончалась при родах, то она – мученица. Сейчас же у нас медицина настроена на то, чтобы будущие мамы не рожали. И священникам приходится этому противостоять: все-таки идите на риск. Очень часто бывает, что риск надуманный. Господь по молитвам все покрывает.

Психологи вывели закономерность: если муж присутствовал при родах, сопереживал, видел, в каких муках появляется на свет его ребенок, то 85% этих мужчин никогда не бросают семью – какие бы ни складывались обстоятельства, отношения между супругами. 

Игумен Киприан (Ященко) с детьми

Игумен Киприан (Ященко) с детьми

Правда, наши роддома не приспособлены к тому, чтобы муж присутствовал при родах. В лучшем случае где-нибудь за стенкой он может постоять, помолиться, почитать Псалтирь или Евангелие. Но в последнее время появляются такие родильные дома, где возможно присутствие супруга. 

Следующий момент: когда ребенок появился на свет – где его место, где он должен находиться? Конечно, на груди у матери, ему бывает очень трудно сразу от нее отойти. А у нас практика, что малыша уносят в другую палату, да еще умудряются перепутать. Отнимание ребенка от матери должно быть постепенным, по крайней мере, не с первых минут его жизни. Потому что он и так не понимает, где оказался, а у него еще отбирают то, к чему он привык. Это – стресс, который может нанести травму ребенку. Есть физические родовые травмы, а есть духовные. Часто малыш бывает испуган. Его отняли от матери, он долго находился в одиночестве, в результате у него могут повредиться какие-то психические функции. 

Дальше идет очень важный период жизни ребенка, его духовного становления – от рождения до трех лет. Психологи утверждают, что в первые три года закладывается 90% всего психического устройства ребенка, что это некий коэффициент перед скобками, на который умножается вся дальнейшая жизнь человека. Первые три года – это период такой запечатленности. Именно в это время, по неведению родителей, может наступить духовная инвалидность. 

Говорят, в каждом возрасте есть свои соки, существуют какие-то уникальные вещи, которые человек воспринимает только в данный период. Если он в этом возрасте их не получил, не воспринял, то уже ни в каком другом не наверстает. 

Почему особо чувствителен возраст до трех лет? Кто здесь главный авторитет, воспитатель маленького человека? Мать, прежде всего. Какая деятельность ребенка определяет все его развитие? Познавательная. Психологи говорят: предметно-манипулятивная деятельность, манипуляции с различными предметами. Вы видите, как ребеночек тянется к крестику, к иконке, ему надо что-то ухватить, запихнуть в рот. То есть он все время с чем-то манипулирует, все время познает. Он может двигать стул и смеяться, потом еще двигать – и опять хохотать. Родители думают: что это он смеется? А он сделал открытие! Оказывается, малыш в состоянии воздействовать на предметы. Он – деятель, он может двигать – и стул двигается, он толкает – и дверь открывается. Все самые гениальные открытия его способностей происходят в первые три года. 

В духовном плане для нас очень важно, что в ребенке в этот период закладывается чувство материнской любви. Причем какой любовью любит мать, такая любовь у него и закладывается. Святые отцы, аскеты, монахи в своих трактатах удивительные ставят вопросы. Когда кормить ребенка: когда он кричит или в определенное время? Какой духовный смысл в этом? Святые отцы настаивают на том, что надо постепенно, аккуратно, но приводить ребенка к кормлению по времени. Почему? Вообще всякая ритмичность жизни успокаивает. В монастырях когда кормят? В обед один раз. Вначале приезжаешь, ходишь голодный, думаешь, когда обед. А потом в ритм втягиваешься, и все нормально. Ритмичность в питании задает ритм жизни. 

И потом, есть опасность, что, если ребенок кричит, а мы по его требованию сразу начинаем что-то делать, у него прямо с первых минут жизни развивается эгоизм. Он почувствовал: смотри-ка – закричал, и все вокруг бегают. Он становится центром жизни, начинает манипулировать взрослыми и порой превращается в тирана всей семьи. Мама и папа не знают что сделать – только бы он не кричал. А у него с первых моментов закладывается такая установка: я, мое желание – это самое главное. И если я чего-то требую, то все вокруг выполняют. То есть с первых минут появляется огромная гордыня. Вся остальная жизнь будет посвящена перевоспитанию этой гордыни, и еще непонятно, сможем ли мы что-то сделать. 

Противоположная гордыне добродетель – это любовь. Мать окружает ребенка нежностью, любовью, молитвой. Есть такой акафист «Млекопитательнице». Мать кормит, и с ее молоком ребенок впитывает молитву. Он тоже молится, в него входит духовность. 

Есть такой феномен госпитализма. После войны было множество людей, которые остались без родителей. Они содержались в госпиталях и не имели личного общения с матерью, опыта этой любви. И они вырастали очень жестокими, беспощадными людьми. 

Такой эксперимент проводили и на животных. У только что родившихся обезьянок отнимали мать, давали им ее подобие, чучело – с шерстью, внешне похожее на обезьяну. Но живого общения у них не было. Когда маленькие обезьянки подрастали и у них появлялись свои детки, они отворачивали им головы, убивали. Этот опыт повторялся множество раз. 

Все наши тяжкие отморозки, если посмотреть их биографию, это люди выброшенные и потому глубоко несчастные. Думаешь, откуда такая жестокость? А у него все атрофировано, он не знал материнской любви. Ну как это может быть компенсировано? 

Можно как-то вымолить такого человека, как вы думаете? У Бога все возможно, да. 

Ко мне год назад пришла девушка 20 лет. Когда она родилась, стояли январские морозы, это было в Сибири, и мать, выйдя из роддома, бросила дитя на крыльце. Девочка пролежала несколько часов, совершенно случайно осталась жива. Дальше вся ее жизнь – это сплошные мытарства. Вначале ее взяла бабушка, но бабушка умерла. И это великое чудо, что девочка осталась целомудренной, с потребностью к Богу, с желанием молиться. Но при этом она все-таки душевно искалечена, потому что ребенок не знал материнской любви. Поэтому старцы многих не благословляли усыновлять детей, говорили: «У них такая печать, что не хватит сил их отмолить». 

Следующий этап – от трех до шести лет, дошкольный возраст. В три года у ребенка появляется желание «я сам». Хорошее оно или плохое? Предположим, вы выходите с малышом в театр, в магазин, погулять; он садится и начинает зашнуровывать ботинки. Я, говорит, сам. Но моторика развита плохо, дырочки маленькие, шнурочки растрепаны, сборы могут продолжаться полчаса, может, и больше. Какие наши действия? Вместо него делать или помогать? Общая наша позиция: не заменять его – он же развивается в этом самостоятельно. У психолога Льва Семеновича Выготского (1896–1934) есть такое понятие, как область ближайшего развития – когда мы с ребенком делаем что-то вместе. А как именно, каким способом? Надо чуть-чуть ему помочь, но свободу ребенка все-таки не подавлять. 

Не хочет чистить зубы, что делать? Есть технологии создания выбора: как мы будем зубы чистить – в пижаме или без пижамы? Он мужественно выбирает – в пижаме. Мы будем завтракать через 10 минут или через 15? Пусть выбирает, проявляет самостоятельность. Он не хочет садиться за стол, но мы создаем ему ситуацию выбора, поддерживаем всякое самостоятельное действие. 

Кто главное воспитывающее лицо в дошкольном периоде? В классическом варианте родители должны дополнять друг друга. Как воспитать послушного ребенка? Покажите послушание, когда один слушается другого. Дети мгновенно начинают подражать. Если этого образа действия нет, можно сколько угодно возмущаться, что ребенок непослушный, – он другим не станет. Главный инструмент воспитания – это отношения между мужем и женой, которые формируют все основные качества детей в этом возрасте. У них же колоссальные подражательные способности, они, как обезьянки, все копируют! Родители часто возмущаются: «Ты откуда это взял?» Сами показали. 

Но самое печальное, что ребенок копирует на всю жизнь. С трех до шести лет закладывается семейная программа жизни. Когда девушки выходят замуж, а юноши женятся, эта программа отношений между их родителями воспроизводится, опять-таки на подсознательном уровне. Поэтому здесь закладываются духовные основы семьи. Если есть духовные отношения, иерархическая соподчиненность между мужем и женой, тогда все это возникает и в той семье, которую создает ребенок, это заложено в него с детства. 

Какой ведущий вид деятельности, через которую идет духовное развитие? Это – игра, игровая деятельность. Давайте назовем несколько игр, в которые играют дети дошкольного возраста. В дочки-матери, в казаки-разбойники, в прятки, в больницу, в магазин, в кухню, в церковь.

Что такое игра, какой у нее духовный смысл? Это модель будущей жизни, будущей деятельности. Кстати, еще в Древнем Египте в первые три года вокруг ребенка раскладывали разные предметы, и оказывалось, что малыш тянулся все время к одному-двум. Тянется к молотку – будет строителем. При этом дети чаще всего предпочитают определенные игры. 

Если вы желаете с ребятами дошкольного возраста как-то общаться, в вашем репертуаре должно быть несколько игр. Потому что самая простая игра очень сближает, это форма общения в этом возрасте.

Дошкольный период – это возраст сокровенной, непосредственной молитвы к Богу. Если мы приучили детей к молитве – она чистейшая, она ангельская. Некоторые дети вообще такой чистой жизнью живут, что видят Ангелов, для них это естественно. Этот возраст удивительный. Я приехал как-то к своему другу в Краснодар, у него дочка, четыре годика. Мы начали читать вечернее правило, она встала, помолилась, наверное, минут пять и говорит: «Все, благословите, я пошла спать, я с Богом примирилась. Я ему покаялась и попросила, чтобы Он ночью защитил». 

То есть ребенок в пять лет не может длительно молиться, читать 20 минут полное вечернее правило. Она кратко обратилась к Богу, от всего сердца, и пошла с радостью спать. И такая искрометная у них бывает молитва! Я знаю митрополитов и епископов нашей Церкви, которые, когда приезжают к таким маленьким деткам, просят: «Помолитесь за меня, грешного, ваша молитва вперед дойдет до Бога!» 

И ребенок в нежном возрасте иногда вымаливает родственников, сглаживает конфликты в семье. Он может быть самым большим миротворцем. С другой стороны, часто бывает, что ребенок болеет, страдает за все те катаклизмы, которые творятся между папой и мамой. Он – как мученик, бывает, даже умирает. Иногда происходят несчастные случаи. Сбила ребенка машина, совершенно ангельский был ребеночек, и все пожимают плечами: почему так произошло? А так Господь попустил, чтобы через такую жертву да стал мир. И тогда только взрослые успокаиваются, примиряются, в семье прекращается вражда.

Игумен Киприан (Ященко)Публикуется с сокращениями

Комментарии закрыты