Почитание родителей, шире – старших, известное как пятая заповедь, занимало особое место в отечественной истории и являлось стержнем традиционного общества. Именно оно позволяло выстроить иерархию в обществе, а не многомерное броуновское движение разного рода индивидуумов. Божий замысел не есть сеть – «да избави меня от сети ловчей…», а иерархия – с Отцом Небесным во главе.

Не почитая старших, трудно научиться почитать Господа. Навык отсутствует, не сформирован. К сожалению, социальная политика, направленная на разрыв поколений, по-прежнему остается весьма востребованной в России. С началом российской катастрофы на поколение юных была сделана особая ставка. Новая поросль призвана была стать необразованной (эксперименты со школой) и беспринципной. Такими легко манипулировать.

Именно в современной РФ, вступившей на мировую дорогу цивилизации, вопреки всему предшествовавшему историческому опыту, молодых стали пестовать, противопоставляя старшему поколению, целенаправленно отторгая зрелость. Требовался новый тип личности – с психологией временщиков. Развернулась (назовем ее условно) операция «Молодежь», ставшая в эпоху глобализации (в том числе и далеко за пределами России) технологией разрушения государственности. При этом использовались простые, вполне отработанные методики – «мода на молодежь». Ее выдвигали в хозяева жизни, снабдив лозунгами: «Будьте успешны!» Так появился в России вирус, носители которого стали рассматривать свою молодость как козырную карту той самой успешности.

В том же ряду и другие призывы – «Наслаждайся!», а также типичное жизненное кредо эпохи российского безвременья – «Я никому ничего не должен». Таким образом, оформилась особая, невиданная ранее в России привилегированная каста – «молодые». Они не ощущали себя звеном в цепи поколений и, наполненные собственной значимостью, оказались замкнуты непосредственно на себя, вполне соответствуя навязанным им примитивным мировоззренческим ориентирам.

Сегодня есть своего рода инкубаторы по взращиванию молодых функционеров, руководящих кадров преимущественно от «Единой России». Есть разного рода молодежные парламенты. Чуть ли не с детского сада поощряются игры в руководителей, вплоть до президентов. Дети не приучаются ни к труду, ни к послушанию, но с малых лет их учатся руководить, напитываться собственной значимостью. Какое тут христианское смирение? Молодежь, не умеющая стоять на плечах предыдущих поколений, не ощущающая себя звеном единой цепи праотцев и правнуков, не имеющая понятия об ответственности перед Богом и Родиной, массово направляется на руководящие посты. Последствия известны, примеры можно множить. Слава Богу, существуют ответственные, замечательные, достойные молодые люди, но речь не о них, а о тенденции, которая доминирует и дает свои горькие плоды.

Напомним, что навязанный либеральными установками «новый тренд» выдвижения молодых был опробован и на Кавказе, но там быстро спохватились – сказались вековые традиции и мудрость старейшин. А в корневой России – нет. Показатель здорового общества – уважение к старшим, солидарность поколений, преемственность опыта и способность к научению. Какие замечательные в этом смысле были советские фильмы – «Большая семья», «Дорогой мой человек» и пр. – многие из киношедевров тех лет подтверждали эту важнейшую христианскую заповедь.

Приняты поправки в Трудовой кодекс о возрастном ограничении до 65 лет для руководителей вузов и научных подразделений (всей науки, не только РАН). Последствия губительны для развития отечественной науки, которая является важнейшей составляющей в системе государственной безопасности. К тому же в ученой среде возраст всегда был скорее достоинством, чем недостатком. Обреталось имя в науке, приходили опыт, знание и… снисходительность. Должен быть единственный критерий – дееспособность. То же касается и массовой замены главврачей в Москве в такой чувствительной для населения социальной сфере, как здравоохранение.

Наталья Яковлевна Лактионова

Наталья Яковлевна Лактионова

В России давно и целенаправленно идет разрушение связки «учитель–ученик». Экран и компьютер призваны подменить собой учителя.

Показательно также следующее. Многие годы внедряется совершенно губительная практика через рейтинговую систему оценки педагогов студентами (наглядная антииерархия). Это тиражирует, например, много послужившая деградации отечественного образования и науки Высшая школа экономики (как приговор образовательной традиции звучит даже ее обиходное название – «вышка»). Через рейтинговую систему преподаватель оказывается у студента на крючке – лишний раз в аудитории нельзя даже сделать замечание. От рейтинга зависят премии, статус и даже сохранение либо потеря рабочего места. Причем эта порочная система подается как некая новация. И еще – из того же ряда. Сомнительными являются эксперименты со школой, где уроки дают вместо учителя сами ученики. На первый взгляд, вполне допустимо. Но школа – это не игра Авторитет педагога девальвируется. В сознание школьников внедряется убеждение, что учителем может быть любой.

Святая Церковь знает подобающее место юности: «От юности моея мнози борют мя страсти…» А Вечная Книга – Библия – дает ответ и на вопрос о соподчиненности поколений, отражая печальную судьбу царствования царя Ровоама, сына Соломонова, который напутствиям старцев предпочел советы своих ровесников – молодых. Результатом стало разделение единого царства, наступление эпохи духовного упадка и смут. Очень поучительно. И главное – не почитая старших, трудно научиться почитать Господа.

Как-то пришлось выступать на большом форуме в МГУ им. М.В. Ломоносова как раз по проблеме искусственного разделения поколений и необоснованного продвижения молодых на руководящие должности. Аудитория была в значительной степени молодежная – представители разных вузов и научных организаций Москвы. Обратила внимание, как многие из них активно кивали в знак солидарности, поддерживая выступление. Именно этим, входящим в жизнь поколениям, приходится страдать под началом руководящего молодняка. Им негде набираться опыта. Кстати, вышли в публичное пространство обвинения в плагиате при написании диссертаций отдельных представителей невиданно молодых для ректорского кресла современных функционеров-менеджеров. Уважаемых ученых и опытных руководителей зачастую меняли на молодое ничто. И это еще в лучшем случае. Нередко просто появлялась команда разрушителей, перекраивающая все под свою необузданную фантазию. Где-то ситуация не была столь острой. В целом, однако, положение крайне серьезное. И несомненно, есть счастливые исключения, способные обращаться к опыту, накопленному старшими поколениями. Но это явление нетипичное.

Получившие плохое образование и исполненные самомнения, молодые люди уже много набедокурили на тех местах, которые не соответствуют ни их опыту, ни их нравственной позиции. Примеров бездумного назначения молодых, отнюдь не только в науке, – множество. И они весьма удручающие (думаю, многие могут вспомнить нечто подобное из собственного опыта). Причем в реальном производстве результаты проявляются более наглядно.

Знаю о последствиях эксперимента (добровольного, а не как в науке – принудительно-законодательного) на когда-то крупнейшем подмосковном предприятии, не столь грандиозном, как ранее, но еще сохранившемся на плаву. В середине нулевых руководство этого завода отправило в массовом порядке на заслуженный отдых старшее поколение, делая ставку на молодежь. В результате производственный цикл едва ли не был сорван. Администрация предприятия, правда, быстро спохватилась и пошла на поклон к тем, кого выпроводила в пенсионеры. Несмотря на нанесенные обиды, многие вернулись, в первую очередь из чувства долга, переживая за судьбу производства. Следует, видимо, давать какие-то ориентиры и формировать чувство меры у тех, кто назначает, и тех, кто от подобных назначений не отказывается.

Для наглядности неправомерности и уж во всяком случае – относительности возрастных критериев – приведем известный исторический пример. Непобедимому Александру Суворову было 70 лет, когда он совершил немыслимый, легендарный, переход из Италии через швейцарские Альпы. Однако в современной, пренебрегающей традициями новой России давно запущен долгоиграющий миф о недееспособной старости. Сейчас он даже несколько нивелирован (особенно в связи с очередным стремлением отечественной элиты снять груз социальной ответственности с государства в виде пенсионной реформы), но не исчез.

Совсем еще недавно для многочисленных СМИ и их экспертов вполне допустимым был неприемлемый, с точки зрения критериев нравственности, термин – «неэффективное поколение». Последнее провинилось перед «эффективными менеджерами» как раз в том, что не принимало западных ценностей. Чтобы исправить нашу жизнь, следует проблему выявлять, а не затушевывать. Уважение к старшим – всего лишь следствие традиционного воспитания, которое вполне готово востребовать общество, уставшее от разгула демократии в России.

Наше поколение во многом застало то время (особенно его ощутили подростки послевоенных лет), когда все мы были общими детьми. И каждый взрослый был для нас вроде родителя. Старшее поколение сообща отвечало за младших. И мы чувствовали себя защищенными в этом окружавшем нас надежном взрослом мире. Вокруг было мало равнодушных – и замечание могли сделать, и угостить, и поговорить «по душам», и научить, и вовлечь в какое-то общее важное дело. Спаянность поколений была явной, наглядной. Двор–школа–страна – все было выстроено по семейному принципу. И хорошо бы что-то постараться привнести оттуда в новую, по чужим лекалам устроенную жизнь.

Взрослые зачастую пугаются подростков. И нередко не без основания. Но иногда очень важна реакция старших и солидарный отпор свидетелей того или иного безобразия. Дети часто прощупывают степень дозволенного и, привыкнув к безразличию, демонстративно пренебрегают моральными устоями, бросая тем самым вызов во многом потерявшему себя взрослому миру, который допустил вторжение скверны в их когда-то доверчиво распахнутые души. Главное – неравнодушие окружающих и, разумеется, – школа, которой необходимо возвращать воспитательную функцию. И здесь встает вопрос проблемы подготовки кадров и возможность посещения школы священником.

Кроме того, систему образования необходимо спасать от электронно-цифровых экспериментов и разрушительных действий Министерства образования и науки, во главе которого впервые оказалась совершенно непрофильная фигура – финансиста. Последнее свидетельствует о том, что обозначенные в наименовании этого органа задачи перед этим ведомством не стоят. Оживление в стане проводников идей мировой глобализации в настоящее время более чем ощутимо. Но за молодое поколение необходимо бороться, и в России идет общественное сопротивление губительным процессам.

Отметим, однако, и вполне проявившиеся в обществе конформизм и беспринципность, нередко воспринимаемые как – наиважнейшее. В постсоветской России разрыв с поколением отцов был искусственно усугублен безудержной демонизацией советского периода. Кстати, на чем воспитано поколение «майдана»? На русофобии и антисоветизме. История нашей страны никогда не была черно-белой. Есть трагические страницы, нередко крайне тенденциозно истолкованные (но это отдельный разговор), а есть технология развала страны и спекуляция на драматических периодах нашей истории.

Сегодня на повестку дня встает изменение вектора развития России и того пагубного политического курса, который проводился в стране последние десятилетия. Восстановление разорванных межпоколенческих связей – едва ли не первоочередная задача на этом пути. Сверху идут импульсы совсем иного рода. И в этой связи очень важны инициативы снизу. Общество может выступить важным регулятором в деле собственного самосохранения, возрождая традицию и норму как необходимые и главные параметры своего жизнеустроения. Важен вектор, направленность социальных усилий. А дальше – Господь поможет на этом пути.

Наталья Лактионова

Справка
Наталья Яковлевна Лактионова, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Отделения международных экономических и политических исследований Института экономики РАН

Комментарии закрыты