Проповедь приснопамятного архимандрита Кирилла (Павлова)

Дорогие братия и сестры, всегда, когда мы совершаем молебное пение Преподобному Сергию, перед нашим взором встает образ кроткого и смиренного угодника Божия, который благодаря своим подвижническим трудам достиг такой высоты и святости жизни, что перед ним преклоняется всякое сердце человеческое, способное любить истину и стремящееся к нравственному совершенству. Всеми добродетелями наделен был от Бога за великие подвиги свои Преподобный Сергий, но особенно удивительны были кротость его и смирение. За кротость и смирение любили Преподобного современники – от бедного крестьянина до владетельного князя. Этими своими душевными качествами он и нас привлекает к себе: верующие люди притекают к нему, как к своему родному отцу, зная, что как в земной своей жизни отличался Преподобный необыкновенной кротостью и простотою, так тем более и теперь, когда предстоит он Престолу Царя Славы, где только одна радость и мир.

Преподобный Сергий, будучи и по природе своей смиренным, это свое природное дарование еще более усовершенствовал, свято храня заповедь Спасителя: «Научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем»(Мф. 11:29). Постоянно помня эти слова Господа, он всей силой души своей всегда стремился сохранять кроткое расположение духа и потому достиг поистине недосягаемой и неподражаемой чистоты и святости. Кротость – незаменимая и необходимая добродетель, которая должна быть присуща истинно христианскому сердцу; по этому признаку – кротости – христиане и должны отличаться от прочих людей.

«Кротость ваша да будет известна всем человекам»(Флп. 4:5), – пишет святой апостол Павел в своем Послании к Филиппийцам. Мы с вами именуемся словесными овцами стада Христова, а овца, как вы знаете, отличается кротостью, незлобием и терпеливостью. Поэтому и каждый из нас только в том случае может считать себя принадлежащим к стаду Христову, если он кроток и незлобив, как агнец. А те, которые не имеют Духа Христова, Его кротости и незлобия, те и не Его, как и Апостол говорит: «Если же кто Духа Христова не имеет, тот и не Его»(Рим. 8:9). На Страшном суде только овцы будут стоять по правую сторону Судии, а бодливые козлища – по левую; и только овцы будут введены в рай, а козлища отошлются в геенну.

Из Священного Писания видно, что кротость поставляется в числе первых добродетелей. Так и в ряду заповедей блаженства она стоит на третьем месте: «Блажени кротцыи, яко тии наследят землю»(Мф. 5:5). Поэтому для собственного своего назидания уясним себе при свете слова Божия и святоотеческих творений, что такое кротость и каковы ее свойства.

Кротость есть такое соединенное с осторожностью расположение духа, чтобы никого не раздражать и ничем не раздражаться. Преподобный Иоанн Лествичник говорит о ней так: «Кротость есть неподвижное состояние души, одинаково приемлющее как бесчестие, так и похвалы». «Если гнев есть припоминание затаенной ненависти, соединенное с желанием сделать зло огорчившему, то негневливость есть ненасытное желание бесчестия, подобно беспредельному желанию похвал в тщеславных. Негневливость есть победа над естеством вследствие подвигов, трудов, одерживаемая нечувствительностью к оскорблениям», – говорит он же.

«Кроткий, – по слову преподобного Ефрема Сирина, – если и обижен, радуется; если и оскорблен, благодарит; гневных укрощает любовью; принимая удары, не мятется; когда с ним ссорятся, спокоен; когда подчиняют – веселится, не уязвляется чужой гордыней; в уничижениях радуется, заслугами не кичится; со всеми мирен, начальству покорен; на всякое дело готов, чужд лукавства, не знает зависти».

Кроткий человек никогда не платит злом за зло, обидой за обиду; не сердится, не возвышает в гневе голоса на согрешающих и обижающих. Кроткий, будучи укоряем, не укоряет, терпя злострадания и напасти от других, не грозит мщением, но предоставляет мстить за себя Судии Праведному. В многосложной земной человеческой жизни встречаются разные обстоятельства, которые требуют, чтобы человек, не считаясь со своим личным спокойствием, всей душой встал на защиту правды и закона. И вот в этом случае и открывается высокое достоинство кроткого человека: в том, что он умеет превосходно защищать святую правду и честь без всякого раздражения и страстного волнения. Кроткий человек умеет искусно обличать нарушителей правды, не оскорбляя их. И когда они, движимые собственной злобой, осыпают его укоризнами, он великодушно принимает их и не отвечает тем же; ударяемый в одну ланиту, он всегда готов бывает, по заповеди Христа, подставить и другую.

Нельзя думать, что кроткий человек лишен нежной чувствительности и мало восприимчив к неблагоприятным внешним впечатлениям, будучи от природы равнодушен к собственной чести. Напротив, никто так не чувствует всей гнусности зла, всей мерзости порока и горечи безвинно переносимых оскорблений, как души кроткие, сосредоточенные в самих себе. Но дело в том, что кроткие силой доброй воли своей, своим дивным терпением укрощают праведный гнев свой, успокаивают невольное раздражение и всегда остаются в пределах самообладания, никогда не выходят из себя.

Добродетель кротости заключает в себе и смирение. В чем выражается смирение кротких людей? В их глубоком самоиспытании и осознании своих недостатков. Они подвергают испытанию и разбору не одни только свои недостатки, но и добродетели таким образом, что никогда не бывают вполне довольны собой, не считают себя совершенными, но, подобно апостолу Христову, всегда стремятся к почести вышнего звания, к высшему совершенству. Господь подает им Свое благодатное просвещение, научает их Своим спасительным путям: «Научит кроткия путем Своим»(Пс. 24:9), – возвещает святой псалмопевец Давид. Господь подает им мудрость свыше, которая, по слову Божию, «чиста, мирна, скромна, послушлива, полна милосердия и добрых плодов, беспристрастна и нелицемерна»(Иак. 3:17).

Высочайший пример кротости являет нам Сам Господь наш Иисус Христос, Который, будучи Творцом всего мира, с такой кротостью и терпением переносит все оскорбления, поругания, преследования, издевательства, биения, заплевания от Своего же создания – неблагодарного человека. И переносит все без ропота, со всецелой покорностью воле Небесного Отца. Он всегда поступал согласно со словами Своими: «Не ищу воли Моея, но воли пославшаго Мя Отца»(Ин. 5:30). Такую именно жизнь заповедал Иисус Христос и всем последователям Своим, как единственный путь в Царствие Небесное, открытое миру Его уничижением и кротостью.

«Блажени нищии духом, яко тех есть Царствие Небесное. Блажени кротцыи, яко тии наследят землю. Блажени изгнани правды ради, яко тех есть Царствие Небесное. Блажени есте, егда поносят вам, и изженут, и рекут всяк зол глагол на вы лжуще, Мене ради»(Мф. 5:3, 5, 10–11). Но не всякая кротость есть блаженная кротость. Не делает блаженными та кротость, которая состоит в природном мягкосердечии и тихости характера. Ибо это есть дар природы, а не плод усилий человеческого духа и потому не является добродетелью, которая давала бы обладателю своему право на Божественное благоволение. Не делает блаженным человека и та кротость, которая состоит в каком-то мрачном усыплении духа и жизненных сил и потому справедливо называется слабостью. Это – род духовного расслабления, который имеет нужду в духовном же врачевании.

Святая кротость, усвояющая себе блаженное наследие, не дар природы, но плод веры и любви к Господу Иисусу Христу, смиряющей гордость нашего ума и смягчающей жестокость нашего сердца. Истинная кротость рождается от глубокого сознания своей духовной нищеты и бедности, растет и усиливается укрощением буйных движений ветхого нашего человека, питается покаянным молитвенным плачем и услаждается примером Божественной кротости Господа Иисуса Христа.

Поэтому при всей видимой и привлекательной скромности нет и не может быть истинной кротости там, где нет сознания грехов и душевных немощей, где нет чувства умиления и сокрушения и нет частых благоговейных воззрений на святую жизнь Спасителя нашего Иисуса Христа.

Обладая всем существом стяжавшего ее человека, кротость является между тем в различных видах. Так христианская кротость есть кротость ума, или вера в Божественное Откровение, когда человек с младенческой простотой принимает слово Божие и полагает его в основание своей внутренней и внешней жизни. Христианская кротость есть кротость сердца, то есть послушание, когда человек, отвергая собственную волю, со всей готовностью покоряется воле Божией и свято исполняет заповеди Небесного Отца; удерживает нечистые порывы своего гнева и ярости, сохраняет благое расположение ко врагам и обидчикам, прощая наносимые ему обиды.

Христианская кротость есть кротость уст и языка, или смиренное молчание, когда человек, убегая празднословия и срамословия, противных любви христианской, хранит благоговейное и спасительное безмолвие. Христианская кротость есть кротость всех поступков и всего поведения, или братолюбие, когда человек во всех случаях и со всеми обращается скромно, дружелюбно и уважительно.

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Архимандрит Кирилл (Павлов)

Кроткий человек во всяком положении и состоянии сохраняет мир души и чувствует себя блаженным. А что может быть выше и дороже душевного спокойствия? Чего мы ищем в мире более всего, как не спокойствия? Напротив, никто так не злополучен, как не имеющий мира и спокойствия и находящийся в непрестанном смятении и страхе, ибо тогда ни богатство, ни слава, никакое вообще земное благо не имеет цены. А при спокойном душевном состоянии человек и в низкой доле, и в бедности бывает доволен и счастлив.

«Начало негневливости – молчание уст при смятении сердца; средина – молчание помыслов при кратком смятении души, а конец – незыблемая тишина при дыхании нечистых ветров», – говорит святой Иоанн Лествичник. Поэтому нам, стремящимся к угождению Господу и совершенству, должно всемерно стараться поддерживать в себе дух кротости, подавляя всякое раздражение и гневливость. Преподобный Серафим Саровский говорил: «Стяжи дух умиления и кротости, и ты сам спасешься и других спасешь». Дух кротости приобретается победой над своим растленным сердцем, и сейчас он нам, как никогда, нужен. Мир вносится в общество, в семейство только кроткими. У матери блаженного Августина блаженной Моники муж был весьма вспыльчив и имел крутой нрав, но она жила с ним согласно и спокойно, так что подруги ее, часто ссорившиеся со своими мужьями, просили у нее совета, как бы смягчить их строптивый характер. «Любезные подруги, – отвечала она, – вы сами виноваты, что терпите большие оскорбления от мужей: вы на каждое оскорбительное слово отвечаете досадой и взаимным оскорблением и тем больше их огорчаете. А я, когда вижу, что муж мой сердит, молчу и только в душе молюсь Богу, чтобы возвратилась тишина в его сердце. Его вспыльчивость проходит сама собою, и я всегда спокойна».

Чтобы избежать гнева и раздражительности и стяжать дух кротости, нужно больше познавать свое сердце, самого себя, свои погрешности и не смотреть на чужие грехи. Поступая так, мы узнаем, что большая часть раздоров происходит из-за нас самих: из-за нашего самолюбия, гордости, неосторожности и своенравия, и тогда мы научимся быть снисходительными к другим, прощать их слабости и недостатки и быть со всеми кроткими и терпеливыми. Надо уметь господствовать над своим сердцем в минуту, когда нам нанесено оскорбление, подавлять в себе гнев и неудовольствие в самом начале и не тотчас отвечать и действовать, а дав себе немного успокоиться.

«Останови зло в самом его начале, – говорит святой Василий Великий, – всеми мерами истребляя в душе гнев. Укорил кто тебя – а ты благословляй; бил – а ты терпи. Презирает и за ничто почитает он тебя? А ты приведи себе на память, что из земли ты составлен и в землю опять возвратишься. Когда тебя смущает искушение сказать укоризненное слово, то представь себе, что ты должен решить: приблизиться ли тебе к Богу через долготерпение или же через гнев предаться на сторону противника. Дай время своим мыслям избрать благую часть. Но больше всего должно искренней молитвой обращаться к Богу, чтобы Он дал дух кротости и терпения и Своей Благодатью укрепил наше сердце в кротости и незлобии, потому что это дары Духа Святаго».

Дорогие братия и сестры, Господь призывает нас к счастью земному и небесному через жизнь в духе евангельской кротости. Кротких любят люди, их любит и Господь. «На кого воззрю, токмо на кроткаго и молчаливаго и трепещущаго словес Моих»(Ис. 66:2), – говорит Он через пророка Своего. Обращаясь взором к кроткому и любвеобильному Преподобному Сергию, будем подражать ему по мере сил в этой добродетели и молить его, чтобы он вел нас таким путем, каким шел сам, и своим молитвенным предстательством испросил нам у Господа дух кротости, терпения и незлобия, который так необходим каждому из нас, чтобы прямым путем, беспреткновенно достигнуть обещанного успокоения и блаженной жизни со всеми угодившими Богу, чтобы на Страшном суде быть поставленными по правую сторону и услышать вожделенный глас: «Приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира»(Мф. 25:34). Аминь.

Архимандрит Кирилл (Павлов), 1960 г. 
Публикуется с незначительными сокращениями

Комментарии закрыты